?

Log in

No account? Create an account
яя

ivkonstant


Илья Константинов


[sticky post]Верхний пост
яя
ivkonstant
В комментариях  возникают недоразумения. Чтобы каждый раз одно и  то же не проговаривать, пишу сюда.  

С кем я не воюю и никогда не воевал:

Read more...Collapse )

Основной закон революции (почти серьезно).
яя
ivkonstant


Это неправда, что история ничему не учит - еще как учит!
Просто мы плохие ученики: непоседливые, ленивые...
А главное - трусоватые: стыдимся увидеть в прошлом своих двойников, боимся разглядеть контуры страшного будущего.
Лучше не вглядываться, а сложив пальцы крестиком, как в детской игре воскликнуть: "Чур, я в домике".

Тем более, что маленькому человеку (даже занимающему бо-о-о-льшую должность) никакие уроки истории не нужны.
Правила преуспевания в современном социуме просты, как шпалы (не даром хомо сапиенс за последние тысячелетия потерял, говорят, 10% мозга).
И главное из них: "Ты начальник - я дурак, я начальник - ты дурак".
Следуй, старайся и будешь в шоколаде, если, конечно, не попадешь впросак вместе со всеми начальниками.
Но это - неизбежные в карьере риски.

Так что тем, кто интересуется животрепещущей темой "как преуспеть в жизни и карьере" и ходит на тренинги к модным коучам, дальше читать не стоит.

Дальнейший текст для интеллектуальных экстремалов - для тех, кто готов нырнуть с палубы настоящего в темные воды прошлого-будущего (это одна субстанция) без акваланга и спасательного жилета.

А погружаться сегодня я предлагаю по одному туго натянутому тросу: потрясающей по своей откровенности книге Виктора Сержа (Виктор Львович Кибальчич): "От революции к тоталитаризму. Записки революционера".

Не стану утомлять читателя запутанной биографией Кибальчича, скажу лишь, что он был профессиональным революционером в полном смысле этого слова с юности и до смерти. Но революционером, не сделавшим в политике большой карьеры, не превратившимся ни в живой памятник самому себе, ни в забронзовевшего революционного бюрократа, и сохранившим способность говорить правду. Хотя, наверное и не всю.

Он ничего не лакирует: ни изначальной готовности революционеров всех мастей к насилию, ни обилия среди них психически неуравновешенных личностей, ни патологической жестокости некоторых из них, ни болезненного честолюбия вождей, ни своеобразного революционного цинизма, напоминающего цинизм патологоанатомов.

Революция, по его мнению, как большая волна, поднимает в народе все лучшее и худшее одновременно.

Но не описание нравов и малоизвестных деталей грозных событий первой половины ХХ века самое поучительное в книге.
Главное - показ неумолимого механизма истории, превращающего благие пожелания и высокие порыва в дорогу с односторонним движением - дорогу в ад.

Обнажает он и первоисточник этой адской трансформации: стремление революционного меньшинства к переменам, вопреки желанию большинства.
Отсюда и насилие, и ложь, и манипуляции сознанием, и бюрократизация, и засилие силовиков.

Подавляющее большинство хотело просто спокойно жить в относительном достатке. А фанатичное меньшинство принуждало пассивные массы к строительству никому не ведомого коммунизма.

Отсюда перманентная диктатура партии, перерастающая в тоталитаризм, криминализация инакомыслия, закрытые границы, репрессии, репрессии, репрессии...
Вплоть до самопожирания.

И неизбежный термидор - скрытая контрреволюция, как следствие естественной диффузии во власть того самого большинства, которому чужда революционная идеология.

От себя добавлю, что это самое большинство, проникая во власть, с одной стороны, пропитывает эту власть собственным конформизмом и безыдейностью.
Но с другой - вытесняя революционных фанатиков - делает ее более прагаматичной и (в конечном счете) жизнеспособной.

Благодаря этому процессу через несколько десятилетий жизнь в СССР стала настолько сносной в бытовом плане, что меньшинство вновь потянуло на приключения..

Конец ХХ века: перестройка, перестрелка, перекличка...

Это ведь тоже своего рода революция/контрреволюция, хотя и не такая кровавая как события начала ХХ века.
И совершали ее тоже революционеры, хотя не такие фанатичные, как их предшественники.
И крови они не убоялись, правда не с таким размахом проливаемой, но из песни слова не выкинешь.

А, самое главное, революционеры эти (скромно именовавшие себя "реформаторами"), так же как и самые оголтелые большевики, строили новое общество, вовсе не считаясь с интересами и мнением большинства.

