October 11th, 2014

яя

Приговор обществу

Закончился некий этап одного из самых громких, самых хамских и самых "исторически чреватых" судебных процессов современности. Еще раз: я не шучу и нимало не преувеличиваю. Два с половиной года в тюрьме находится не просто заведомо невиновный и непричастный человек, но жертва чудовищной по своему цинизму и возможным последствиям для всего оппозиционного движения в России провокации.

Никогда еще такого страна не видела. Не потому что у нас не сидят невиновные: да сплошь и рядом. Не потому, что в России недостаточно опыта попыток создания грандиозного коллективного дела - подобным особенно славилось сталинское время. Страна уже почти все видела, все пережила. Но в данном конкретном случае мы наблюдаем явление уникальное. На глазах у изумленной публики (а я не случайно приглашал всех желающих в суды), на глазах у всех прочитавших дело и просмотревших видео всех судов (а мы сразу решили выкладывать каждую бумажечку и все аудио и видео материалы) - итак, на глазах у всех, давших себе труд ознакомиться, идет наглая, особо циничная расправа над человеком. Она же - расправа над обществом в целом. "Общество, ты видишь, как мы можем! Жри!" - вот главный посыл всего того, что происходит.

Напомню: мой сын Даниил Константинов - обычный, рядовой участник протестного движения в России. Лидерские качества у него безусловно есть, есть воля, мужество, интеллект, способность находить общий язык с разными направлениями (сейчас уже просто фрагментами) активной части гражданского общества. Но как только в 2011 году во время протестного движения все эти качества начали особенно ярко проявляться - его просто "подбили на взлете". Заодно решив устроить грандиозный показушный процесс надд многими в надежде на то, что в тюрьме он сломается и даст нужные показания на других людей, из чего можно было бы слепить нечто большое.

Против кого было бы направлено это "большое" - сказать сейчас трудно. Когда его фактически похитили и возили 6 часов по Москве (зафиксировано в документах), запугивая и угрожая оружием, у него требовали рассказов о самых разных людях. В самом "деле" мы видим в основном бумажки из центра Э, касающиеся правого крыла оппозиции. Но не только. Видно, что они хотели решить по обстоятельствам, но толком так и не определились. Действовали всегда очень тупо и мстительно. Как пример: аккурат на следующий день после выборов в столь ругаемый нынче КС оппозиции (куда был выбран и мой сын) - ему изменяют квалификацию обвинения - а там вплоть до пожизненного. На следующий день! Заведомо невиновному.

Всю основную фабулу желающие могут прочитать в предыдущих статьях. Здесь нет места снова пересказывать всю эту жуть и мерзость. Скажу только, что в Чертановском суде Москвы закончился Второй процесс, закончился еще более позорно для т.н. следствия и прокуратуры.

Прошли прения адвокатов, прозвучало очередное Последнее слово.

Что в сухом остатке?

Мой сын 3 декабря 2011 года праздновал день рождения своей матери и мой жены. Доказано.
Весь этот день был был разложен по полочкам, в том числе благодаря биллингам телефонов и покзаниям свидетелей. Вот они едут с Мариной (его женой) по своим делам, вот они покупают подарок матери, вот они заезжают за нами, отвозят нас в ресторан. Вот там нас ждут друзья, чьи показания и биллинги также зафиксированы в "деле" и в двух судебных процессах.

Вот многочисленные экспертизы обвинения. Никаких следов присутствия моего сына в том районе не зафиксировано. Никогда вообще. Ни материальных (биологических, электронных и тд. и т.п.), ни биллингов никогда, ни свидетелей никогда, ни в одном видео (метро и прочее).

Вы спросите, что же мой сын делает тогда в тюрьме и на каком основании он подвергается двум оскорбительным судебным процессам?

А вы не меня спрашивайте.

Спрашивать надо у тех преступников в погонах, которые все это сотворили и теперь прикрывают себе пятую точку во избежание наказания. А это - целая мафия одного из южных округов Москвы. Она когда-то получила Заказ, очень плохо его выполнила, но обратного пути нет. Они сами себе его не оставили. И теперь все эти бесконечные следователи и опера мычат на судебных процессах: "Не помню...Не сделал...По наитию..Сверхчувственно понял...Не помню, не помню, не помню"

Самое смешное прозвучало у основного фальсификатора - следователя Алтынникова. Все остальные следователи подозрительно быстро менялись, и только последний просидел на "деле" почти полтора года. Так случайно совпало, что он взялся за сей непосильный труд именно в тот год и месяц, когда в его семье происходили обыски по делу взятки у отца. Ровно тот же март 2012 года, когда был арестован мой сын, а очередной следователь срочно перевелся на работу в другое место. Алтынников не перевелся, а дело против его отца потихоньку рассосалось.

Вполне может быть, что правильно рассосалось. Вполне может быть, что отец Алтынникова - бывший крупный чин таможни и проректор - достойный человек. Я ничего об этом не знаю. Но то, что Алтынников-младший - фальсификатор, несущий главную ответственность за тяжелейшее преступление (содержание под стражей заведомо невиновного человека по тяжелой статье) - факт. Вот такие получились перекрестно "отцы и дети"...

