?

Log in

No account? Create an account
яя

ivkonstant


Илья Константинов


[sticky post]Верхний пост
яя
ivkonstant
В комментариях  возникают недоразумения. Чтобы каждый раз одно и  то же не проговаривать, пишу сюда.  

С кем я не воюю и никогда не воевал:

Read more...Collapse )

(no subject)
яя
ivkonstant
Иногда возникает чувство, что смотришь пошлый студенческий капустник: сценарий бездарный, шутки ниже пояса, исполнители кривляются. Плохие ученики артистов заштатного Погорелого театра.
Это относится и к сериалу "сладкой парочки в Солсбери", и к "дуэли" Золотова, и к нынешним губернаторским выборам.
Только у нас в цирке: Смертельная схватка нанайских мальчиков. представитель КПРФ-олигархата бросает вызов представителю ЕдРа-олигархата.
Принципиальная борьба в Приморье. А во Владимирской области - мир и душевное согласие. Там КПРФ поддерживает едросовку Орлову.
Душу Геннадия Андреевича разрывают гамлетовские страсти.
Господи, сколько раз я уже видел это кино.

На злобу дня довольно.
Ниже о вечном. Крайне невыгодная, не модная и довольно тяжелая тема о государственности, о русскости, о терпимости и "прочем вечном" - с замечательны журналистом Евгением Бенем. По времени - долго.


https://radio.mediametrics.ru/chelovek_epoha/58944/

Среди хищников
яя
ivkonstant
До чего же у нас - у горожан - бывает поверхностный взгляд на вещи.
- Ах, вишенка, какая она гибкая и стройная, ах, как прекрасен этот очаровательный кустик сирени, ах, как благоухает этот нежный жасмин...

До недавнего времени я наивно полагал, что, скажем, мой жасмин это небольшой куст размером 2 на 2 метра, послушно источающий в середине лета свой парфюмерно-сладкий аромат. Я и не предполагал, какая это мощная, заточенная на острую конкуренцию, живая машина.

Но вот мне понадобилось вырезать этот куст.  Вырезал. И даже, вроде, выкорчевал. Но не успел и оглянуться, как на том же месте с первой космической скоростью полезли вверх новые молодые побеги. И по соседству, и по всему участку.

Батюшки, получается, что этот кустик жасмина имеет корневую систему, простирающуюся на добрую сотню квадратных метров. А может и больше, я к соседям особо не заглядываю.

Кстати, слива тоже не лыком шита. А место суперхищника достойно занимает хмель.

Я вовсе не претендую на лавры Мичурина, мои познания в ботанике исчезающе малы.
Речь о другом: надземный и подземный миры, кажимость и бытие.

"Нам бы всем не казаться, не казаться а быть", - грезы шестидесятника, прекраснодушные мечты.
Но быть, это значит выживать, бороться за существование и побеждать в этой борьбе.
А побеждает вовсе не тот, у кого самые прекрасные цветы, а тот, у кого самая мощная корневая система.

Дай жизни полную волю и все заполонит суперхищник "хмель".
И потом полезет на соседские участки.
А вы как думали, что сам собой, по щучьему хотению, по велению невидимой руки рынка, на заброшенном колхозном поле вырастет английский газон?

Нет, сама собой в нашем климатическом поясе получается только тайга и закон в ней один - тайга, и хозяин один - медведь.

Но в Англии-то получился газон?
Получился, через несколько сотен лет. И то не сам по себе, а старанием волевых и трудолюбивых английских садовников,не стеснявшихся использовать такие "садовые инструменты", как тюрьма и виселица.
Это сейчас они мягкие и пушистые, впрочем, не известно, надолго ли.

Теперь садовников и у нас хватает. И они вовсе не склонны с нами церемониться.
И нам, разумеется, это совсем не по душе, поскольку разводят они отнюдь не картошку, не клубнику и даже не розы.
А расчищают новые места для суперхищников и без того заполонивших страну и окрестности.

В окрестностях, кстати, уже недовольны: тамошним садовникам своих сорняков довольно.
Хотя и неторопливо (старые уже), но они достают из сараев лопаты, ножницы и пилы, и кое-где уже пускают их в ход.

Но наши заросли явно расчищать никто не собирается. Оставь надежду, дичающий на глазах крыжовник.
Никому, кроме самого себя ты не нужен: отращивай корни, точи шипы. Готовься к долгой и отчаянной борьбе за существование.