Ведь подавляющее большинство советских людей (даже тех, кто кричал на площадях "Ельцин, Ельцин") стремилось к построению демократического, рыночного социализма, а вовсе не олигархического капитализма, который с энтузиазмом, достойным лучшего применения, монтировали "на коленке" Гайдар и его команда.

Да, людям хотелось товарного изобилия, открытых границ, свобод, многопартийности и пр. Но вовсе не ценой фактической потери бесплатного здравоохранения, образования, и повышения пенсионного возраста. И уж, конечно, никто не желал, чтобы, словно в издевку над бездомными и малообеспеченными, по всей стране как грибы росли "шубохранилища" нуворишей. Такую криминальную приватизацию, как была осуществлена в 90-ые, большинство, разумеется, не поддерживало.

В октябре 1993 (как и в октябре 1917) вопрос был решен силовым путем.
Последствия оказались соответствующими: диктатура одной политической группировки, перерастающая в тоталитаризм, криминализация инакомыслия, репрессии (хотя и ограниченные, но все еще впереди). Нет только полностью закрытых границ, но попытки прикрыть (чтобы не "надуло" "лишнего свободомыслия) явно наблюдаются.

Но, разве не понятно, что все эти "скрепы" - неизбежная плата за попытку построения олигархического капитализма силовым путем?
Хотели быстро создать класс крупных собственников (по Чубайсу) - распишитесь в получении в нагрузку авторитарного режима.
Вы хотели без "нагрузки"? Не получится.

Так же, как в 1917 не получилось (как надеялись прекраснодушные меньшевики) национализации крупной промышленности и власти советов без диктатуры и чекистского произвола.

Отсюда можно вывести основной закон социальной революции: чем большее насилие совершается революционным меньшинством над пассивным большинством, тем меньше свободы и демократии в постреволюционном обществе. Причем насилие это вовсе не обязательно должно быть вооруженным. Часто хватает информационного
(Такого вывода в книге Виктора Сержа вы не обнаружите, но он и не видел нынешнего продолжения "исторического банкета" 1917 года).

Элементарно, в общем-то. Но, почему-то очень многим политическим златоустам наших дней этот простой вывод не приходит в голову.

Что из этого следует?

Прежде всего, что всякие попытки очистить постреволюционное общество от "недостатков" революции, сохранив ее "достоинства", обречены на поражение.

Этого не понимала т.н. "левая оппозиция" в 1923 - 27, этого не чувствовала и "болотная оппозиция" в 2011- 12.
Сторонники Троцкого боролись за внутрипартийную демократию, свободу слова, свободные профсоюзы и прочие ништяки при сохранении однопартийного государства и социалистической идеологии.

Слушатели "Эха Москвы" выступали за "чистые и честные выборы" и сменяемость власти при сохранении неолиберальной идеологии и итогов криминальной приватизации.

И те и другие были заведомо обречены на поражение.

Где же выход, спросите вы?
В том, чтобы прислушаться к большинству.
Но об этом в следующий раз.


(no subject)
яя
ivkonstant

Илья Яшин заявил, что его снимают с выборов в Мосгордуму.
Избирком забраковал подписи. Якобы - мертвые души.

Вообще, собрать требуемые законом 3% подписей избирателей округа - явно запретительная норма.
Это 5-6 тысяч подписей на округ. Совершенно очевидно, что небольшая группа энтузиастов собрать в срок такое количество не в состоянии.
Приходится привлекать наемников. А где наемники, там вероятность фальсификации.

А дальше в дело вступают избирательные комиссии, выстроенные по армейскому образцу - сверху вниз - которые сепарируют кандидатов в соответствии с указаниями начальства.

Абсолютный произвол и профанация демократии. Причем, абсолютно "законная" профанация.
Это как раз тот случай, когда закон исполняет функции дубинки в руках "стационарного бандита" - криминального государства.

Но, разумеется, по подписям бракуют далеко не всех неугодных кандидатов, а чаще всего тех, кто имеет реальные шансы на победу, или может отнять заметное количество голосов у ставленника партии власти.

Так что, Яшин может гордиться. Его явно боятся.
А в нашем архаичном обществе, это - свидетельство политического веса.
Боятся - значит уважают.


(no subject)
яя
ivkonstant
И вечный бой.

