яя

Верхний пост

В комментариях  возникают недоразумения. Чтобы каждый раз одно и  то же не проговаривать, пишу сюда.  

С кем я не воюю и никогда не воевал:

Collapse )
  • Current Mood
    busy
яя

(no subject)

Ну вот, многие мечтали о карантине - не прошло и двух дней, как он фактически введен. Те, кто успел уехать на обустроенные дачи, обеспечили себе вполне сносное существование. А вот в городе будет туго. Если установится жара уровня июня прошлого года, а лето, не дай-то Бог, как в 2010, то как бы не взвыть.
Тогда пожилые умирали просто от духоты, без всяких вирусов и невозможности выйти погулять. А московский мэр резвился со своими пчелами в собственном поместье.
Все здоровья и  терпения.
P.S.
Как легко, оказывается, всех нас отправить в «дисциплинарный санаторий». Ни судов, ни чрезвычайных «троек», ни стукачей, ни провокаторов…
Одна только забота о нашем же собственном здоровье.
Вот как, оказывается, будет выглядеть посттоталитаризм XXI века: сами проволоку намотаем, сами ток подведем.
Лишь бы не заразиться.
P.P.S. Пока в Москве. На очереди Питер, наверное? Вот там самоизоляция будет от души — особенно в очередях в туалет в коммунальных квартирах. ..
--
яя

(no subject)

Как я и предполагал, голосование по конституционным поправкам перенесено на неопределенный срок.
Совершенно необходимая мера.

А вообще, можете закидать меня тапками, но озвученный Путиным комплекс мер в условиях нарастающий эпидемии выглядит вполне адекватным.

Может быть не достаточным, но необходимым. Конечно, есть неприятные моменты, но касаются они не большинства.

Надо же, насколько мы привыкли или приучены ждать от власти исключительно неприятностей.

А у вас какие впечатления?

яя

(no subject)

Большой разговор о конституционных правках и том, что происходит вокруг этого.
К сказанному ниже добавлю лишь маленький штрих: усилиями наших недолибералов, протащивших ельцинскую конституцию сквозь жерла танковых орудий, на защиту конституционного строя в России сейчас никто не выйдет.
Хотя предлагаемые поправки, вне всякого сомнения, означают для страны большой исторический шаг назад.
Увы, неважный звук— техника

https://www.youtube.com/watch?v=hZXAAF1YXrM
яя

Послезавтра обязательно наступит

События в мире разворачиваются настолько драматично., что впору поверить в диверсию внеземных цивилизаций, или войну с рептилоидами.
По планете разливается опаснейшая за последние сто лет пандемия и одновременно раскручивается спираль крупнейшего за многие десятилетия финансово-экономического кризиса.
Вашингтонский «Институт международных финансов» за один март  месяц снизил прогноз роста мировой экономики с 2,6 процентов до 0,4 процента, и это при условии, что к середине года эпидемия COVID-19 затихнет.
Это «средняя температура по больнице», а в отдельных странах спад производства может достигать беспрецедентных масштабов.
И никаких гарантий затухания эпидемии, насколько можно судить по сообщениям СМИ, не просматривается.
Наоборот, создается впечатление, что самое страшное еще впереди.
Будем, разумеется, надеяться на лучшее, но готовится стоит к худшему.
Я не отношусь к сторонникам теории заговора и не верю в злой умысел неизвестных террористов.
Хотя бы потому, что коронавирус — зараза, которая, судя по всему, не знает жалости ни к европейцам, ни к азиатам, ни к бедным, ни к богатым, ни к коммунистам, ни к либералам…
Всем достается (или может достаться в самое ближайшее время).
Теоретически нельзя, конечно, исключать появления некоего сумасшедшего человеконенавистника (или секты, наподобие Аум Синрике — помните, газ в Токийском метро распыляла?), но специалисты в один голос утверждают, что зловещий вирус имеет естественное происхождение.
Так что самый актуальный вопрос, обычно возбуждающий общественность — «Кто виноват?» — мы оставим без ответа (по крайней мере до получения дополнительной информации).
Не смогу я и активно поучаствовать в дискуссии на животрепещущую тему: «Что делать?», поскольку дальше банальных гигиенических рекомендаций мои эпидемиологические познания не идут, а всякие политико-экономические спекуляции до завершения пандемии абсолютно беспредметны.
Но вот на тему постпандемического мироустройства мне бы хотелось немного порассуждать.
Начнем с констатации того факта, что значительная часть государств мира (причем государств первоклассных) оказалась совершенно неподготовленными к борьбе с опасной эпидемией.
Притчей во языцах в этом плане стала Италия, где ситуация развивается прямо-таки по апокалиптическому сценарию. Удивительная быстрота распространения вируса и рекордная смертность в одной из самых развитых стран мира ставит в тупик экспертов. Объяснения этим феноменам даются самые разные, но ни одно из них не выглядит убедительным.
Не намного отстают от мрачных итальянских рекордов и другие государства Евросоюза, за исключением, пожалуй Германии, где медикам удается держать смертность от вируса на относительно низком уровне.
И это при том, что тоталитарный Китай (судя по официальным данным) практически победил эпидемию, а в некоторых странах с преобладанием традиционного общества, ситуация далеко не так плачевна, как в Европе.
Консерваторы и традиционалисты всех мастей, а пуще всех наши российские охранители, трубят об очередном (на этот раз окончательном) Закате Европы, а вместе с ней и всей либеральной цивилизации.
Еще одна популярная тема — видимый невооруженным глазом кризис Евросоюза.
Понятное дело — наметился он не сегодня и даже не вчера, а после наплыва беженцев и Брексита о нем не говорит только ленивый. Но то, что происходит в Европе сегодня,  выходит за все мыслимые рамки: это уже не кризис, а полураспад. Где евросолидарность, где Шенген, где эталонная открытость Европы?
Недоброжелатели объединенной Европы удовлетворенно потирают руки и предрекают окончательный крах Евросоюза, а следом и глобализационного проекта в целом.
Кажется, что время потекло вспять и вскоре мы окажемся свидетелями распада Европы на множество враждующих государств и карликовых княжеств, не способных объединиться даже перед лицом новых варварских нашествий
(А о том, что такие нашествия вскорости воспоследуют позаботится наш партнер Эрдоган).
В США — вечный Трамп (ну не вечный, долгий), в Китае — вечный Си, в России — вечный Путин.
А между ними и вокруг них множество маленьких и побольше автократов и диктаторов.
И повсюду — стоны поверженных либералов, взыскующих нового Ельцина, как коммунисты - Сталина.
И традиционные ценности до зубовного скрежета.
И вечный  оруэлловский 1984.
Не верите?
Правильно делаете. Я тоже не верю в эту страшную дугинскую сказку.
Хотя бы потому, что для ее реализации требуется множество отмороженных пассионариев.
А после кончины Лимонова их осталось малая толика, наперечет.
Да и те, что есть, обленились.
А что же будет после того, как потеряет свою смертельную силу страшный коронавирус, как завершится (к удовольствию министров-капиталистов) очередной «последний кризис капитализма»?
Неужели все вернется на круги своя?
Нет, не вернется.
Хотя бы потому, что мы являемся не просто свидетелями (и пассивными участниками) очередного кризиса капитализма.
Дело обстоит куда серьезнее — на наших глазах разворачивается грандиозная картина общего кризиса человеческой цивилизации, как составной части биосферы.
Но об этом в следующий раз.
яя

