January 25th, 2013

яя

"Справедливая Россия" или Координационный Совет?

Судя по всему, руководство партии "Справедливая Россия" не на шутку встревожилось внесистемной активностью лучших своих кадров. Иначе чем объяснить ультиматум, предъявленный Геннадию и Дмитрию Гудковым, Олегу Шеину и Илье Пономареву: или СР, или внесистемная оппозиция?

Напомню для забывчивых, что еще несколько месяцев назад чуть ли не вся фракция СР, во главе с Мироновым, не считала зазорным приходить в Думу с белыми ленточками.
А сейчас - окончательный развод с протестным движением.

Официальная версия, озвученная Левичевым (председатель СР, если не ошибаюсь), такова: "Марш против подлецов" оскорбил членов фракции СР в Думе, в большинстве своем, проголосовавшиых за закон "Димы Яковлева".
Как могли члены руководства партии принимать участие в такой акции?!

На самом деле, полагаю,что это всего лишь повод: как бы ни была глубока обида Сергея Миронова за свой оскверненный участниками марша портрет, он бы вытерпел, если бы считал это политически целесообразным.
Значит не считает, или (что вероятнее) давление "сверху" на него достигло такой силы, что терпеть уже невмоготу.

Я мысленно представляю себе эту картину: "Сергей, ты дошутишься!",- грозно произносит голос за кадром.
И лидер партии "Справедливая Россия" тотчас забывает о всех своих политических регалиях и вытягивается по стойке "смирно", как простой солдат партии, кем он в сущности и является. Только партия эта называется не СР, у нее вообще нет названия. Просто "наши люди".

Итак, голос за кадром потребовал отмежеваться от внесистемных смутьянов.
Объяснил, что шутки кончились и репрессии, до недавнего времени бившие по правым (Даниил Константинов) и
ультралевым ("Левый фронт), скоро могут коснуться и вовсе "респектабельных" оппозиционеров.

И что если, например, Геннадию Гудкову мало того, что его выгнали из депутатов, так это только цветочки, а ягодки впереди.
Короче говоря, все объяснили "на пальцах".

И руководство "Справедливой России"сделало соответствующие выводы.
И донесло их в популярной форме до партийного актива.

И что же наши товарищи по протестному движению?
Олег Шеин заявил о выходе из Координационного Совета оппозиции.
Жаль, конечно, но честно говоря, я не удивлен. Олег и раньше был слишком погружен в свою "социалку", и не часто посещал КСО - структуру сильно политизированную.
Илья Пономарев вышел из руководства "Левого Фронта",- комментарии за этой организацией. В КСО он еще раньше отказался входить. Видимо, предвидел такое развитие событий.

А вот Дмитрий Гудков заявил, что покидать КСО не намерен.
И это очень важно. Дмитрий - единственный в Координационном Совете оппозиции действующий депутат Думы.
Это дает ему и КСО определенные возможности (например, депутатские запросы, кажется - мелочь, а полезная).
Очень важно, какую позицию займет Геннадий Гудков - один из опытнейших членов КСО.
Надеюсь, что выдержит оказываемое на него давление.

Что дальше?
Не нужно быть провидцем, чтобы понимать: давление на Координационный Совет будет только усиливаться.
Слабые и колеблющиеся в ближайшее время уйдут.
Останутся твердые и сильные.

Вот у них-то и появится шанс превратить этот протопарламент в настоящий штаб протестного движения.
Если, конечно, они останутся на свободе.

Но в любом случае, сам накал страстей вокруг КСО говорит о том, что вокруг этого еще несколько неуклюжего детища оппозиции скоро развернутся нешуточные политические сражения.
Мой кот

Последствия закрытия роддомов в Ярославской области

Губернатору Ястребову и его своре желаю за такое гореть в аду.

Самыми первыми при ликвидации родильного отделения пострадали его работники. Вопреки горячим заверениям директора департамента здравоохранения и фармации правительства области Сергея Вундервальда, что абсолютно все сотрудники будут трудоустроены, шесть человек персонала пополнили ряды безработных, встав на учет в Центр занятости населения. Как оценить это? То ли можно поздравить Сергея Людвиговича «соврамши», то ли обвинить в нерадивости главврача Пошехонской ЦРБ Виктора Кузьмина.

Обещания, данные пошехонским роженицам, тоже, по всей видимости, оказались пустым звуком. До сих пор нет в распоряжении ЦРБ обещанной новой машины. Кроме того, еще в середине декабря Сергей Вундервальд сообщил пошехонцам, что палата в хирургическом отделении для экстренных родов готова. Однако, первые же роды в ночь на 2-ое января показали обратное.

