Илья Константинов (ivkonstant) wrote,
Илья Константинов
ivkonstant

Диктатура и приватизация

События последних месяцев неопровержимо доказывают, что путинский режим стремительно эволюционирует от формы «управляемой демократии» к открытой диктатуре.

Думающим людям и раньше было понятно, что политический режим современной России не имеет ничего общего с реальной демократией, что многопартийность в нашей стране иллюзорная, выборы имитационные, а свобода собраний жестко ограничена дубинками и щитами омоновцев.

Но до недавнего времени некоторые наивные граждане полагали, что власть, при всем том, отчасти считается с мнением общества. Думали, например, что если за «Единую Россию» по отчету ЦИКа голосует 60%, то уж 45%-то точно проголосовало.

А если в Государственной Думе не представлены русские националисты, так это потому, что русский народ на самом деле их побаивается. А либералов в Думе нет потому, что простой человек этих «либерастов» лютой ненавистью ненавидит. Мало кто тогда знал подлинную механику «управляемой демократии» и понимал, что в этой системе «несогласованный кандидат» практически не имел шансов быть избранным. Что все эти выборы по большому счету были игрой с заранее известным результатом.

В декабре 2011 года произошел серьезный системный сбой: общество заподозрило власть в грандиозном мошенничестве, и впервые открыто об этом заявило.

«Управляемой демократии» был подписан смертный приговор, вся эта система базировалась на негласном общественном договоре: государство делает вид, что проводит выборы, а граждане делают вид, что в это верят. Открытое недоверие общества разрушает всю систему.

Политический режим неизбежно должен трансформироваться: или в сторону реальной демократии (на что рассчитывало протестное движение), или в сторону открытой диктатуры.

Но демократические преобразования оказались неприемлемы для правящей элиты.

И пошел процесс завинчивания гаек. Впечатляет скорость этого процесса: чуть ли не каждый день принимаются новые репрессивные законы, касающиеся самых разных сторон жизнедеятельности. Но вектор у них у всех один: введение новых запретов и ужесточение санкций за нарушение существующих.

Законодатель совершенно озверел, об этом свидетельствует хотя бы недавняя инициатива МВД (получившая полную поддержку в Госдуме) о снижении возраста уголовной ответственности до 12 лет. Дегуманизация уголовного законодательства идет полным ходом.

Власть демонстрирует решимость вести борьбу с народом на уничтожение. И судя по всему это долгосрочная стратегия.

А, собственно, почему? Почему правящая элита, несмотря на серьезные издержки (включая очень болезненные, вроде Закона Магнитского) не согласна даже на незначительные уступки обществу? Почему для нее закрыт путь демократической эволюции?

Думаю, что дело здесь не в личных качествах Владимира Путина и его окружения. Серьезные аналитики давно говорят о проблеме приватизации как главной помехе демократическим преобразованиям в России. Демократическая процедура смены власти может нормально работать только тогда, когда в обществе есть согласие по базисным вопросам совместной жизни – прежде всего это касается отношений собственности.

Чудовищно несправедливая приватизация 90-ых годов, расколовшая народ на «новых» и «старых» русских, сделала достижение такого согласия крайне трудным. Но не невозможным. Стотысячные акции оппозиции, в которых участвовали и либералы, и левые, и правые, продемонстрировали готовность и способность общества к поиску компромисса.

Компромисс (в том числе - по приватизации) не захотела искать власть. А это говорит о том, что он ей не нужен.

Нынешняя политическая элита не только не намерена исправлять страшные имущественные диспропорции, сложившиеся в России в результате бандитской приватизации 90-ых. Она готовится к завершающему этапу разграбления национального достояния, после которого от России останется только пустая, никому не нужная шкурка.

Речь идет о приватизации природных богатств, прежде всего недр России, которые пока все еще юридически являются государственной собственностью.

К этому грандиозному проекту власть подступается осторожно. Сначала появилась идея создания Государственной корпорации по развитию Восточной Сибири и Дальнего Востока, по которой весь этот гигантский регион фактически предполагалось отдать в концессию специально созданной коммерческой структуре. Инициатива вызвала возмущение среди сибиряков, назвавших ее "приватизацией Сибири". Реализацию притормозили, но обсуждение проекта продолжается.

Теперь появился новый проект того же рода: передать открытому акционерному обществу «Росфинагентство» средства от продажи углеводородов, оседающие сегодня на счетах госструктур: Резервного фонда и Фонда национального благосостояния. Речь идет о сотнях миллиардов долларов, которые попадут в руки все тех же «эффективных менеджеров» из кооператива «Озеро». Фактически мы имеем дело со скрытой формой приватизации российских недр!

Причем, операция прокручивается исключительно оперативно. Соответствующий законопроект уже находится на рассмотрении Думы. А то, что Дума быстро примет нужное решение, можно не сомневаться.

Таким образом, завершающий этап бандитской приватизации России вступает в стадию реализации. Он и является главным содержанием нынешней государственной политики. Все остальное подчинено этой сверхзадаче. Все, что является препятствием на пути новых российских конкистадоров к своему Эльдорадо, будет беспощадно уничтожаться.

А главным препятствием, по понятным причинам, является народ. Именно поэтому нынешние хозяева России относятся к русским точно так же, как колонизаторы Америки относились к несчастным индейцам. Именно поэтому ускоренными темпами разрушается здравоохранение, образование и культура. Именно поэтому спешно завозятся миллионы гастарбайтеров, как в прошлом в Америку завозились миллионы черных рабов.

При этом, никакой идеологии, ничего личного, только бизнес!

Разумеется, осуществление геноцида такого масштаба, возможно только в условиях диктатуры. Никакой телевизионный наркоз, никакое разжигание вражды между социальными группами, никакое «патриотическое» камлание здесь не помогут – только прямое насилие. И чем откровеннее будут действовать конкистадоры-приватизаторы, тем жестче должна быть политическая диктатура.

Что из всего этого следует для участников протестного движения?

Во-первых, что интересы всех основных слоев российского общества (кроме олигархов и номенклатуры) на обозримый период практически совпадают. Это борьба с экономическим, политическим и культурным геноцидом народов России, осуществляемым политической элитой.

Во-вторых, что единство действий левых, националистических и либеральных сил не ошибка, не временное явление, и тем более, не чья-то прихоть. Это условие сохранения России и выживания народа.

В третьих, что первоочередной задачей всех здоровых сил является противодействие наступающей диктатуре.

Наконец, последнее: в этих условиях всякий, кто призывает к сотрудничеству с режимом (какими бы соображениями он не руководствовался), говорит о некоем "третьем пути" является не просто соглашателем и конъюнктурщиком, но коллаборационистом и предателем своего народа.

Даниил Константинов

Член КС российской оппозиции

Политзаключенный
Tags: Даниил Константинов, Россия, беззаконие, политзаключенные, репрессии
Subscribe

  • (no subject)

    Почему они его так боятся? Это же настоящая загадка века. Сначала боялись произносить вслух его имя, как будто в имени его таится некая мистическая…

  • (no subject)

    Дельный текст Даниила, целиком согласен: Горестный коллективный плач по поводу посещения Хирургом гайдаровского форума меня удивляет. По-моему, все…

  • Кибервойна и киберполитика

    Странная и, на первый взгляд, малозначительная информация: министр энергетики Турции объяснил сбои в энергоснабжении Стамбула кибератаками США (…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments