February 5th, 2014

яя

Падающие башни

Башни падают по-разному.

Знаменитая Пизанская башня падает уже 650 лет, и все никак не может окончательно рухнуть.
Более того, специалисты говорят, что "падение" этого архитектурного шедевра в последние годы прекратилось, и конструкция способна простоять еще несколько веков.
Врут небось?

В Казани башня Сююмбике столетиями кренится, но держится на радость жителям.

А, если и так, то это наверняка связано с особенностью итальянского (или татарского?) климата и почвы.
Поди попробуй в России только накрениться: вмиг найдется масса желающих тебя подтолкнуть.

Но, не будем отвлекаться от архитектурных шедевров.
В Москве теперь тоже есть своя "падающая башня" - Шуховская (она же Шаболовская). Впрочем, о том, что этот шедевр инженерной мысли 20-ых годов прошлого века, вот-вот обрушится, знали только специалисты.

А простые москвичи и гости столицы, бродя по Шаболовке, задирали головы вверх, разглядывая творение гениального инженера, только ахали и говорили: "умели же строить отцы-основатели".
Особенно восхищала некоторых экскурсантов, вполголоса рассказанная экскурсоводом история о том, как инженер Шухов за аварию при строительстве башни был приговорен к расстрелу (с отсрочкой до завершения строительства).

Самые въедливые из слушателей при этом поднимали горе указательный палец и многозначительно переглядывались. Мол: "не было бы приговора, не стояла бы здесь эта красавица"!

И вот, на тебе: вредители из Минкомсвязи РФ заявили недавно, что состояние Шуховской радио-телебашни достигло критической отметки, и что перед реконструкцией ее необходимо полностью демонтировать.

Более того, некоторые безответственные специалисты этого ведомства утверждают, что башня уже начала рушиться. Дескать, из нее давно вылетают некоторые элементы, в частности, болты и скрепы (!), и она в любой момент может осыпаться на головы изумленных россиян.

Слава Богу, в ведомстве нашего главного патриота Владимира Мединского нашлись энтузиасты, вступившиеся за незыблемость отечественного культурного наследия.

Башню, конечно, жалко: Владимир Григорьевич Шухов был, несомненно, великим инженером, гением.

Хотелось бы надеяться, что и мы найдем способ остановить падение отечественных "падающих башен".

Но, уверенности нет. Слишком скверный климат установился в последнее время в нашей стране.

Мы не в Италии.
яя

Фотографии от 26.12.2013

Утром опять в суд.
Честно говоря, не хотелось мне вспоминать тот страшный день - 26 декабря. Когда суд "умыл руки", неизвестные в масках избили сына, а у моей мамы остановилось сердце.

Я тогда срочно уехал - и не успел поставить фотографии.

Но люди замечательные. Спасибо им всем.

SDC14939

SDC14914

Collapse )
яя

(no subject)

73531

Грани.Ру: Мосгорсуд подтвердил законность возвращения дела Константинова в прокуратуру

Мосгорсуд отклонил жалобу столичной прокуратуры на возвращение в надзорный орган дела Даниила Константинова. Также суд признал законным продление ему ареста. Ранее судья Чертановского райсуда вернула дело на доследование из-за нарушений в обвинительном заключении. Константинова обвиняют в убийстве, хотя у него есть алиби.


яя

Конвейер работает

Ход заседания - по твиттеру центра РОД

Даниила Константинова оставили в тюрьме
Евгений Левкович: С какой стати человек, который еще не признан виновным, должен перевоспитываться — не объясняется
Даниила Константинова оставили в тюрьме на основании справки центра "Э" о том (дословно), что "за него стоят в пикетах", а также на основании того, что он "малоразговорчив с сотрудниками администрации СИЗО и плохо поддается мерам воспитания".
С какой стати человек, который, на минуточку, еще не признан виновным, вообще должен перевоспитываться — не объясняется.
Снимать постановление судьи запретили даже аккредитованным журналистам. Сейчас приставы собираются удалить людей не то что из зала — из корридора, на основании того, что судья пожаловался на какой-то шум. Один из спецназовцев ФСИН, в форме, при исполнении, снимает всех пришедших на камеру. Для центра "Э", видимо.
Как-то так.
http://www.kasparov.ru/material.php?id=52F21EC8AA014
http://www.kasparov.ru/material.php?id=52F1F69234BFA