Каждое утро они штурмуют свою "Бастилию" (или "Зимний", не берусь судить).
Собираются группами, оживленно обсуждают, жестикулируют, подначивают друг друга.
Наконец, кто-то решается приблизиться к вражеской крепости.
Но нет - кишка тонка - благоразумно ретируется, под негодующие крики соратников.
Но тут же появляется следующий смельчак, потом еще один, еще...

И так до тех пор, пока кто-то из инсургентов не нарушает невидимую границу терпения повелителя.
Воинственный клич, короткий бросок и... нарушивший конвенцию смельчак, с жалобным криком летит на землю, теряя
не только героический ореол, но и перья.

Это зрелище никогда мне не надоедает, в силу своей красочности и поучительности.

Мир пернатых, обитающих на моей даче, удивительно похож на человеческий социум.
На вершине птичьей иерархии и самой высокой ели - семья воинственных соколов, три года назад отвоевавшая эти элитные апартаменты у совиных, многие годы возглавлявших местное птичье сообщество.

Чуть ниже - врановые, представленные в нынешним году шумным семейством сорок.
Ну а уж под ними - разная птичья мелюзга, коей нет счета.

Сорока - птица крупная, сильная и наглая до чрезвычайности. Смириться со своей "второсортностью" она никак не может.
К тому же, на их стороне численное превосходство и общественное мнение, поскольку врановые обладают развитыми социальными связями и всегда могут рассчитывать на помощь многочисленных родственников.
А соколу, кроме супруга или супруги, помогать решительно некому.

И вот, каждое утро сороки идут в последний и решительный бой, который неизменно заканчивается их поражением.
На что они рассчитывают? На халатность соколов, на случайность, на чудо?

А, может быть, их упорство питается мифом о великой победе врановых?
Ведь действительно однажды лучшее место на вершине ели целое лето принадлежало им!
И вот из поколения в поколение они передают птенцам рассказы о грозной сороке, мудро управлявшей всем птичьим царством.

Полное торжество иррационализма.

Ведь если посмотреть на вещи рационально, им не на что рассчитывать.
Даже если чудом им и удастся однажды разорить соколиное гнездо (что маловероятно), на свое историческое место быстро вернутся совиные.
А с ними не забалуешь, особенно в сумерках.

Не знаю.
Но несмотря на раздражение, вызываемое утренним гвалтом, не могу не восхищаться безумством храбрых в исполнении героических сорок.
Штурмуйте небо, крикливые птицы, может быть в будущем непредсказуемая прихоть эволюции и вознесет вас на вершину самой высокой ели.
И будете вы властвовать над этим маленьким, но шумным мирком.

Пока какие - нибудь дерзкие дрозды не бросят вам вызов.
Ну а пока жизнь идет своим чередом и по ночам заливаются соловьи, слишком маленькие и погруженные в себя для борьбы за место на вершине ели.

Право слово: вся история человечества на одной елке.

(Как  орнитолог-любитель и за неимением телевизора и приличного интернета на даче продолжаю свои политизированные наблюдения над птичьим народом).

(no subject)
яя
ivkonstant
Осака навеяла (фантазийный проброс).

А представьте себе, что Дональд Трамп возьмет да и приедет по приглашению Путина в Москву на празднование 75 годовщины победы в ВОВ?

Нет, я понимаю, что в следующем году в США президентские выборы, что советники будут против, что демократы закричат о предательстве национальных интересов США, что американские либеральные СМИ зайдутся в истерике... Короче, что этого не может быть, хотя бы потому, что этого не может быть никогда.

Да я и не утверждаю, что это произойдет. Я лишь говорю: "представьте себе".

Хотя кто еще года полтора назад всерьез предполагал, что российская делегация с триумфом вернется в ПАСЕ?
Так что, я бы не стал так уж категорически исключать "исторического визита"  "молодца - мужика" Трампа в Москву.
Визит, кстати говоря, вполне можно было бы приправить соусом  новых "прорывных переговоров" в области ограничения стратегических вооружений.
Как раз к выборам.

Но даже не это главное: разве не видно, что Трампу до смерти хочется приехать на этот праздник и от души наобщаться с "прекрасным парнем" -  российским лидером?
А если еще и "друг Си" подтянется (что уж совсем из области фэнтази), то вполне можно было бы расписать на троих "новую Ялту", чего так взыскуют истосковавшаяся по брутальной сверхдержавности женская душа России.

