September 16th, 2013

яя

Политический ПТСР

Начало здесь:

http://ivkonstant.livejournal.com/290833.html
http://ivkonstant.livejournal.com/52975.html
http://ivkonstant.livejournal.com/40555.html
http://ivkonstant.livejournal.com/43015.html
http://ivkonstant.livejournal.com/284942.html

Сами по себе руководители Верховного Совета не были идейными противниками Ельцина. Речь скорее шла о противостояние личностей и некоторых тенденций, степеней и градусов в проведении общей политики. Но не было там полярной векторности. По большому счету эта была борьба внутри системы за различную режиссуру одного и того же сценария.

А уличная оппозиции была заряжена совершенно другими настроениями, другой идеологией.
В результате получилось очень интересное явление: именно радикализм массовой, уличной, непримиримой оппозиции подталкивал руководство ВС к противостоянию с командой Ельцина.

Конкретные примеры. Подавляющее большинство депутатов, в принципе, были сторонниками приватизации, а не ее противниками И спор шел об оптимальных моделях, формах и методах приватизации. Вилка разводилась традиционно: приватизация массовая (демократическая, народная), или приватизация номенклатурно-криминальная.

Другое острейшее противоречие: отношение к СССР, а после подписания Беловежского соглашения (напомню, что против проголосовало 6 человек) - к советскому наследию. Но и здесь водораздел проходил не только и не столько между сторонниками и противниками"незыблемости" (затем - восстановления СССР), сколько между сторонниками быстрого демонтажа союзного государства без оглядки не только на людей, остающихся за пределами России, но и без учета стратегических интересов страны, и теми, кто выступал с национально-государственных позиций.

Самые жаркие дискуссии - Крым, Севастополь. Значительная часть депутатов считала, что признание независимости Украины возможно только при условии возвращения этих территорий России. Многие поднимали вопрос Северного Казахстана - исконно казачьих территорий. Весь накал возмущения по отношению к Ельцину был связан с тем, что он категорически отказывался не только решать, но даже поднимать эти вопросы. Ему оставался самый большой кусок СССР, и он был вполне занят его перевариванием.

Сейчас странно даже об этом вспоминать, но новейшая история страны могла бы состояться по-другому. Никто не посмел бы помешать России защитить хотя бы права своих соотечественников в национальных республиках, если бы государство российское проявило в этом вопросе политическую волю. Минимальную волю.

(Через 20 лет к нам возвращаются. Но уже не соотечественники, судьбы многих из них сложились трагически. Возвращаются граждане других стран, отпраздновавших свою независимость 20 лет назад).

Именно тогда и проявился родовой порок постсоветской государственности - ее глубокая номенклатурность, стремление к кулуарной политике и полное пренебрежение интересами большинства.

Но в том и трагедия ВС, что массовая, уличная оппозиция в своем большинстве в тот момент была озабочена совершенно другими проблемами и руководствовалась другими идеями. Среднестатистический антиельцинский протестант того времени был человеком, надломленным посттравматическим синдромом крушения страны и экономики. Сейчас очень модной профессией стала психология. В том числе, многие психологи занимаются именно изучением и лечением посттравматического синдрома (ПТСР). Они пытаются помочь и отдельному человеку, и выезжают на места локальных катастроф, чтобы с переменным успехом поддержать людей в беде.

А теперь представьте себе огромный народ с одним таким синдромом? А вместо помощи - началось невиданное ранее глумление над простым человеком с использованием всей мощи СМИ.

Кстати, после этого я никогда не смогу больше произнести излюбленное многими националистами слово "совок". Но это словечко было самым мягким в те времена для той характеристики, которую давала власть своему собственному народу. Часто жалею, что под рукой нет газет того времени, а в интернете - не найти популярных в то время политических телепередач. Вот где была настоящая вакханалия.

Главная проблема начала 90-ых - отрыв всех ветвей власти от народа. И если депутаты ВС хотя бы оглядывались на своих избирателей, то команда Ельцина руководствовалась подлейшим принципом про "пипл, который все схавает". Тогда же это выражение и вошло в обиход. Общество вдруг неожиданно и непропорционально разделилось на "храбрых реформаторов" (Чубайс) и презренный "совок". К последнему относились все - от рабочих (их тогда еще было много) до учителей, врачей, ученых. И повторю - это было самым мягким определением для всего народа.

(И если люди, ныне прозываемые "хомячками", "белоленточниками" и прочими нежнейшими наименованиями, могут позволить себе воспринимать это с юмором, сидя за компом и попивая кофеек, то тем "совкам" уже было не до юмора. Нужно было физически выживать каждый Божий день. Люди постарше помнят многочисленные стихийные рынки на каждом углу, где продавались из дома самые обычные предметы быта - чтобы поесть. Зарплаты не платились по полгода).

Итак: национальное унижение, крах экономики с катастрофическим обнищанием людей, люмпенизация народа, потеря всяких социальных ориентиров. Надо ли удивляться, что на уличных демонстрациях доминировали левые.

И сложность положения руководства ВС заключалась еще в необходимости очень круто маневрировать для того, чтобы с одной стороны, учитывать интересы элитарных групп, обладающих экономическим и политическим влиянием, с другой стороны - это руководство не могло не слышать плач обездоленной улицы.

А здесь, как вы понимаете, очень сильно расходящиеся векторы. Отсюда - некоторая непоследовательность, раздвоенность, колебания, поиски компромиссов с Ельциным, боязнь сжечь за собой все мосты

Кстати говоря, мало кто помнит о том, что противостояние законодательной и исполнительной власти шло на всех уровнях - не только Ельцин и ВС, но и Лужков и Моссовет - и по всей стране в разных вариантах с разной степенью антагонизма.

Это проявлялось во всем и всегда. Но особенно - в сентябре-октябре, о чем в следующий раз.