July 25th, 2013

яя

(no subject)

Из интервью по выборам в Подмосковье

...В руках Воробьева сосредоточен мощный административный ресурс — местные СМИ. Это сильно затрудняет для оппозиции проведение эффективной предвыборной кампании, считает политолог Илья Константинов.

"Если избирательная кампания будет проходить в традиционном режиме "зажимай и вбрасывай", то никаких проблем у Воробьева не будет. Если она будет идти свободнее, на что указывают некоторые факторы, то могут появиться какие-то шансы у оппозиционных кандидатов.


Хотя местные СМИ работают сугубо на администрацию, там очень жесткий административный контроль, поэтому оппозиции там работать труднее. На второе или третье место Гудков обязательно должен выйти, он может составить определенную конкуренцию фаворитам предвыборной гонки Московской области"
, — уверен Константинов.
Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/2240253?isSearch=True
яя

Суд в прострации

Даже не знаешь, что и сказать. Торжественное начало самого большого (я не шучу, потому что речь идет о самой грубой и топорной фальсификации) политического процесса было скомкано.

Нет, люди пришли - огромное им спасибо за неравнодушие! Было много прессы. Были все наши замечательные адвокаты. Привезли Данилу.

Но тут внезапно:

- выяснилось, что судья срочно легла в больницу.
За дело взялась зампредседателя суда. В самой маленькой комнатке, где могло поместиться от силы 10 человек, а кислородное голодание должно было наступить не позже через полчаса, она открыла процесс.

Но тут внезапно:

- выяснилось, что ни суд, ни прокуратура не удосужились уведомить потерпевшего.

Итог: заседание перенесено на 9 августа.

Что-то неладное происходит. Понятно, что судьи прекрасно понимают, что почёта этот процесс им не прибавит, а будет одна сплошная головная боль с неясными, но явно нехорошими последствиями в будущем.
А может, еще какая-нибудь пакость готовится.
А может, тоже где-то башни не договорились (это как раз уже шутка) и приказы противоречат друг другу.
А может, а может...

Невиновный в тюрьме уже скоро полтора года. Несущие за это ответственность (самую что ни на есть уголовную) пока еще на работе или на отпускном благословенном пляже. Но жизнь не стоит на месте.