Я так и слышу возмущенные крики общественности, поющей на два голоса.
Один голос поет тоненько: "Какая чушь! Кто это поедет в отстойно-застойно-авторитарную Россию, чей удельный вес в мировой экономике стремится к статистической погрешности"?
Второй голос выводит сиплым басом : "Да и не место в святой Руси президенту антихристовых США. Граница на замке. За нами Москва".

Успокойтесь, никто не приедет, конечно. А вдруг?

Ведь, если трезво посмотреть на вещи, что из себя представляет, скажем, КНДР по сравнению с США?
Не разглядишь и под микроскопом: что в экономическом отношении, что в военном.
Казалось бы, наплевать-то на них  с их реактивными рогатками, пусть копаются в собственном радиоактивном пепле.

Ан нет, мировое сообщество вертится вокруг дебелого Кима, как шмели вокруг цветущего репейника. 
Вот и Трамп рвется в демилитаризованную зону на очередной раунд уламывания.

А чем Москва хуже демилитаризованной зоны в Корее? Опять же: матрешки, девушки в одних кокошниках, пляшущие под балалайки, и призывный звон московских колоколов...
Экзотик! 

Ну, а если серьезно?

А, если серьезно, то мир меняется куда стремительнее наших о нем представлений.
Он на глазах теряет привычные системы координат, в которых вращался, начиная с эпохи великих географических открытий.
Он уже давно не евроцентричен, ни в экономическом, ни в военном, ни в духовном измерениях.
Более того, он уже и не американоцентричен, как в последние несколько десятилетий.

Все порожденные иудеохристианской цивилизацией идеологии (от либерализма до коммунизма, от анархизма до фашизма) потеряли, или стремительно теряют почву под ногами.
Все они о былом, о затонувшей Атлантиде.
Растерянные обыватели отчаянно хватаются за обломки кораблекрушения, пытаясь связать из них спасательный плот консерватизма.
Схватившись за него можно еще какое-то время держаться на плаву, но до спасительной земли он не доплывет - слишком много прилипло ко дну ракушек.

В мире - цивилизационный хаос, доведший планету до такого состояния, что даже стремительный дрейф магнитных полюсов уже никого не удивляет.


Человечество (а, может быть, и вся экосистема Земли) явно находится в точке бифуркации, где сравнительно скромные причины могут подтолкнуть к огромным последствиям. И все это если не понимают, то чувствуют. И происходят непредсказуемые и иррациональные политические события, которых по логике не может быть, поскольку их не может быть никогда.

И в этом, наконец-то ставшем воистину " безумном, безумном, безумном, безумном" мире может произойти все, что угодно, вплоть до вышеописанного невероятного сценария. А реализация (хотя бы частичная) этого фантастического сценария, может привести к совершенно неожиданным результатам
Вовсе не обязательно - катастрофическим, как предсказывают многие мудрецы.

А, скажем, к новой разрядке и потеплению -  со всеми вытекающими последствиями?
Сам сомневаюсь. Но, на мой взгляд, это один из немногих вариантов сравнительно бескровной  трансформации России. Что не исключает, конечно же, всяческих властных гадостей на наши головы.  А также "перестрелки-переклички", как в известном старом анекдоте и непрерывных "денег нет". И так - по кругу.

