August 21st, 2013

яя

Против ЛОМа есть прием - 2

начало

«Болотный след»

Очевидно, что Константинов, несмотря свои таланты и амбиции, едва ли представлял для властей серьезную угрозу. Илья Константинов и адвокат Динзе утверждают, что «истинной причиной посадки» Константинова стал его отказ участвовать в провокации, аналогичной той, что, по мнению оппозиции, произошла 6 мая 2012 года на Болотной площади.

«Когда шла подготовка митинга 10 декабря [2011 года], ко мне пришел Даниил и сказал, что ему предлагают собрать своих ребят и, когда все соберутся у памятника Карлу Марксу, повести людей на штурм Государственной Думы», — рассказывает Илья Константинов. По его словам, этого «категорически требовал солидный серьезный человек из националистических кругов, который помогал создавать "Лигу обороны Москвы"». «Я сказал сыну, что это провокация и обратился к своему давнему приятелю из ФСО. Выяснилось, что сей господин за несколько дней до разговора [с Даниилом] в очередной раз побывал у [тогдашнего заместителя главы администрации президента] Владислава Суркова и получил с его подачи от одного из олигархов два миллиона евро на свою благородную миссию», — рассказывает Константинов.

Против Даниила Константинова было возбуждено и второе дело — за угрозы убийством следователю во время очной ставки с Софроновым. Однако, как утверждают адвокаты, когда следователи поняли, что дело по статье 296 части 2 УК должно рассматриваться судом присяжных, его закрыли. Кроме того, основное обвинение против националиста переквалифицировали со статьи 105 часть 1 на статью 105 часть 2, что также лишило Константинова права на рассмотрение его дела судом присяжных.

Когда «заговорщики» из националистов вновь собрались обсудить грядущий митинг на площади Революции, «солидный господин» опять поставил вопрос о штурме, и Даниил публично заявил, что тот консультировался у Суркова. «Да ну что ты, я не видел Суркова уже несколько месяцев», — будто бы открестился от порочащей его связи господин. Константинов, тем не менее, решительно отказался организовывать штурм и сказал, что и другим не позволит. «В итоге 10 декабря ничего не было, вот такая вот простая правдивая история», — заключает Константинов-старший.

По его словам, в тех неформальных встречах принимали участие активисты «Лиги обороны Москвы» и другие связанные с «солидным господином» лица, которые получали у него деньги. Назвать «солидного господина» или других участников встречи Илья Константинов отказался. Этого не хочет Даниил, который «по наивности» опасается, что соратники обвинят его в предательстве, говорит отец. «Скажут, что это был честный революционный замысел, люди хотели свергнуть кровавый режим, а ты [отказался], а теперь сдаешь своих соратников и национальную революцию и подставляешь их под удар», — объясняет позицию сына Илья Константинов.

10 декабря 2011-го на Болотной площади прошел первый из так называемых «больших митингов» ? оппозиции тогда удалось вывести на улицу не менее 60 тысяч человек. Организация акции сопровождалась скандалом: митинг, заявленный еще до первых послевыборных протестов лидерами «Левого фронта», должен был состояться на площади Революции. Однако в ходе сепаратных переговоров организаторов протестов во главе с публицистом Сергеем Пархоменко с мэрией Москвы при посредничестве главреда «Эха Москвы» Алексея Венедиктова была достигнута договоренность о переносе митинга и организации прохода всех желающих с первоначального места проведения акции на вновь согласованную (то есть на Болотную). Лидер «Другой России» Эдуард Лимонов отказался следовать этим договоренностям и провел акцию протеста на площади Революции. Его и других немногочисленных активистов никто не задерживал.

