September 18th, 2013

яя

Дело Даниила Константинова

Первый процесс, на котором власти решились предъявить одному из своих политических противников полностью сфабрикованное обвинение в насильственном (не экономическом) преступлении...

www.novayagazeta.ru

В Чертановском районном суде идет процесс над националистом и лидером «Лиги обороны Москвы» Даниилом Константиновым, обвиняемым в убийстве.

Это, по моему глубокому убеждению, первый процесс, на котором власти решились предъявить одному из своих политических противников полностью сфабрикованное обвинение в насильственном (не экономическом) преступлении.

Обвинение

Даниил Константинов обвиняется в том, что вечером 3 декабря, в 19.20, в подземном переходе у станции метро «Ул. Академика Янгеля» вместе с пятью другими сообщниками на почве внезапно возникшей неприязни убил некоего Алексея Темникова. Темников и его приятель Софронов стояли в переходе, Константинов с друзьями к ним подошел, завязалась драка, Темникова убили, Софронова ранили, все разбежались.

Скажу сразу: я не вижу ничего невозможного в том, что человек, организующий охрану маршей националистов, задерется где-то в подземном переходе. Фразами типа: «Он же через день, 5 декабря, пошел протестовать против фальсификации выборов, поэтому он не мог 3 декабря убить человека», — меня не купишь.

Проблема заключается в том, что у Даниила Константинова железобетонное алиби. В 19.20 он был на другом конце Москвы, в ресторане «Дайкон», на проспекте Мира, где вместе с женой и родителями праздновал день рождения своей матери Галины.

Константинов вместе с женой Мариной выехали на машине около шести из своего дома в Алтуфьеве, заехали в магазин «М-Видео» у Крестовского моста, купили в подарок матери пароварку, заехали за родителями в Останкино и повезли их в ресторан на проспекте Мира, где к ним присоединились друзья родителей — пожилая пара Ольденбург-Свинцовых: кинорежиссер и его жена, музыкальный продюсер. Там они оставались до ночи.

Это правда, что в течение часа до и после преступления Даниилу никто не звонил, то есть по билингам нельзя доказать, что в 19.20 он был именно в ресторане. Однако алиби Константинова исчерпывающе доказывается следующими обстоятельствами.

Во-первых, время на фотографиях. Мать Даниила снимала день рождения на цифровую камеру, а та, как известно, фиксирует время снимка. Правда, время на камере было сбито: Галина Константинова как купила фотоаппарат в Сингапуре за три года до этого, так ничего в нем и не меняла.

Я однажды попала в аналогичную ситуацию: сняла на камеру в 4 часа утра посреди леса машину, которая за мной следила. Водитель, пока я снимала, говорил по телефону, и мне было ясно, что точное время снимка поможет вычислить телефон. Время на камере было сбито, но я справилась с задачей в течение двух минут, используя исключительно такие широко известные арифметические операции, как сложение и вычитание.

Так вот: экспертиза заявила, что установить время снимков не представляется возможным, а потом следователь потерял камеру вовсе. Вы можете возразить, что я точно знала, что время на моей камере не переставлялось после съемки, а следствие этого не знает. Отвечу: на камере были гигабайты других снимков, по которым можно было с точностью до минуты высчитать поправку.

Во-вторых, алиби Даниила подтверждается чеком из магазина на Крестовском, пробитым за час до убийства. Чек есть, пароварка есть, и кассирша опознала жену Даниила как девушку, покупавшую пароварку. Даниила она не опознала, она только помнит, что с девушкой был молодой человек.

Collapse )
яя

Снова в суд

Судебный процесс над политзаключенным Даниилом Константиновым продолжается. Странный процесс: формально суд идет уже четвертый месяц, а рассмотрение обстоятельств дела по существу только начинается. Пока судья Тюркина успела рассмотреть только письменные материалы, но, хотя и из них уже очевидна абсолютная непричастность Даниила к инкриминируемому ему преступлению, никто, разумеется, не снял с молодого юриста и политика дикого и подлого обвинения, не освободил в зале суда, не отправил дело на доследование.

Судебная машина продолжает вяло пережевывать свою жертву, и ни у кого, кто имеет на это необходимые полномочия, не хватает духа сказать: «Хватит, остановитесь, здесь творится чудовищное беззаконие».

Впрочем, посмотрим, все самое главное на этом процессе еще впереди.

На следующем заседании, которое состоится в четверг 19 сентября, начнется допрос свидетеля обвинения.

По идее, суд должен был бы начать с допроса главного (и, фактически, единственного) свидетеля Софронова – того самого, что давал показания против Константинова в перерывах между многочисленными кражами со взломом. Говорят, что Центр «Э» охраняет его, как английскую королеву.

Collapse )