И никаких иллюзий: красота отнюдь не средство спасения мира, а изощренное орудие размножения.
А нравственный закон внутри нас вовсе не предмет благоговения, а инструмент выживания слабых в окружение  суперхищников.
Что, впрочем, не делает нравственность и красоту менее удивительными и прекрасными.

А если еще шире открыть глаза? И посмотреть на человечество, как часть биоценоза?
Как мало мы живем, в качестве личности, как долго, в качестве генома. Мы предполагаем, а геном располагает, как у многолетних растений?
А некие сорняки все учат и учат нас нравственности, с важным видом вьюна,обвившегося вокруг вокруг матерого дерева.
Паразитизм - идеальная стратегия выживания.
Почему же не хочется быть паразитом?
Не потому ли, что и паразиты падают в гумус?
Загадка.

На такие отвлеченные рассуждения натолкнул меня обычный жасмин, который я хотел вырезать под корень, но он оказался сильнее моей хотелки.
Что же, живи, жасмин.

Такое, чуть искривленное зеркало
яя
ivkonstant
В то время, как большую часть прогрессивного человечества сотрясали футбольные страсти, плавно переросшие в сказ о том, как один президент другого нагнул, я беззастенчиво наблюдал за тем, как соколы учатся летать.

Нет, не славные путинские "соколы", истребившие квадриллионы террористов в несчастной Сирии, а самые обыкновенные соколы - сравнительно небольшие хищные птицы с пестрым оперением и характерной головой египетского бога Гора, проживающие на моем дачном участке в удобном гнезде на старой ели. Вернее - проживавшие, поскольку, поставив птенцов на крыло, они быстро разлетелись по своим насущным птичьим делам.

Захватывающее и поучительное зрелище - соколиная школа высшего пилотажа, это вам не совы с филинами, тренинг которых мне удалось наблюдать в прошлые годы.
У сов вообще все протекало очень мягко и по-родственному: родители садились на ближайшую ветку и деликатно подзывали колеблющегося птенца присоединиться к ним. Потом перелетали на следующую ветку подальше, еще подальше. Очень постепенно, птенцелюбиво, я бы сказал.

Не так у соколов, видимо, быстрое обучение высшему пилотажу требует более суровых педагогических приемов: нимало не церемонясь, взрослый сокол подлетал к замешкавшемуся птенцу и грудью сталкивал его с ветки. Потом другого, третьего.  Птенцы отчаянно верещали, боясь покидать насиженное родительское гнездо, но соколы не совы - с ними не забалуешь.

Зато видели бы вы, как прямо на глазах неуклюжие поначалу соколиные подростки превращаются в виртуозных летунов, способных выделывать удивительные трюки в воздухе, например, на несколько мгновений зависать на месте в потоке встречного воздуха. Прямо, как стрекоза, или птичка колибри. Дней 8-9 напряженных тренировок и сокол к полету готов.

Следя за работой этой школы воздушной эквилибристики, я пытался представить себе, как бы учились летать люди, подари Бог (или природа) нам крылья?
Лет десять или одиннадцать обучения по единой федеральной программе до первого полета, надо полагать, не меньше.

Вот только учить нас  зависать на месте не нужно, этот дар у большинства гомо сапиенс врожденный, поскольку зависаем мы не столько в полете, сколько ползая. Рожденный ползать, даже научившись летать, при первом удобном случае стремится вернуться в исходное состояние.

Может быть, поэтому наши предки так восхищались соколами: "ясный сокол", "благородный сокол"...

Соколы улетели, но поскольку природа не терпит пустоты, то их место незамедлительно заняли вороны, устроившие на участке омерзительный коммунальный галдеж, с разрыванием последних перьев на груди и выяснением всех степеней взаимного уважения.
Милостивый боже, как же мы похожи на этих малосимпатичных посетителей свалок и помоек.
Прямо как смотришься в чуть искривленное зеркало.

Наверное поэтому люди так не любят ворон - обидно, слушай! И с древности обожествляют соколов, тайно мечтая приблизится к их благородной суровости.

А, что касается полета не месте, то это оптическая иллюзия - просто движение со скоростью встречного ветра.
И это в равной степени относится как к миру птиц, так и к миру людей, как к миру высокого полета, так и к миру высокой политики.