(no subject)
яя
ivkonstant
Не знаю, как вас, а меня с некоторых пор не покидает странное чувство приближающихся перемен.
Причем, перемен вполне определенного рода - Перестройки - 2.0.
Казалось бы, для этого нет особых оснований: Путин забивает все больше шайб, Россия с Китаем дружат все крепче,
телевизор все громче клеймит американский империализм, силовиков все больше, а свобод все меньше.
Ну да: вроде отстояли сквер и вытащили журналиста, но ведь это - капля в море.
А в основном - броня крепка и танки наши быстры.
И, все-таки - предчувствие перемен.
С чем оно связано?
Наверное с тем, что зашевелились "лучшие люди города", те самые что "ожидают за углом со вчерашнего вечера",
те самые, что подали заявку на согласованный и запоздалый митинг в поддержку давно освобожденного Голунова.
Символом и лицом этой когорты, конечно, является Павел Гусев - глава некоего союза журналистов,
"владелец заводов, газет, пароходов" (ну,газет - точно) и лучший друг МВД.
Уж если Павел Гусев вливает свой хорошо поставленный голос в хор протестующих, значит "дракон" дал ему добро на "подвиг".
Эти ребята обладают потрясающим верхним чутьем: ни одна гончая еще не повела носом, а они уже встают в стойку.
Именно благодаря этому чутью "лучшие люди" благополучно перекочевали из СССР в РФ, приватизировав по дороге все, что плохо лежало, предварительно положив плохо все, что лежало хорошо.
Главная заповедь "лучших людей" - если нельзя предотвратить, то нужно возглавить.
Пытаются возглавить, значит уже нельзя предотвратить
Судя по всему перемены произойдут и произойдут довольно скоро.
Только не нужно думать, что это будет некая "революция".
Никакой революции - обычная в наших краях оттепель, которую организуют именно для того, чтобы все изменить по форме, ничего не меняя по существу.
Об этом свидетельствует, среди прочего, тот факт, что нерв публичного протеста проходит по линии прав и свобод представителей элиты (журналистской, например), игнорирую интересы огромного большинства "черного народа".
Именно поэтому, предчувствие перемен вызывает у меня неоднозначную реакцию: с одной стороны - надежда, с другой - страх.
Надежда на глоток свободы, и страх, что при этом мне ( как в России водится) залезут в карман, чтобы вытащить последнюю копейку. "Лучшие люди" - мастера этого дела.
Впрочем, как говорится, на то и щука, чтобы карась не дремал.
Но, к слову, хорошее дело - не важно, кем и как делается. Ведь распад и разложение силовых структур становится главной угрозой национальной безопасности. Хотя происшедшее - вовсе не самоочищение Системы, вовсе нет. Пока нет.
А то, что многих знакомых и незнакомых от политики стало, похоже, тошнить - тоже нормально. Еще не так затошнит. И склоки. и разборки - тоже, к сожалению, норма. И ее пока даже не цветочки и не завязи.
И есть еще одна ощутимая тонкость. То, что в десятках километрах от Москвы ничего не знают о конкретном журналисте или вообще о журналистах - это всем давно понятно. Но в любой точке страны очень хорошо знакомы с последней темой этого неизвестного мне журналиста - темой похоронной мафии. И здесь - тот редкий случай, когда могло бы быть пересечение чаяний либеральной общественности и "глубинного" народа.



Новые песни о вечном
яя
ivkonstant
Давно чесался язык поговорить о новой эпохе, в которую мы определенно вползаем. Мы - это современное человечество во всем его великолепии. Речь идет о Новом средневековье.

Давно собирался, да все не было случая. И вот, наконец, случай представился. Недавно "Сноб" опубликовал увлекательное эссе Петра Милосердова "Паспорт Фейсбука"или Революция ремесленников", которое можно считать заметным событием в довольно вяло текущей дискуссии о Новом средневековье.

То обстоятельство, что автор термин "Новое средневековье" не использует, никого не должно вводить в заблуждение.
Новое средневековье - изрядная философская традиция, связанная с такими именами, как: Николай Бердяев, Роберто Вакки,  Умберто Эко и пр.

Хотя, то обстоятельство, что эссе написано в следственном изоляторе, где Милосердов уже почти полтора года содержится по обвинению в некоем мифическом "разжигании", как вы понимаете, лишь обостряет интерес к мыслям политзаключенного. Тем более, напомню, что "предмет" разжигания каких-либо претензий к арестованному ни разу не имеет.

"Паспорт Фейсбука" - утопия, в которой сделана попытка представить общество не столь отдаленного будущего.
Повествование ведется от лица гражданина вымышленного государства совершенно нового типа: экстерриториального, сетевого государства Фейсбука. Не стану пересказывать все содержание эссе - каждый в силах сделать это самостоятельно, тем более, что текст отнюдь не лишен литературных достоинств.

Главная мысль автора: существующие ныне государства являются архаичными, отживающими свой век структурами, сковывающими инициативу самой динамичной части современного общества - креативного класса или новых ремесленников. И эти креаклы, не мытьем, так катаньем, найдут способ выскользнуть из удушающих объятий архаичного этатизма. Например, посредством создания экстерриториального государства-корпорации на сетевой основе. Причем, в организации этой корпорации явно прослеживаются черты средневекового цеха, поскольку регламентируются не только гражданские права и обязанности, но отчасти и образ жизни "гражданина Фейсбука"

Упоминание средневекового цеха, как прообраза одной из форм организации общества будущего (единственная уступка Новому средневековью у Милосердова) отсылает нас к основоположнику самой идеи Нового средневековья - Николаю Бердяеву. Но у Бердяева и большинства его последователей в основании Нового средневековья лежит кризис рационализма, как фундамента цивилизации модерна. Самодостаточный Разум исчерпал себя, и его место вновь, как и века назад, должна занять Вера. Соответственно, стержнем всей общественной структуры становится новая Церковь, очищенная от мусора, накопившегося за годы существования в меркантильной и атеистической среде.
Именно этот набор идей можно считать альфой и омегой концепции Нового средневековья.