Здесь написана сермяжная правда. В документах, представленных в суд обвинением как доказательство необходимости пребывания в тюрьме невиновного человека, значились: все предыдущие постановления о продлении срока пребывании под стражей (а какое это имеет значение, если дело отправлено на новое расследование?), справка Центра Э о том, что в защиту Данилы организуются пикеты и справка из тюрьмы о неведомом нам выговоре по тюрьме (документов на выговор, впрочем, нет), в которой доложено, что Данила с сокамерниками дружелюбен, а с сотрудниками малоразговорчив.

Кстати, да, опять стоял у Мосгорсуда пикет - с 9 утра с требованием свободы политзаключенным. Центр Э опять при деле - будет дальше справки готовить для посадок.

Ну что тут добавить? Юридически все то же. Нарушено право на защиту. Данила писал ходатайство о личном присутствии в суде, но не получил даже ответа. Видеоконференция не позволяет подсудимому консультироваться с адвокатами. Чтобы исправить эту странную ситуацию, адвокат Шкред настаивал на том, чтобы и он тогда был в тюрьме - рядом с подзащитным. Но ему было отказано на том весомом основании, что это нарушает его гражданские права.

Связь была жуткая, кто-то в тюрьме орал и ругался, пугая всех присутствующих. Данилу было слышно хорошо, но сам он постоянно переспрашивал и мало что видел. Журналистов в зал суда не пустили. На одну из наблюдателей судья заорал: "Почему Вы жуете здесь жвачку"?! - "Это валидол под языком" - еле слышно ответила девушка.

У стоящих в коридоре тоже были проблемы.