(no subject)
яя
ivkonstant
Сегодня Верховный суд Российской Федерации отменил все (!) решения судов о продлении меры пресечения Даниилу Константинову (то есть почти 3 года в тюрьме). Связано ли это с решением Европейского суда по правам человека или ВС давно понятно, что происшедшее с моим сыном было беспрецедентным и таковым остается в новейшей истории России - уже не столь важно. Важно,что почти три года молодой человек, ни разу в жизни не совершавший ничего противозаконного,  провел  в тюрьме - то ли в качестве заложника у преступников в погонах, то ли по просьбе "уважаемых людей".

Сегодняшнее решение ВС - утешение, конечно, но слабое. Никто не вернет нам три года жизни, никто не вернет саму жизнь моей матери.

ПС. Обращение к преступнику-следователю Алтынникову: верните украденный паспорт моего сына! Я не прошу вернуть украденные вещи, но верните российский паспорт!

ППС. Еще раз спасибо всем нашим адвокатам, чьи профессиональные качества выше всяких похвал. Большое спасибо всем друзьям, знакомым и незнакомым, чья поддержка была неоценимой. Просто неоценимой.

(no subject)
яя
ivkonstant
Тем, кому еще вдруг интересно. 20 июня состоится заседание Президиума Верховного суда РФ, на котором будет рассмотрен вопрос о возобновлении производства по делу Даниила Константинова. Мотивировка: ввиду "новых обстоятельств". Начало - в 9.30, адрес улица Поварская, 15, подъезд 3. Заседание открытое. Что там будет происходить - неизвестно, но я подойду.

Агония социального государства
яя
ivkonstant
Я ждал этого намного раньше.
Ну ладно, допустим до 1996 года технология управляемых выборов еще не была доведена до совершенства и  власть побаивалась вполне предсказуемой реакции избирателей. А потом был дефолт 1998 года - не до пенсионной реформы. А потом операция "Преемник": демонтаж пенсионной системы все откладывался и откладывался.

Но, что мешало разрубить пенсионный узел в 2014, под аккомпанемент сладких грез о русском мире? Трудящиеся еще и спасибо бы сказали, что им придется подольше трудиться на благо поднимающейся с колен империи.
Это куда весомее, чем мундиаль (слово-то какое, не перестаю радоваться).
И даже если нашей сборной будет сопутствовать определенный, даже бурный успех (пробирки с мочой еще никто не отменял) - это едва ли сильно утешит миллионы граждан предпенсионного возраста.
Я понимаю, что "слуги народа" считают всех, кто мало украл, дегенератами, но не до такой же степени?

Впрочем, подопытное население за десятилетия "непопулярных реформ" уже настолько привыкло к экспериментам на живом теле, что можно смело предсказать:"пипл" в очередной раз все схавает.  Тем более, что сладкоголосые телевизионные сирены уже вовсю поют о пользе позднего выхода на пенсию для здоровья и кошелька будущих пенсионеров.

Насчет здоровья долго распространяться не буду, поскольку на "не понаслышке" знаю, что бесплатная медицина скорее мертва, чем жива.  К слову сказать, недавно я эмпирическим путем выяснил, что в травмопунктах ликвидировали ставки хирургов и теперь там лишь мажут йодом царапины и посылают подальше (в дежурную больницу, например). Где, в свою очередь, другой хирург на неделю занят на плановых операциях и приема вести на может (приходите через три дня, а пока антибиотики попейте). А при заоблачных расценках платных медиков особо не разживешься.

Да и для пенсионного кошелька особого навара не предвидится: впереди очередная демографическая яма, удельный вес работающих будет и дальше падать.
А значит пенсии останутся нищенскими. А что делать, ведь не поднимать же налоги на социально близких? А "пипл" перетопчется.

Впрочем, об этом сегодня не говорит только ленивый.

Меньше разговоров о социальных последствиях пенсионного облома: о том, что сокращение возраста дожития лишит миллионы россиян отдушины садоводства (благодаря которой, во многом и удавалось до сих пор переживать людоедство бесконечных реформ), о грядущем  исчезновении векового института бабушки, как старшей матери, о влиянии этого на рождаемость и на те самые "скрепы", которыми якобы так дорожат власть имущие...