Но "государство Фейсбука", судя по описанию Милосердова, свободно от клерикализма. По крайней мере, никаких упоминаний о Церкви я в тексте не обнаружил.
Что с учетом нынешних российских реалий, не удивительно.

Скорее наоборот, граждане этого вымышленного государства своими поведенческими стереотипами напоминают сверхрациональных атеистов наших дней, интересующихся не спасением души в загробном мире, а полноценной и здоровой жизнью здесь и сейчас.
Правда, автор глухо упоминает, что большинство граждан "государства Фейсбука" являются христианами, но это относится больше к культурной традиции, нежели к культовой практике.

Таким образом, перед нами светский, я бы даже сказал - атеистический вариант Нового средневековья.

Интересно? Несомненно.
Актуально? Еще как.

Ведь автор обращается, главным образом, к российскому креативному классу, возмущенному явным безразличием государства РФ к их интересам и требованиям.
Креаклы требуют полной свободы информации, а государство все жестче регулирует интернет.
Креаклы за свободную конкуренцию, а государство поощряет новый монополизм.
Креаклы за свободные выборы, а власть изощряется в поисках новых механизмов манипуляции избирателями.

Куда податься бедному креаклу?
На площадь?

Но российская власть шутить не любит и к гуманистическим ценностям довольна равнодушна.
Ведь в 1993 в Москве исполнительная власть не постеснялась расстрелять многотысячную толпу из пулеметов, а парлпмент - из танков.. И по всему чувствуется, что при случае могут повторить, (помните популярный слоган: "Можем повторить"?) под какими бы знаменами протестующие ни выступали.
И креаклы это чувствуют, тем более, что есть и более свежий опыт Болотный площади, вылившийся в довольно многочисленные посадки.
А на ожесточенную борьбу ("на баррикады") креаклы в принципе не способны - они же дети общества потребления, всякие "пролетарские булыжники" им не по руке.  У них и без того серьезные задачи.

И что делать?

Рассчитывать на новый бунт самых обездоленных, как в 1917?
Но ведь он и закончиться может, как в 1917 - массовым террором против "всех, кто при погонах, или в очках".

Фактически, для последовательных противников режима остается только иммиграция: внешняя, с реальной сменой ПМЖ, или внутренняя - со сведением к минимуму коммуникаций с государственными институтами.

Ну и, разумеется, упование на "цивилизованные страны", которые рано или поздно обязательно сокрушат "российский Мордор".
Слабое утешение, честно говоря, поскольку никаких реальных усилий по сокрушению никто не предпринимает и, кажется, в обозримом будущем не намерен предпринимать.

Так что, в реальности - только иммиграция.

А модель Милосердова дает, хоть и призрачную, но надежду не просто на выживание во враждебном или индифферентном (в лучшем случае) социуме, а на полную "сбычу мечт".

И это, на мой взгляд, ее главное достоинство.

Насколько эти надежды реалистичны - другой вопрос.
Насколько обоснованы какие бы то ни было разговоры о Новом средневековье, или обществе, имеющем хотя бы некоторое сходство Европой V - XV веков нашей эры?
Если есть интерес, можно продолжить.

