October 18th, 2012

яя

Операция «Удальцов»

После появления кинематографического шедевра «Анатомия протеста 2»,  о заговоре «грузинской закулисы» против некоей еще не окрепшей республики жуликов и воров,  у народа появились вопросы.   

А где же многочисленные российские спецслужбы: все эти «Центры «Э», ФСБ и ГРУ, как же они проглядели? Ежели секретные материалы есть у телевизионщиков, то неужели их нет на Лубянке. А если доблестные чекисты в курсе, то почему «шпионы и диверсанты» еще на свободе?

И вот, по многочисленным просьбам трудящихся, репрессивная машина наконец сдвинулась с места. По материалам фильма (!) возбуждено уголовное дело, у Сергея Удальцова и нескольких его помощников проведены обыски, фигурантов отвезли в Следственный комитет, где подвергли многочасовому допросам.

Дурдом, конечно. Ежику ясно, что не НТВ снабдило Следственный комитет компроматом, а спецслужбы, и что все эти материалы гроша ломаного не стоят, иначе Сергей Удальцов уже давно парился бы на нарах в Лефортово, а не давал интервью.

Заметьте, по заявлению представителя СК встреча Удальцова с Гиви Таргамадзе состоялась в середине июня, и речь на ней якобы шла об организации акций в самое ближайшее время.

Однако в тот момент хода этим материалам не дали.  Дождались середины октября, когда уличная активность оппозиции несколько спала.

Думаю, что вся эта  чекистская возня напрямую связана с предстоящими выборами в КС оппозиции. По не вполне понятным причинам, власть очень боится этих выборов.

Казалось бы, что за проблема, создается некое общественное движение, выбираются его руководящие органы – обычное дело.

Ан, нет! Разворачивается операция «Удальцов», возбуждается уголовное дело «о мошенничестве» с добровольными пожертвованиями на проведение выборов в КС,  на телевидении настоящая истерика на тему «ужасные кандидаты в ужасный КС».

А число желающих проголосовать все возрастает

Может возникнуть впечатление, что власть иногда  сознательно работает на повышение рейтинга оппозиции.

Тем более что Удальцова после допроса в СК отпустили домой – иди, дорогой, проводи митинги, организуй выборы.

Что после этого может подумать рядовой гражданин, не искушенный в политических интригах: отпустили, значит - невиновен, или не сильно виновен.

А почему его помощника Лебедева задержали?

Понятно, почему, чтобы раскрутить на показания против Удальцова. По схеме: видишь, мол, Удальцов подставил тебя, а сам остался в стороне. Неужели ты хочешь идти паровозом?

 Значит, будут "разрабатывать дело", придумывать доказательства, высасывать из пальца улики.

Но зачем?

Можно задать десятки аналогичных вопросов. Единственно верного ответа на них мы не найдем.

Ясно, что информационная  кампания против оппозиции строится на принципе «не докажу, но замараю», но ее эффективность, на мой взгляд, с каждым месяцем все ниже.  Скоро она будет работать против своих хозяев.

Ясно, что репрессивная машина имеет свои внутренние интересы – галочки, звездочки, премии…

Но ведь дела-то все – гнилые, больших наград не заработаешь.

Попробую сформулировать собственную гипотезу происходящего.

Думаю, что высшее политическое руководство России значительно лучше оппозиции осведомлено о приближении социально-экономической катастрофы. Эта перспектива вызывает у ряда руководителей настоящий животный страх. 

Видимо, они полагают, что отсрочить развязку могут только серьезные репрессии. Но для их проведения у них нет ни внутреннего, ни внешнеполитического ресурса.

В такой ситуации им остается только провоцировать общество, раскачивать лодку, надеясь, что у оппозиции сдадут нервы, и  она сорвется в экстремизм. Одновременно нужно обострять внешнеполитическую ситуацию (осажденная крепость).

И вот тогда испуганная и отчаявшаяся элита может реально сплотиться вокруг  стареющего нацлидера и санкционировать настоящий террор.

 Страну это погубит окончательно, но элите даст отсрочку.

Дай Бог, чтобы я ошибался, и кремлевская команда ничего подобного не замышляла.

Тем более что ведь – все равно ничего не получится! Все прогнило, все стукачи и палачи готовы продаться первому встречному.  Государство расползается, как гнилое сукно.