СУД УЖАСОВ

Он долго раскалывал общество, разводя его по разные стороны психологических баррикад. «Умирал» под Москвой, создавал фейковые фронты – до тех пор, пока одна часть народа не превратилась в лед, а другая – в пламень…
5 февраля в Замоскворецком суде 8 подсудимых по «Болотному делу» выступали с последним словом. В то же время в Мосгорсуде слушалась апелляция по делу, сфабрикованному спецслужбами против Даниила Константинова. Подсудимого в зал суда не привезли, ограничившись видеоконференцией. В зал допустили восемь человек: родственников и друзей. Аккредитованной прессе заявили, что позволят отснять лишь резолютивную часть.
В коридоре – около 20 человек, не считая 5-6 судебных приставов. Последние похожи на озлобленных овчарок. В их глазах – преданность хозяину и готовность к агрессивному отпору. Разговоры о том, что они существуют на наши налоги, вызывают инстинктивный оскал цербера. Если бы им приказали стрелять – они положили бы нас всех, тут же, в коридоре. Один из них – молодой и улыбчивый – что-то брякает про экстремизм. Завожусь:
- Единственное, что я бы вам посоветовал – это научиться переодеваться в «гражданку» не за 45 секунд, а за 20. Поверьте, скоро сей навык окажется весьма полезным. И не дай Бог – не успеете…
Мысленно он меня пристрелил…
На этих моих словах его напарник – прапор явно из бывалых – включает камеру «рыбий глаз», снимая присутствующих. Спрашиваю:
- На каком основании вы нас снимаете?
- Для служебного пользования, - огрызается он.
- Я не разрешаю. – Коридор наполняется шумом.
- Я имею право…
- Значит, аккредитованной прессе в коридоре снимать нельзя, а вам – можно?
- Да. Нам можно. – Он счастлив. Он уел и возвысился.
Подхожу к помощнику пресс-секретаря, совсем юному, растерянному от напряжения парню (этому тюфяку за девочками бы бегать между лекциями, а не в Мосгорсуде за журналистами следить), интересуюсь настойчиво:
- На каком основании вон тот гражданин в форме снимает людей?
- Он на службе, - теряется «тюфяк».
- Отлично, - говорю, - но люди не давали своего разрешения на съемку. Это – вопиющее нарушение права на частную жизнь.
- Мне нечего вам ответить. – Юноша чуть не плачет. «Ну и работенку ты себе выбрал, - думаю. – Тебе бы слюнявчик повязать, а ты – все туда же: карьеру строишь…»
Дверь зала заседаний распахивается. Приставы обещают пустить прессу на оглашение решения судьи. Ждем. Дверь открывается снова. Решение оглашено. Нас попросту обманули. Подскакиваем к «тюфяку»:
- Только что была нарушена статья 144 УК РФ. Это – скандал, уголовка, и вы, молодой человек, рискуете присесть на несколько лет.
Бедняга бледнеет. Его мысли мечутся. Овчарки озорно переглядываются между собой: «Здорово мы сделали этих журналюг…» Взбледнувшийся клятвенно обещает проследить за исполнением закона во второй резолютивной части: когда будет оглашение по продлению срока заключения Константинова под стражей. Подсаживается ко мне, заискивающе спрашивает:
- Александр, вы же не снимаете?.. У вас есть оператор. Зачем вам заходить в зал суда?
- Простите, - говорю, - но мы – не хроникеры, а политические журналисты. Чувствуете разницу?
- Но ведь вы же лично не снимаете? – допытывается он.
- Послушайте… - Я уже едва держу себя в руках. – Я не интересуюсь у вас, какого черта тут у двери стоит шесть спецназовцев, когда можно было бы обойтись двумя. Это не входит в мою компетенцию. И если вы не в состоянии отличить хронику от журналистики с закадровым текстом, под который необходим определенный видеоряд – я не обязан устраивать мастер-класс для особо одаренных некомпетентностью.
Он как-то сразу сник и больше не приставал. Побрел в другой коридор, откуда долго звонил: вероятно, начальству, жалуясь на недоразумение, чреватое уголовным преследованием. Парнишка явно утратил покой.
Наконец, провел на оглашение решения судьи, предупредив:
- Судью не снимать. Лицо прокурора – тоже.
- А ноги? – спрашиваю.
- Они просили не снимать.
- Ноги просили?..
- Да, - выдохнул он, зеленея.
Константинову продлили срок содержания под стражей до 4 марта. К тому времени олимпийские игрища закончатся, и начнется эпоха репрессий и зачисток. Мы чувствуем это. Овчарки – тоже. Мы стоим напротив и внимательно смотрим друг другу в глаза. В наших глазах – боль и отчаяние, в их – торжество неизбежного триумфа. Их души распирает от предвкушения команды «Фас!»; еще несколько дней – и пламя ненависти обрушится на лед отчаяния, с неистребимой жаждой растопить и испарить. Чтобы нас не было. Никогда. Потому что мы – враги, экстремисты, агенты.
А что в это время делал тот, кто разрыл эти черные окопы ненависти и страха? Целовал леопарда? Обласкивал рыбу? Летал с журавлями? А, может, просто сидел в углу и трясся от ненависти и злобы? Его страх потери жизни передался каждому из нас. Никому не хочется в тюрьму: ни Константинову, ни тем восьми узникам Болотной, которым огласят приговор 21 февраля. И мне, как и вам, тоже не хочется. Но «точка невозврата» пройдена. Не мы начали эту войну, в которой погибшие исчисляются уже миллионами, а заложники – сотнями тысяч; где зомби перегрызают горло живым, а люди, как оборотни, превращаются в овчарок с налитыми ненавистью глазами. Когда живешь, как в фильме ужасов, и понимаешь, что главный кошмар еще впереди…

Саша Сотник
5 февраля 2014 г.


Данилу мы все же поздравили, как смогли. А в зал суда залетела бабочка. )

Спасибо всем!