О, дивный старый мир! (летнее-отстраненное)
яя
ivkonstant
Люблю старый европейский мир, тот что существовал еще до моего рождения.
Стоит мне увидеть на фотографиях или на экране городской пейзаж 30-ых, 40-ых, начала 50-ых годов прошлого века,
как где-то в районе солнечного сплетения разливается приятное тепло и хочется тихонько по-кошачьи замурлыкать.
Предпочтения отдаются пейзажу европейского / североамериканского типа, впрочем и колониальный Восток тоже притягивает.
Но обязательно - колониальный, сильно разбавленный Европой.
Это у меня смолоду и к политическим пристрастиям не имеет никакого отношения.
Обо всех ужасах, происходящих на фоне этого пейзажа именно в 30-е, 40-е годы, я вполне осведомлен и отношусь к ним предельно негативно. Так что прошу симпатии к тоталитарным режимам за уши сюда не притягивать.
Мне нравятся автомобили, костюмы и платья, головные уборы, прически, аксессуары того времени, но относящиеся исключительно к гражданской сфере.
К мундирам, гимнастеркам и прочей спецодежде я совершенно равнодушен.
Вы спросите, как можно любить то, чего никогда воочию не видел?
Кино, конечно. Люблю старое кино.
Несмотря на всю его театральность (а, может быть, именно благодаря ей), несмотря на примитивность технических средств,
несмотря на некоторую ходульность образов и утрированность эмоций.
Вот и сейчас: посмотрел голливудский фильм 1941 года, снятый в жанре нуар, "Жестокий Шанхай" и получил удовольствие, которого чаще всего не получаю от современных фильмов.
Хотя сюжет, в сущности, избитый, операторская работа не слишком блещет, а актеры (по нынешним меркам) явно переигрывают.
И, тем не менее.
Что мне так нравится в этих фильмах?
До недавнего времени я, честно говоря, не особо задумывался на эту тему.
Приятно смотреть, и слава богу.
И лишь недавно, прочитав где-то, про "возмущение мировой общественности" по поводу вручения Алену Делону очередной кинематографической награды - дескать, как можно вручать Пальмовую ветвь этому закоренелому сексисту. Тут я и понял, в чем дело.
Старое кино - мир подчеркнутой женственности и демонстративной маскулинности.
То есть, всего того, что нынче именуется "положительным сексизмом" (оказывается существует такая напасть, с которой борется общественность).
Женщины - прекрасный и слабый пол, нуждающийся в помощи и защите.
Мужчина - сильный пол, обязанный заботиться и защищать.
И кинематографический антураж всячески это подчеркивал.
Сексизм во всем: характерах, манерах, одежде, аксессуарах - положительный сексизм, как он есть.
Говорят, это все очень не современно.
Я помню, как еще в начале 90-ых годов одна канадская журналистка отчитывала меня за попытку подать ей руку при выходе из автобуса.
-- Не нуждаюсь! - отчеканила она - Я не хуже Вас владею своим телом.
Честно говоря, я был ошарашен.
-- У нас так принято, - пытался объяснить я.
-- Очень плохо, что принято, - горячо оборвала она мои оправдания, - С этим нужно бороться.
Но как бороться, когда все воспитание нашего поколения строилось на положительном сексизме?
-- Девочек нельзя обижать, девочек нужно защищать, - альфа и омега моего домашнего воспитания.
На драки среди мальчишек в наше время смотрели сквозь пальцы.Но поднявший руку на девочку в наших глазах превращался в настоящего монстра.
Скажу больше: романтическая любовь - основа основ популярной культуры современного общества, по крайней мере в ее ромеоджульетовском варианте, совершенно немыслима без положительного сексизма, без дуализма активного и пассивного, сильного и слабого, мужественного и женственного.
Бороться с этими ценностями самоубийственно для психики нашего поколения. Да и для психики наших детей, пожалуй. Поскольку, яблочко от яблоньки...
Так что, моя тяга к старому кинематографу, вероятно, является самозащитой от недостатка этого самого положительного сексизма в современной культуре, особенно западной. В России-то, всякого сексизма пока хватает, не только положительного.
Из этого различия культурных стереотипов, если хорошо подумать, можно сделать далеко идущие общественно-политические выводы.
Но об этом как-нибудь в другой раз.

Выбранные места из наблюдений за птицами
яя
ivkonstant
В тот исторический момент, когда практически все человечество, затаив дыхание, наблюдало за духовным поединком двух русскоязычных президентов (один из которых еще не вступил в должность), ваш покорный слуга беззастенчиво наблюдал за птичьими играми.

Честное слово, первоначально я не собирался подглядывать.
У меня и в мыслях не было нарушать интимный покой обитающих на дачном участке соколов.
Но ведь они, черти, и не пытались уединяться: устроили себе спальню на вершине ближайшего столба.
И, к моему разочарованию, предались любовным утехам точно также, как банальные петухи с курами.
Вот тебе и благородная птица - "ясный сокол".
Нет, я конечно понимаю, что жизнь еще проще, чем кажется, но должна же оставаться хотя бы легкая дымка романтики?

Так рассуждал я, сидя в солнечный апрельский день под елкой, попивая травяной чай и перечитывая подвернувшееся под руку письмо Белинского ( не путать с Белковским) к Гоголю, которого, слава богу, ни с кем не спутаешь.