воспоминания моего сына об Эдуарде Лимонове (фрагмент)

Вместо абстрактных, многословных и никому не нужных размышлений о противоречивом пути Эдуарда Лимонова, которые никому не интересны, ибо все уже давно определились со своими "за" и "против", я решил написать несколько коротких заметок о покойном в любимом мною и уже знакомом вам жанре рассказа-фотографии, запечатленного в художественной форме в моем сознании. Пою о том, что вижу. Правдиво и без всяких прикрас, не щадя покойного, который и сам никого не щадил: ни мёртвых, ни живых.

Казармы Монкада

После суда, в котором я добровольно и бесплатно представлял интересы партии "Другая Россия", Эдуард дружелюбно пригласил меня в гости "поболтать о всяком". Я взял пару бутылок испанского красного и пришёл к нему в его просторную квартиру, которая поразила меня своим убранством - в духе скупого минимализма. Мебели было мало, книг, кстати, тоже, зато было много свободного пространства и света, а посреди большой комнаты зачем-то стояла гиря - живое свидетельство культа тела, который проповедовал Лимонов многие годы.

- Я её уже давно не поднимаю, - бодро сказал Лимонов, заметив мой насмешливые взгляд, - здоровье не то.

Затем он вышел на кухню и вернулся с маленьким блюдцем, на котором лежало несколько слив.

- Это мой ужин. Я так питаюсь. С юных лет привык мало есть.

Я пожал плечами. Я привык есть много и к этому моменту весил уже сотню килограммов. Я уже давно брился наголо, ходил в зал, а дома у меня была не гиря, но штанга, которую я регулярно поднимал.

Я достал свои бутылки с вином, передав их хозяину.

- Ууу, - протянул Лимонов, - какое вы пьёте, - я-то себе такое позволить не могу.

Он достал свои две бутылки, по-моему крымского. В его словах мне почудилась насмешка. Возможно, он посчитал меня буржуазным. Да, я и был буржуазным, впрочем, как и он, на самом-то деле.

Выпив изрядно вина, мы разгорячились и разоткровеничались. Мне захотелось пошутить над ним, задать ему неудобный вопрос, а у меня их к нему скопилось немало. Я немного подумал и спросил.

- Эдуард, а где ваши казармы Монкадо?

Он удивлённо и неприязненно посмотрел на меня. А я специально выбрал такой вопрос, поскольку штурм казарм Монкада был своеобразным идеологическим фетишем многих левых революционеров.

- В каком смысле, Даниил?
- Ну, где ваш итоговый героический подвиг, где вооружённое восстание кучки идеалистов? Вы же этого хотели или нет?

Он подумал, но недолго.

