February 9th, 2014

яя

Судьба жирафа

Не про Олимпиаду. Жизнь вообще-то продолжается, хоть и не для всех.

Трагическая история юного жирафа по кличке Мариус, родившегося, на свою беду, не в саванне Восточной Африки, а в зоопарке Копенгагена, навела меня на грустные размышления.

Жираф родился от близкородственного скрещивания: не знаю уж, кто там с кем согрешил, брат с сестрой, или папа с дочкой, но Мариус незаконно появился не свет. Незаконно потому, что Европейская ассоциация зоопарков и аквариумов запрещает животным близкородственные связи. А директор датского зоопарка недоглядел. Потом он стал в свое оправдание придумывать всякие байки, что, дескать, они за свободу сексуального выбора животных. Но какая, к чертям, свобода, если плод свободной любви был забит из строительного пистолета?

Грустная история. Но сама по себе она не привлекла бы такого внимания, если бы в Дании не поднялась целая общественная компания: в защиту Мариуса датчане собрали более 26 тысяч подписей, а целый ряд зоопарков предложил забрать к себе животное.

Но Мариуса это не спасло: "Не положено", - сказал директор зоопарка и отправил жирафа на корм львам.
Коллизия между нормой и общественным мнением разрешилась в пользу нормы.

У нас все было бы по-другому: или жирафа забили бы по-тихому, без всякой огласки, а мясо продали в ближайшую столовку, или, если уж история стала бы известной, Владимир Владимирович простер свою президентскую длань и спас животное. Как бы сложилась дальнейшая судьба Мариуса в России, другой вопрос: возможно, жираф издох бы вскоре от бескормицы и небрежения смотрителей. Но, может быть, ему бы повезло попасть в личный зоопарк кого-нибудь из "небожителей", и тогда у Мариуса появился бы шанс.

Все-таки, не ценим мы преимуществ олигархического общественного устройства: ведь у каждого из нас есть, хоть и небольшой, но шанс пробраться в зоопарк к "небожителю" и прикинуться жирафом, бегемотом. или, на худой конец, шлангом. И тогда - дух захватывает от перспектив. А в скучной Европе все по правилам.

Но все мы помним, надеюсь, что настоящая жирафья жизнь - она в африканской саванне, а все остальное - тот или иной вариант несчастья. В саванне свои жестокие законы, но бюрократии явно меньше. В саванне есть шанс спастись - и от зверей, и от людей.


Collapse )