То самое, где знаменитый критик поносит великого писателя за внезапно обнаружившуюся любовь к православию, самодержавию и народности. Ну, помните: "Выбранные места из переписки с друзьями"? С искренним и безудержным восхвалением Николая I

Как Белинский несет несчастного Гоголя по кочкам: "Проповедник кнута, апостол невежества, поборник обскурантизма и мракобесия, панегирист татарских нравов", - каково? Не стыдно было бы и на "Эхо Москвы" поставить.

Казалось бы за прошедшие 172 года в России почти ничего не изменилось: "ужасное зрелище страны... где нет не только никаких гарантий для личности, чести и собственности, но нет даже и полицейского порядка, а есть только огромные корпорации разных служебных воров и грабителей". (Белинский).
Ну, разве что, вместо введенного в 1845 году наказания плетью (заменившей ужасный кнут), нынче практикуется современный электрошокер.

Казалось бы...

В последние годы столько было сказано и написано о роковой цикличности русской истории, со зловещей иронией предлагающей сменяющимся поколениям наших соотечественников разыграть один и тот же трагикомический сюжет: самодержавие - революция - реакция - застой - самодержавие, что новые рассуждения на эту тему уже попахивают банальностью. Так что воздержимся от повторения задов.

Однако, не стоит преувеличивать универсализм русского политического колеса. Кое - что все-таки изменилось и очень даже существенно.

Радикальнейшему (по тем временам) либералу Виссариону Григорьевичу Белинскому было позволительно не только отдавать должное здравому смыслу, ясности и "положительности в уме" русского народа, но и предрекать "огромность исторических судеб его в будущем".

Возможно ли сегодня представить себе вождя либеральных радикалов-западников, рассуждающего об огромности исторических судеб русского народа?
Риторический вопрос.

Так что же произошло за это время с Россией? Или с российскими либералами?

Революция и кровавая гражданская война?
Этим в мировой истории никого не удивишь.

Коллективизиция?
Да, напрочь подрубили корни у русской деревни.
Но страна не погибла, народ выжил и в какой войне потом выстоял.

Репрессии 30-ых? Жуть.
Но и Китай, к примеру, хлебнул немало лиха в период "культурной революции".
Но ведь никому на этом основании не приходит в голову усомниться в огромности исторических судеб китайского народа.

Нет, здесь что-то другое, поближе, поактуальнее, непосредственно касающиеся ныне живущих поколений.

Вот, думаю, что: неблагодарный русский народ не оценил великого подвига "мальчиков в розовых штанах", на своих плечах вынесших весь непереносимый груз рыночных преобразований в "лапотной России". Говорил же недавно Чубайс, что россияне благодарить должны "реформаторов" за нынешнее товарное изобилие и прочие блага рынка.

А вместо этого россияне не только превратили слово "чубайс" в ругательство, но и сделали далеко идущие политические выводы, на десятилетия (а может, и больше) отказав в доверии идейным последователям "мальчиков в розовых штанах". За кого угодно готовы голосовать россияне: за бывших и нынешних чекистов, силовиков, коммунистов -  но только не за них.

Кто в этом виноват? 

Некоторые, самые честные и дальновидные идеологи либералов, начинают постепенно признавать историческую ответственность своей партии (в широком смысле) за дискредитацию либеральных идей. Но они, к сожалению, остаются в меньшинстве.

Большинство же привычно валит на "рабский генотип".
И мысленно противопоставляет себя России, обещая вернуться на танке (столь же мифическом, как знаменитая печка Емели-дурака).
То есть отдаляясь от России, российские либералы парадоксальным образом уносят на своих подошвах самые карикатурные черты
отлученного ими от истории русского народа.

Вот на такие неоднозначные размышления навело меня "неромантическое" любовное поведение благородных соколов.
"Ясный сокол" - а приглядишься - банальная курица.

(no subject)
яя
ivkonstant
"С мусульманами у нас проблем нет" - отмахивался от вопросов ланкиец-буддист, когда м хорошо объезжали остров лет 10 назад. Им хватало - только-только закончилась тяжелая и очень длительная кровавая гражданская война. Те печально известные Тигры освобождения Тамил-Илама воевали и взрывали тогда больше не из-за религиозных, а из сепаратистских побуждений (там все было очень серьезно - вплоть до применения авиации).
Что интересно: раны от войны островитяне залечивали намного быстрее, чем раны от цунами. "Мы все - ланкийцы" - знакомо-политкорректно продолжил наш знакомый. Мира на острове хватило только на 10 лет. Я не знаю, кто там взорвал сегодня христианские церкви, никто пока не признался, но вот этот тупой и кровавый терроризм, похоже станет главным трендом  XXI века.