- Понимаете, Даниил, в современном мире это крайне сложно. Средства слежения, прослушки, агентурная работа. Почти невозможно. К тому же, наша казахстанская акция.... Вы ведь знаете, чем она закончилась.

Я кивнул.

- Нет, сейчас это совершенно невозможно. Такими малыми силами, нет.

Я задумался, подбирая второй вопрос. Своего собеседника, его увлечения и кумиров я изучил хорошо.

- Но ведь Мисима считал иначе. И он попробовал, так ведь? Трагическая попытка, но она состоялась.

Эдуард посмотрел на меня ещё более мрачно.

Не помню, что он точно мне ответил, но разговор как-то быстро пошёл к концу.

Я встал, а Лимонов встал за мной - проводить меня.

- Хорошая у вас походка, Даниил. Командирская такая, - добавил он с благожелательной насмешкой.

Затем он посмотрел в глазок, проверяя лестничную площадку, чем меня удивил, попрощался и выпроводил меня за дверь.

яя

(no subject)

Не друзья. Не соратники. Когда-то — целую жизнь назад — курили одну сигарету на двоих и были на «ты». Потом почему-то перешли на «Вы», сохраняли дистанцию, но в трудную минуту он тут же пришел на помощь.
Я не знаю, каким он был писателем, не берусь оценивать. Но он был Личностью. Личностью в истории и останется точно.
Прощай,Эдуард. Покоя ты точно не хотел, но кто его знает, что «там». ..
яя

(no subject)

Есть некая вероятность, что голосование по поправкам к конституции все-таки будет перенесено.
По крайней мере, надеюсь, что у властей хватит ума не искушать (во всех смыслах) судьбу.
Кстати и Матвиенко, заявившая, что голосование обязательно должно состояться, слегонца намекнула на возможность перенесения даты.  Дескать, все будет зависеть от обстоятельств и ситуации с коронавирусом.
Хотя В России принято (и сверху, и снизу) наплевательское отношение к человеческой жизни.  Но жизнь жизни рознь (грустный смайлик). Может быть, им и выгодно было бы объявить карантин 23 апреля, но вирус может пойти и вверх  по социальной лестнице. От избиркомов и выше. 
И, судя по ситуации в соседних странах, избежать масштабной эпидемии нам вряд ли удастся.
Сколько бы улыбчивые телеведущие не уверяли нас, что «в СССР секса нет».
А ежели (не приведи Господь) грянет, как в Италии, тут уж и вовсе не до конституции будет.
Да и вообще, не до политики
Думаю, мы еще не отдаем себе отчета в последствиях этой пандемии (каковы бы ни были ее причины).
Похоже, мир соскальзывает с почти покоренной вершины глобализации в долины регионализации и изоляционизма.
Не только и не столько из-за вируса, разумеется.
Но уж очень вовремя появился.
Придется приспосабливаться к новой реальности.
По крайней мере, на какое-то время.
Главное, не свалиться в хаос и полную архаику.
Пересидеть, а там посмотрим.
яя

(no subject)

Акатизия.
В России самые радикальные революционеры обычно сидят в Кремле.
Им только не мешайте — они сами все разрушат до основания, а затем…
А затем цикл начнется с начала.
Так было и в начале ХХ века, и в конце его.
Похоже, власть просто не в состоянии дать народу жить спокойно, обязательно нужно со страной поэкспериментировать: в войнушку поиграться, конституции попринимать, на нефтяном рынке повыкаблучиваться…
Причем, чем спокойнее внутриполитическая ситуация, чем слабее оппозиция. тем больше шансов, что властьимущие увлекутся политическими экспериментами.
В медицине такое состояние называется акатизия.
Причины возникновения самые разные.
Иногда — последствие алкоголизма, наркомании, болезни Паркинсона.
Что в нашем случае — не знаю.
Под кремлевским столом не сижу.
Но вижу, что надежд на исцеление немного.
яя

(no subject)

Тревожно как-то.
Сразу несколько обстоятельств внушают тревогу.

Во-первых, конституция.
С каждым днем все отчетливее приступает авторитарный каркас предлагаемых изменений.
А тут еще Путин заявил, что весь пакет поправок вступит в силу немедленно после подведения итогов голосования.
Торопятся.
Это значит, что уже в конце апреля мы все окажемся в новом государстве: гиперсуперпрезидентской республике, стремительно отслаивающейся от всего мира.

Во:- вторых, вирус.
Не берусь судить об эпидемиологической опасности новой инфекции, но то, что эта эпидемия объективно способствует росту изоляционистских настроений - факт.

В третьих, конфликт в Сирии и обострение отношений с Турцией.
Не думаю, что дело дойдет до совсем большой войны, но летний отдых сотен тысяч россиян может сорваться. Живой пример - заморозка египетских курортов.
Кто- то скажет, что это мелочь, по большому историческому счету.
Возможно.
Но в данном случае - очень симптоматичная мелочь.
Ведь сразу привыкшую к загранпоездкам страну не закроют. Тут требуется постепенность.

Очень удачный момент получается для захлопывания мышеловки.

Скажете, что нагнетаю?
Дай бог, чтобы я ошибался.
Это как раз тот случай, когда я с восторгом признАю ошибку.