Ближайший соратник Даниила Константинова Василий Жмуров говорит, что «нечто в этом духе было», но сам он на встрече не присутствовал. «Задумка была в том, что будет эдакая "революция гвоздик", менты посмотрят, подумают и заявят свою солидарность с народом, а стояние в течение недели закончится бескровной сменой режима», — говорит Жмуров. Про штурм Госдумы он ничего не слышал. Дмитрий Феоктистов, который пришел на интервью со мной с пресс-секретарем своей партии («Новая сила»), чем исключил любые намеки на откровенный разговор, в ответ на вопрос о встрече рассмеялся. «Я, мягко говоря, очень в этом сомневаюсь. И потом, 15 человек, захватывающих Думу — это смешно!» — сказал Феоктистов. Константинов-старший заочно ответил на заявление Феоктистова, что только ЛОМ во главе с Даниилом Константиновым и мог «сдвинуть толпу».

Илья Константинов описывает «провокатора» так: «Солидный спокойный человек моего возраста, который кричать на митинги не ходит, пишет книжки и держится особнячком». В декабре 2011 года, по словам Константинова-старшего, «солидный господин» сидел в кафе напротив митинга и со стороны смотрел на происходящее, «чтобы не подставляться».

Под это описание больше всего подходит лидер партии «Новая сила» Валерий Соловей. Соловей родился в 1960 году (Илья Константинов — в 1956-м), он профессор МГИМО, автор книг «Смысл, логика и форма русских революций», «Кровь и почва русской истории», «Несостоявшаяся революция. Исторические смыслы русского национализма» и других. Соловей, националисты Владимир Тор и Даниил Константинов незадолго до выборов 2011 года учредили объединительное движение националистов «Русская платформа». Илья Константинов в беседе со мной не подтвердил, но и не опровергнул, что имел в виду Соловья.

Соловей, как минимум, задумывался о штурме Госдумы. Во всяком случае, 7 декабря 2011 года на сайте «Русской платформы» вышел небольшой текст «Как побеждают революции» как раз за авторством Соловья. Материал иллюстрирован фотографией маски Гая Фокса и содержит практически прямые призывы к решительным действиям на Площади Революции 10 декабря 2011 года. «В России началась революция… не волнения, не бунт, а мирная ненасильственная, демократическая революция», — начинает текст Соловей. Условиями победы революции Соловей называет высокий моральный дух революционеров и прогрессирующее ослабление способности власти (ОМОН якобы откажется выполнять приказы через несколько дней) сопротивляться революционному натиску, союз части элит с восставшим народом (тут в пример приводится тогдашний депутат Госдумы от «Справедливой России» Геннадий Гудков). Следом автор прямо пишет, что кульминация революции — это захват какого-нибудь здания, ассоциирующегося с прежним режимом. Из всех целей Соловей выбирает именно Госдуму, являющуюся высшим органом законодательной власти. «Как только восставшие вспомнят это обстоятельство, их хаотичная активность приобретет смысл, а движение — направленность. Вход восставшего народа в здание законодательной власти будет не захватом, а освобождением от тирании», — пишет Соловей. В конце статьи он, впрочем, оставляет себе место для маневра и называет свою статью «скромными академическими заметками».
Даниил Константинов и Эдуард Лимонов перед рассмотрением искового заявления к Минюсту РФ о нерегистрации партии «Другая Россия». 2011 год

Я в лоб задаю Валерию Соловью вопрос о возможной его причастности к готовившемуся в декабре 2011 года «штурму Госдумы». Он отвечает так: «Это совершеннейшая ахинея. Я, правда, писал статью, но назвать ее призывом к революции вряд ли можно, это политологическая констатация». Соловей, смеясь, говорит, что никакой встречи с националистами не было, так как «не с кем было встречаться». Свои связи в администрации он отвергать не стал, сказав, что «возможно, у него и есть какие-то знакомые, но из этого ничего не следует». После долгой паузы информацию о планах штурма Госдумы опроверг и националист Владимир Тор: «Не помню такого, это точно было без меня, я не в курсе». Тор, Соловей и Константинов входили в создававшуюся тогда (и зачахшую в 2012 году) «Русскую платформу».

