October 15th, 2013

яя

Бесконечная Гражданская - 1

Я все равно паду на той, на той единственной Гражданской (с)

Это началось не вчера, не при Горбачеве, и не в 1917 году. Лишь краткость человеческой жизни, да рабская приверженность догмам и ярлыкам мешает нам увидеть очевидное - многосотлетнюю гражданскую войну, периодически переходящую в вялотекущую фазу, но никогда окончательно не затухающую на просторах великих евразийских равнин. Точная дата ее начала теряется во мраке истории.

Первые выстрелы прогремели, наверное, еще во времена Русской Смуты в мае 1606 года, когда отчаянный Лжедмитрий выскочил с алебардой в руках навстречу толпе заговорщиков со словами "Я вам не Бориска" (имея в виду Бориса Годунова), а сын боярский Григорий Валуев, выстрелив в Дмитрия, сказал: "Что толковать с еретиком: вот я благословляю польского свистуна!"

Искры этой войны разлетались от пламени горящего Палеостровского монастыря, где впервые совершили самосожжение 2700 старообрядцев.

Ее несли на своих саблях казачьи сотни Разина и Пугачева, именно ей был заряжен пистолет декабриста Каховского, сразивший легендарного Милорадовича. Этой войне служили фанатичные народовольцы и вышколенные жандармы, большевистские комиссары и добровольцы корниловского "Ледового похода"..
.
А недавно я увидел отблеск той же самой войны в искаженных яростью лицах ОМОновцев, неистово молотивших дубинками демонстрантов на Болотной площади, и в оловянных глазках сотрудников Центра "Э", фабрикующих уголовное дело Даниила Константинова.

Должен разочаровать адептов классического марксизма, речь здесь пойдет не о перманентной классовой борьбе, как движущей силе истории (хотя таковая борьба, несомненно, имеет место). Не являются предметом моего интереса и национальные-межнациональные проблемы.

Более 300 лет в России идет ожесточенная борьба между приверженцами модернизации и сторонниками традиционного общества.

Сейчас, с высоты XXI века, знаменитый петровский указ "О бритии бород и усов всякого чина людям, кроме попов и дьяконов, о взятии пошлины с тех, которые сего исполнить не захотят " представляется историческим анекдотом. А для старомосковских людей, глубоко убежденных в греховности бритого подбородка, это было крушением всех представлений о добре и зле, чуть ли ни знамением Антихриста.

И, сочиняя этот и множество подобных ему указов, Петр прекрасно отдавал себе отчет в том, что он объявляет самую настоящую войну Московской Руси, от которой он сбежал в продуваемый балтийским ветром Петербург.
И вел государь эту войну не на жизнь, а на смерть, не жалея ни топора, ни плетей, ни даже жизни своего сына и наследника Алексея.

Не будем гадать о корнях и причинах очевидной современникам и потомкам ненависти Петра Алексеевича ко всему старорусскому, побудившей его "взнуздать Россию". Возможно, эта мотивация носила глубоко личный характер.

Collapse )