Итак, что мы имеем на данный момент?
Полное отсутствие каких бы то ни было доказательств со стороны обвинения. Кроме разнообразных по сути показаний участника поножовщины - вора-рецидивиста.

Полное присутствие доказательств защиты. Еще раз: мы не виноваты, что потерявшие не только честь и совесть, но и всякую квалификацию, исполнители Заказа выбрали именно это день. Наши несчастные друзья и свидетели алиби, люди никогда ранее с политическими и правоохранительными реалиями не сталкивающимися, смотрят на нас и на них больными глазами, как бы спрашивая: "Как же так?". Как это может быть, чтобы их слова, слова уважаемых и довольно известных людей, слова, подтвержденные всеми техническими доказательствами и даже детектором лжи, оказались даже для фальсификаторов менее значимы, чем бред вора-наркомана. И у нас нет опять ответа.

Вот здесь мы живем. Теперь вся кинематографическая и аполитичная общественность знает, в какой стране она живет. Об этом знает и вся молодежь - а на нее могло бы рассчитывать государство в своих "планах громадье". Но не получится. Как не получится и со всеми другими частями и стратами нашего общества.

Вот - единственный и видимый уже сейчас результат этой хамской провокации.
Вот - единственный и очень видимый результат полного развала правоохранительной системы.

И в этом тоже - "дело" уникально.

16 октября - приговор.
Конечно, если опять не отправят на доследование.

Но это - едва ли. В прошлый раз судью Тюркину кто-то из высокостоящих в последний момент конкретно дернул за руку. Дескать, не гони коней, народ еще не успокоился, не привык к беспределу. Еще не были осуждены Болотники, не получили свои срока Удальцов с Развозжаевым, не загремел под домашний арест Алексей Навальный. И жесткий обвинительный приговор невиновному Даниилу Константинову мот вызвать ненужное напряжение в обществе.

С тех пор много воды утекло.
Чего ждать 16-го?

Если по закону и по совести - оправдательного приговора. Потому, что обвинение в этом втором процессе по делу Константинова не просто провалилось - все "уши" наружу вылезли, вместе с хвостами, рогами и копытами.

читать дальше
http://www.echo.msk.ru/blog/i_konstantinov/1416422-echo/
яя

Беззащитное общество

Министерство юстиции хочет закрыть "Мемориал". Тревожное известие.
Знаю, что кое-кто мне возразит: дескать, "Мемориал" защищает далеко не всех репрессированных по политическим мотивам в России.
Что руководство этого общества исповедует вполне определенную идеологию, и отнюдь не жалует своих идеологических оппонентов.
Возможно. Но то же самое можно сказать про любую правозащитную организацию. и не только в нашей стране.
К сожалению, избирательность можно найти в работе любой из них. Такова природа человека - от субъективности никуда не уйти.
Но "Мемориал" , на мой взгляд, одна из наименее зашоренных правозащитных структур, обладающих, к тому же, довольно громким голосом, что делает его совершенно незаменимым.
Чем он не угодил власти? Формальные основания иска, предъявленного Минюстом, пока достоверно не известны. Говорят. что речь идет о неких формальностях, связанных с организационной структурой этого общества. Думаю, всем понятно, что это лишь повод: организациям, лояльным власти, Минюст всегда дает время на устранение недостатков, а здесь сразу - на ликвидацию.
В действительности, конечно, дело не в юридических формальностях - правозащитное движение стоит костью в горле у нынешней власти.
Более того, после практически полного разгрома внесистемной политической оппозиции и приручения СМИ, правозащита стала главной линией обороны гражданского общества от удушающих объятий государства. Ликвидировать (или возглавить, что одно и то же) правозащитное движение в России, значит оставить общество совершенно беззащитным перед произволом властей.
Судя по всему - именно здесь сегодня проходит главное направление удара сторонников неототалитаризма.
Можете не сомневаться: подомнут "Мемориал", доберутся и до остальных, кроме, разумеется, тех, кто столуется в администрации президента.
Показательно, что одновременно, буквально день в день, с атакой на "Мемориал", проправительственный ВЦИОМ опубликовал результаты социологического опроса об отношении россиян к общественным организациям. Из этого исследования (объективность которого я оценить не берусь) следует, что подавляющее большинство наших соотечественников в работе каких-либо общественных организаций совершенно не заинтересовано. Не участвует - 84%, не получает поддержки - 89%, не собирается никаким образом поддерживать - 63 %.
Правда, существует прямая зависимость от уровня образования респондентов - чем образованнее, тем выше интерес к общественным организациям.
Но это для властей не проблема: ведь уровень образования в нашем обществе, на самом деле, не растет, а падает. Так что. опасаться массовых выступлений в защиту правозащитников не приходится.
Может статься, ВЦИОМ несколько и подредактировал действительность, но думаю, не сильно.
Похоже, что большинство наших людей, действительно, выживает и умирает в одиночестве.
В этом, собственно, и состоит секрет любой диктатуры.
И, тем не менее, я бы не стал оценивать состояние дел, как безнадежное для гражданского общества.
За гражданские права и свободы пока выступает меньшинство, но активное, убежденное и постоянно растущее.
И за "Мемориал" нужно бороться.