April 24th, 2013

яя

Постдиссидентура

Последнее время часто приходится встречать особую категорию гражданских активистов. Их всегда можно встретить в местах скопления протестующей публики. Имена их мало известны широкой общественности, да эти люди в большинстве своем не стремятся к личному пиару. Как не стремятся они и к власти.

Это мои ровесники (50+), я их хорошо знаю с допотопных времен. В основном - порядочные и честные люди, искренне исповедующую свою "демократическую" веру. Эта вера, при всем моем к ней уважении, и тогда была не без изъянов. Главный - схоластические представления об обществе и власти, о собственном народе и его чаяниях, о геополитике и либеральном-счастливом конце истории.

Большинство этих людей и 20 лет назад не попало во власть, а кто попал, оказался быстро выставлен за кремлевские тяжелые двери, и капитал не сделало в лихие 90-ые, и даже в обетованные страны не уехало. Впрочем, даже те, кто уехали, сохранили всю ту же непорочность, продолжая и в Сан-Франциско (далее везде) пережевывать старые споры московско-питерских кухонь.

Замечательные они люди. Но только за прошедшую четверть века так ничего и не поняли, ничему не научились. Они все еще живут своей утопией позднесоветской интеллигенции о построении " в отдельно взятой стране" гуманного и свободного капитализма, где на тучных нанотехнологическх полях будут вместе и мирно пастись "многонациональные народы", разжиревшие рэкетиры 90-ых, олигархи из комсомольских работников, и облагодетельствованные ими просвещенные пролетарии, пассионарные крестьяне и многочисленные хорошо накормленные свободные художники.

Прямо идиллия, она же Аркадия.

И весь этот конгломерат во главе с пенсионерами (но не а ля рюсс, а вполне западного типа), блистая зубами-имплантами ценой с Мерседес, помчится сломя голову на чистые и свободные выборы, и будет нам всем счастье. Которого мы не понимаем. Не понимаем мы почему-то, что свободная пресса, справедливый суд и неподкупное чиновничество - это так просто, только и ждет освобождения от пут какой-нибудь тирании.

Нужно просто всем хорошим людям выйти с белыми шариками на площадь, усовестив всех остальных, которых почему-то всякий раз неизмеримо больше - оголтелых левых, правых и нашистов - как бы те при каждом режиме не назывались. И раскаивавшаяся власть, на ходу сдирая костюмы от Бриони, со слезами на бесстыжих глазах, побежит брататься с этими хорошими людьми. И цивилизованные народы замрут в тихом восторге при виде столь умилительной сцены и примут настрадавшуюся Россию в свою большую и очень-очень дружную семью.

Лет 30 тому назад я и сам готов был в это поверить. Но годы прошли. "Дешевая демократия" бывает только в популярных учебниках политологии.

Вся проблема общения с этими неплохими людьми в том, что, как всякие фанатики, они не допускают даже мысли о том, что история давно уже проехала мимо фукуямовского конца истории. Впереди - неизвестность.