Нужно отдавать себе отчет: по большому счету Россия широко шагает к полному демонтажу социального государства, того самого, что было построено во многом за счет личной свободы. Прорабы перестройки обещали нам больше свободы при сохранение всех социальных достижений.

А сейчас мы стремительно приближаемся к дивному миру, где и социальные гарантии и свобода личности останутся лишь в виде легенд о некогда существовавшем Золотом веке, который то ли был, то ли не был?
Скорее, его никогда не было.

(no subject)
яя
ivkonstant
Не перестаю удивляться, насколько прозорлив был Оруэлл: "Кто владеет настоящим, тот владеет прошлым. Кто владеет прошлым, тот владеет будущим".
Это я в связи с появившейся в печати информацией о существовании секретного приказа, предписывающего уничтожать учетные карточки бывших заключенных по достижению ими (живыми или мертвыми) 80 лет. Если, конечно, такой приказ действительно существует
Но я почему-то в данном случае склонен верить журналистам. Жизненный опыт, знаете ли...

Независимо от того, какими мотивами руководствовались авторы этого документа (может быть - экономическими: чтобы всякий "мусор" не занимал драгоценную нежилую площадь, где можно организовать склад пиломатериалов, например), повторяю - независимо от мотивов, решение это чудовищное. Бывших зэков, фактически, уничтожают во второй раз, поскольку пока жива хоть крупица памяти, жив и человек.

Все это прекрасно иллюстрирует нравственный уровень руководящего состава силовых министерств и ведомств. У них не только что рука, ни один мускул не дрогнет, если "братия" скажет "Надо"! А многие и  по собственному почину готовы.
Из любви к искусству, так сказать.

Какими же мы были наивными, списывая злодеяния прошлого на коммунистическую идеологию и закрывая глаза на человеческую натуру.
Да и идеология-то эта в эпоху ее заката была не более, чем оформлением овладевшей обществом душевной лености.

Идеология почила, а потенциальных и актуальных палачей среди нас - пруд пруди.  И тоталитаризм никуда не делся, просто изменил форму. Я бы даже осмелился предположить, что якобы побежденный "свободным миром" тоталитаризм коварным образом разлился по всей планете и самые его спелые плоды ожидают нас впереди.

"Что же делать, с чего начать"? - спрашивают нетерпеливые юноши.
Во-первых, соблюдать правила личной гигиены: не идти в палачи, не поддерживать палачей, не дружить с палачами.
А, во-вторых, иметь смелость называть вещи своими именами.

Может быть, это и не достаточные условия гуманизации общества, но очевидно - необходимые.

(no subject)
яя
ivkonstant
Мое довольно пространное интервью на разные историко-политические темы



https://zonakz.net/2018/06/05/pri-nalichii-kurinoj-nozhki-piva-i-popkorna-podnyat-trudyashhegosya-na-realnuyu-akciyu-protesta-mozhet-lish-nechto-chrezvychajnoe/

Аллергия
яя
ivkonstant
Есть Слова и слова...Одни весомые, тяжелые, как свинец, неподвластные коррозии, как драгоценные металлы. Такими написаны Библия и древние саги, такими и сейчас иногда говорят люди, которым есть, что сказать ближним, что поведать граду,  миру и, может быть, даже сообществу черных дыр. Такие слова равны делу, а иногда и значимее его.

И есть слова легкие, невесомые, как тополиный пух, необязательные и быстрорастворимые в потоке времени. Пользы от них никакой, но и вреда особого, кажется, нет. Но это только кажется: некоторые задыхаются в этом потоке легковесных звуков, как аллергики в тополином пуху.

Как же его звали? Марс, кажется. Суровая воинственная кличка. мы -то, конечно, звали его Марсиком. Он был еще щенком, щенком лайки - едва ли чистокровным - мохнатый, крупнолапый, с почти человеческими глазами. Кто из нас был умней: дошколенок Ильюша, или трехмесячный Марсик, судить не берусь. Мы вместе с ним ходили в местный клуб смотреть кино, он тихо сидел под моим стулом, не издавая не звука, и кажется сопереживал происходящему на экране. Контролеры знали необычайную деликатность собаки и, в порядке исключения, пускали его в кинозал.

