May 12th, 2015

яя

Паразитизм

4. Последствия.

Для тех, кому не надоела наша "игра в бисер", продолжаем сатирическое вскрытие все еще условно-живого российского общества.

В прошлый раз мы остановились на том, что отечественный паразитизм в 2000-ые годы достиг своей зрелости - фазы государственно-монополистического паразитизма.
И что в этом качестве он обладает определенной устойчивостью, по крайней мере до тех пор, пока мировые цены на энергоносители позволяют удовлетворять основные потребности паразитирующих слоев. Но, что это за слои, как они взаимодействуют друг с другом, какова социальная структура общества при паразитизме?

Традиционные для капитализма производительные классы: буржуазия и рабочий класс, в рудиментарном виде существуют и в современной России.
Хотя бы потому, что паразитизм никогда не бывает дистиллированным, кое-какие остатки производства сохраняются в плохо проветриваемых щелях нового общества.
Но не они делают погоду, не они делят основную массу прибыли и, соответственно своему экономическому весу, играют незначительную и подчиненную роль в обществе.

Балом правят два многочисленных класса-паразита: номенклатура (она же - новая аристократия), являющаяся коллективным собственником всего национального достояния и охлос (или новый пролетариат), полностью свободный от собственности ( не считая "хрущевки" и шести соток).

При всем различие между ними оба эти класса роднит принципиальное и последовательное неучастие в процессе производства. Но при этом одни получают почти все, а другие почти нечего.

Разумеется, и номенклатура и охлос, в меру своих сил, имитируют занятость. Номенклатура управляет всем, чем угодно, кроме производства (ввиду его отсутствия): государством, культурой, наукой, спортом, СМИ. Но, главное, - обеспечивает безопасность!

Вообще, следует иметь в виду, что безопасность при паразитизме - священная корова. И это не случайно: паразит ничего не создает, он получает ренту от использования уже созданного природой, или предшествующими поколениями людей. Его господство базируется не на знаниях, умениях и навыках, а на близости к кормушке. Оттесни его от кормушки - и он никто! Следовательно, все внимание паразита сосредоточено на защите своего места у корыта, что и называется "общественной и государственной безопасностью". Поэтому паразит чрезвычайно агрессивен и воинственен.
Он всюду ищет врагов, подлинных или мнимых, неважно, и постоянно взывает к бдительности.

Так вот, главное занятие номенклатуры - руководство этим увлекательным процессом. А охлос поставляет, так сказать, рядовые кадры охранников. Охранник в широком смысле слова - основная профессия охлоса. При этом совершенно не важно, что именно он охраняет: трубопровод, тюрьму, священные телеса высокого начальства, нравственность или духовные скрепы. Основной принцип: где бы ни работать, лишь бы не работать. Кроме совокупного актуального охранника, к охлосу следует относить охранника бывшего и охранника потенциального, которому еще только предстоит научиться с важным видом помахивать резиновой дубинкой. Возьму на себя смелость утверждать, что охранник в широком смысле слова - самая массовая профессия в современной России. Это миллионы людей, а вместе с членами семей речь, видимо, идет о десятках миллионов.

При всем кажущемся несовпадении интересов номенклатуры и охлоса, на самом деле, они неразрывны как инь и ян. Номенклатура не может существовать без совокупного охранника, а охлос умрет с голоду без кормящей его с руки номенклатуры. К тому же, не следует забывать, что чисто теоретически любой ОМОНовец может дослужиться до министра. И хотя, на сомом деле, это иллюзия, но иллюзия вдохновляющая. Но главное, что объединяет номенклатуру и охлос, это отвращение к производительному труду.

Именно поэтому, все надежды "революционной" интеллигенции на то, что рано или поздно охлос восстанет против новой аристократии - абсолютно лишены оснований.

В нашем обществе действительно серьезные противоречия существуют между паразитами и производительными классами (к которым следует отнести и так называемый "креативный класс"). Именно между ними через несколько лет, или несколько десятилетий , после оскудения источников паразитизма, и будет разыгрываться главная драма борьбы за будущее России.

Но об этом в следующий раз.