July 18th, 2013

яя

(no subject)

В Кирове зачитывают приговор. И Навальный, и Офицеров признаны виновными, кто бы сомневался. Понятие "виновен" в современном российском производстве вообще теряет смысл. Виновен каждый, с рождения и до смерти. Виновен в силу того обстоятельства. что ему не повезло с местом рождения.

Теперь независимо от того, каким будет итоговый приговор в этом деле, ясно, что по всем делам, связанным с политическим противниками режима, приговоры будут обвинительными. Последние иллюзии относительно возможности преодоления нынешнего политического кризиса рассеяны.

Кстати, в этой связи московские выборы приобретают отчетливо выраженный конфронтационный характер. Главным вопросом этих выборов теперь уже точно будут не проблемы благоустройства города, а проблемы политического выбора. Более того, может случиться и так, что те, кто в ходе избирательной кампании сосредоточатся исключительно на городских проблемах, будут выглядеть не слишком достойно.
яя

вдогонку

В России стало на двух политзаключенных больше.

Перед Алексеем Навальным снимаю шляпу. Предполагаю, что у него был выбор, он мог закатать штаны и рвануть в дружественное посольство. Но он выбрал тюрьму. Это очень серьезный шаг, характеризующий человека.

Для меня все вопросы к Алексею Навальному сняты. Все, что не устраивало и не нравилось, уходит не на второй план даже, а на 22-ой план. И у оппозиции сейчас есть шанс прекратить склоки, хотя бы на время.

А выборы в Москве приобретают совсем другое звучание. И тема бойкота становится осмысленной.

И еще нужно понимать, что мы вступили в новый этап. Каждый может быть завтра или послезавтра арестован. Но я ни у кого не вижу страха и не слышу призывов к капитуляции. Думаю, что власть совершила роковую ошибку. Арест в зале суда - до вступления приговора в законную силу - показывает, что власть делает ставку на обострение. Власть как будто пытается вызвать преждевременный сход лавины, пока еще нависшие снежные массы не представляют для нее смертельной опасности. Но все дело в том, что лавины скапливаются одновременно в нескольких местах, причем часто там, где этого менее всего ждут.