6 июня 2012-го, накануне инаугурации Владимира Путина, в Москве состоялась очередная акция протеста ? первый из нескольких «Маршей миллионов». Акция завершилась столкновениями протестующих с правоохранителями. В результате пересмотра плана расстановки полицейских кордонов при входе на Болотную площадь со стороны улица Большая Якиманка образовалось «бутылочное горлышко», что позволило лидерам протеста объявить прошлые договоренности с мэрией нарушенными и провозгласить сидячую забастовку. Часть протестующих предпочли пойти на прорыв полициейских заграждений. В результате продолжавшихся около трех часов столкновений несколько полицейских и манифестанов были легко ранены; это позволило властям инициировать уголовное преследование рядовых участников протестной акции и лидеров оппозиции. Фигуранты «болотного дела» — 28 человек во главе с «организаторами массовых беспорядков» Константином Лебедевым, Леонидом Развозжаевым и Сергеем Удальцовым.

Товарищи Даниила Константинова подтверждают связи Соловья в администрации. По словам левого активиста Артура Авакова, Соловей «не скрывал, что у него есть связи с администрацией президента, и Даниилу это не нравилось». Он добавляет, что у Соловья были деньги и что откуда-то у него появились два миллиона долларов на создание партии «Новая сила». Еще один соратник Константинова говорит, что «не было секрета, что у Соловья есть некие влиятельные знакомства и что он периодически узнавал какую-то инсайдерскую информацию». Правозащитник и член Координационного совета оппозиции Сергей Давидис говорит, что давление на националистов оказывалось, но не берется судить, «какие были замыслы и как их хотели использовать».

Адвокат Динзе уверен, что власти хотели на Площади Революции 10 декабря 2011 года реализовать сценарий, который потом удался на Болотной площади 6 мая 2012 года. По первоначальному замыслу, именно Даниил Константинов должен был реализовать силовую акцию, которая привела бы к массовым беспорядкам и их силовому подавлению, причем это планировалось сделать в более жестком варианте, чем получилось 6 мая, рассуждает адвокат. Динзе и Константинов-старший соглашаются друг с другом, что на Болотной вышел «лайт-вариант». «Именно Даниле с его психофизиологическими данными, с его харизмой лучше всего было быть на острие», — добавляет отец Константинова. Он утверждает, что ЛОМ когда-то создавался «взрослыми дядями, которые хотели в нужный момент использовать ее на лезвии крупномасштабной провокации». Странно, впрочем, поверить в эти намерения, учитывая, что движение появилось еще в 2011 году, до начала массовых гражданских протестов. Константинов-старший утверждает, что Даниил тогда «повелся, когда ему предложили роль вождя, дали трибуну и предложили реализовать свои амбиции». За что, видимо, и поплатился.

* * *

Дело националиста Константинова, которого даже «Мемориал» признал политзаключенным, так и не привлекло внимания СМИ. Даже националисты, по словам друга Даниила Константинова, левого активиста Авакова, при всех их ресурсах только поддерживают сайт в его защиту, то есть «парня просто слили». Между тем, в листовке, которую на суде распространяют соратники Константинова, приведена известная цитата богослова и антифашиста Мартина Нимёллера: «Когда они пришли за коммунистами, я молчал, потому что я не коммунист. Когда они пришли за социал-демократами, я молчал, потому что я не социал-демократ. Когда они пришли за евреями, я молчал, потому что я не еврей. Когда они пришли за мной, некому было говорить».

Рассмотрение дела Даниила Константинова по существу началось 9 августа 2013 года в Чертановском районном суде Москвы. Константинов заявил, что «мог бы превратить этот суд в фарс», но ему стыдно и неудобно перед отцом убитого. Он считает, что из судьбы убитого сделали разменную монету, поэтому постарается «вести себя как можно более серьезно». Очередное заседание 19 августа, на котором суд должен был начать рассмотрение письменных материалов дела, было перенесено на неделю из-за того, что у Константинова обострилось хроническое заболевание — межпозвонковая грыжа, и в суд его можно было доставить только в лежачем положении. По словам Константинова-старшего, «надлежащее лечение отсутствует полностью, нужных лекарств не дают».

Илья Азар

http://lenta.ru/articles/2013/08/20/konstantinov