История о хождении по мукам первой в этом году пошехонской роженицы попала в эфир ГТРК «Ярославия». Роды начались раньше срока. Когда женщина поступила в ЦРБ, оказалось, что обещанной Вундервальдом палаты для экстренных родов еще нет (снова, что ли, поздравить вас, гражданин, соврамши?). Пришлось снять замок с родильного отделения. Смотревшие сюжет по телевизору, наверное, обратили внимание, что даже после родов женщина сидела на незастеленной кровати. Журналистам в интервью она четко сформулировала свою позицию — ехать в Ярославль не хочет. «Куда ехать? Такая дорога?», - возмущается женщина. Поскольку ребенок появился на свет раньше срока, то вместе с мамой ему предстояло проделать путь до областного центра.

Два с половиной часа понадобилось врачам из медицины катастроф, чтобы доставить пациентов в Ярославль. Впечатления роженицы от поездки были следующими: «Дорогой очень тяжело, потому что и погода, и в туалет не выйти, и все болит и сидеть тяжело, жестко. Очень тяжело, да и трясет сильно».

Вторые в этом году роды шокировали весь район. Пошехонцы почувствовали, что их отбросило во времени лет на 70 назад. Роженица из д. Давыдково разрешилась от бремени дома. Роды прошли быстро, в течение двух часов. Своего транспорта у семьи не было, а скорая не смогла проехать к деревне. Женщину с новорожденным малышом фельдшеру и акушерке пришлось доставлять до машины по пояс в снегу.

Вызвали машину медицины катастроф, но она согласилась взять только малыша. Для матери в машине места не нашлось. Пошехонцам было предложено везти женщину следом в машине больницы. Оставить ребенка измученная мать отказалась, и их на больничной скорой отправили в Рыбинск. За это решение врач-гинеколог Пошехонской ЦРБ Зинаида Пушкина получила выговор от главного гинеколога области. Оказывается, родильниц с детьми следует отправлять только в Ярославль.

– Не понимаю этой логики! До Рыбинска ехать в два раза быстрее, а женщине после родов требуется максимальный покой, ведь кровотечение может начаться и спустя два часа, – переживает Зинаида Александровна.

Однако судя по всему для руководителей ярославской медицины приказы и директивы важнее здоровья и жизни людей.
Об еще одном кошмарном случае ЯРНОВОСТЯМ рассказала бабушка родившейся на свет 13 января малышки Ани - Татьяна Киселева. Когда в субботу, 12 января у ее дочери Ольги начались первые схватки, молодая женщина собрала все необходимое и вызвала скорую. В ЦРБ акушерка подтвердила, что родовой процесс начался. Приняли решение везти Ольгу в Рыбинск. И тут начались приключения: когда медики погрузили все оборудование на случай родов в машину и разместили саму роженицу, выяснилось, что бензина нет. Поехали на заправку, прокололи колесо, вернулись в больницу и перегрузились в другую скорую. Другая машина, обычная старая необорудованная буханка, оказалась холодной – а на улице минус 22. Роженица замерзла до такой степени, что ее пришлось пересадить в кабину к водителю, где хоть чуть-чуть потеплее.

Водитель переживал за состояние Ольги гораздо больше Сергея Вундервальда, у него хватило чуткости хотя бы интересоваться у роженицы, как она себя чувствует и доедет ли вообще.

В страшном стрессе окоченевшую женщину привезли в Рыбинск, где уже рыбинские врачи констатировали — родовая деятельность прекратилась. Медики заявили, мол, процесс родов упустили. Хотели вернуть ее в Пошехонье, но пошехонская машина уже уехала, и рыдающую Ольгу с высоченным давлением оставили в отделении гинекологии. А в воскресенье пришлось роды уже вызывать.

Выписали маму и малышку уже через двое суток, даже не сделав необходимых прививок. Как рассказывает Татьяна Киселева, вся семья еще до сих пор приходит в себя от пережитого. После всего этого рожать снова Ольга уже не хочет. И ее можно понять.

Отсюда

Редко прошу репостов, но тут надо обязательно!

Спасибо!


яя

Притча о Правде и Лжи - Владимир Высоцкий




Все сегодня пишут о Высоцком. И пи этом не замечают главного - а именно то, что все сегодня пишут. И (условно) охранители, и (условно) оппозиция. И прочие, и пятые, и десятые.

Значит, осталось нечто, что объединяет.