Когда же это было-то?  Наверное, в 1961 году, тогда родители в первый и последний раз взяли меня с собой в геофизическую экспедицию.
Кольский полуостров, поселок Варзуга на берегу одноименной реки, граница тайги и тундры: неторопливые, молчаливые люди, работящие вертолеты, черная от старости поморская изба, оленьи нарты, собачьи упряжки и непередаваемое ощущение счастья настоящей жизни, такого острого, какого я никогда больше не испытал.

Как я ревел, когда мы уезжали из Варзуги. То ли оттого, что расставался с преданным Марсом, хорошо подросшим за те несколько месяцев, на глаза превращавшимся из пушистого щенка в широкогрудого строгого кобеля. Он провожал нас на вертолетной площадке, тревожно следил влажными непонимающими глазами за нашей посадкой в вертолет, но не лаял и не скулил, ведь он получил команду "Сидеть" и как порядочный пес, должен был исполнять ее беспрекословно.

-- Не плачь, - успокаивал меня отец, - Марсу нечего делать в городе. мы оставили его хорошему хозяину, он станет настоящей охотничьей собакой. Но я не унимался, чувствуя, что прощаюсь не только с Марсиком, но и тем ощущением счастья, которое посетило меня в том маленьком северном поселке.

Это был первый серьезный поворот в моей жизни: я чувствовал непреодолимую пропасть между Варзугой и Ленинградом, между лесотундрой и асфальтом, между делом и словом. В том нежном возрасте меня неудержимо тянуло к делу. Выбор за меня сделали другие.

Впрочем, я не сильно сопротивлялся, с каждым годом все глубже погружаясь в необременительный мир книжных и киношных фантазий.
А потом школа, где учителя пугали нас рабочей жизнью: "Будешь так себя вести - всю жизнь у станка простоишь". Вот ужас-то: вместо того, чтобы тихо продремать жизнь в каком-нибудь НИИ, или гордо просидеть за столом в президиумах - простоять у станка!

Я не очень-то пугался, ведь в те доисторические времена мне был еще неведом основной закон "цивилизованного" общества: чем тяжелее труд, тем ниже он ценится.
На экономическом факультете Ленинградского университета профессора пытались нас убедить нас, что в советском обществе все обстоит иначе - каждый получает по труду. Но мне приходилось много подрабатывать (от штамповщика до грузчика), и я был уже достаточно искушен в жизни, чтобы понимать: каждый получает по должности. И чем выше должность, тем меньше дела, но больше слов. Но не любых, а обязательно - лживых, гладких и пустых, чтобы слушатель ни в коем случае не мог их запомнить, а тем более - воспроизвести.

Все это я понял довольно рано, но почему-то упорно не желал применять свои знания на практике, вечно меня тянуло называть вещи своими именами, все мне хотелось произнести не слова, а Слово, за что жизнь постоянно норовила меня наказать.

По молодости я списывал это на коммунистическую идеологию, наивно полагая, что в неком "свободном" обществе все обстоит иначе.
И поэтому с восторгом встретил перестройку.

Очертя голову я рубил правду-матку.

-- Неглупый ты мужик, - говорил мне Григорий Явлинский за чашкой кофе, - И часто говоришь правильные вещи. Но всегда не вовремя, слишком рано. Политик должен уметь ждать.

Я не умел, видно не рожден был политиком. А Григорий Алексеевич продолжает ждать по сию пору - настоящий политик.

Потом был 1993, когда от слов искрило, как от оголенных проводов. "Восемнадцатое брюмера" Бориса Ельцина....

И правдивое Слово постепенно стало табуированным, уступая место тополиному пуху ничего не значащих слов и однодневных словечек.
Прошла четверть века, и Слово окончательно вымерло. По улицам наших городов ветер гоняет ядовитые лексикон телеведущих и невесомый фейсбучный пух.

Поединок Слова и Дела завершился  вырождением слова в болтовню, а дела  - в преступление.
Остались лишь слова и дела с маленькой буквы. Ну, и то - хлеб. Ведь многие из нас, как наркоманы - тянутся к словам, хотя и страдают от  аллергии на пустословие.

А я по прошествии более чем полувека опять вспоминаю Варзугу, лесотундру и преданные собачьи глаза.
Как-то слышал от старых знакомых отца, что кобель Марс прожил достойную жизнь охотничьего пса. Собакам проще - они не знают искушения .словом.

Людям труднее - говорить для нас, как дышать.