October 27th, 2015

яя

Карфаген должен быть

Марк Порций Катон Старший прожил долгую жизнь. Занимал видные должности, написал много книг, а в историю вошел, как автор одной фразы: "Карфаген должен быть разрушен".

Понятно, что ломать - не строить. У многих хорошо получается. И, хотя Катон Старший до исполнения своей мечты не дожил, но руку, конечно, приложил. Самый блестящий город Средиземноморья разрушили до основания, а место где он находился, засыпали солью. Низкий поклон Марку Порцию.

Впрочем, ничего удивительного в маниакальной ненависти Катона Старшего к Карфагену нет - он был участником Второй Пунической войны, унесшей цвет римской молодежи. У Катона был свой личный счет к Карфагену.

Странным было бы, если бы с подобной идеей выступил кто-нибудь из карфагенян, скажем, из рода Баркидов (Гасдрубал, например), но подобного рода казусов история до нас не донесла. А ведь было за что невзлюбить этот город, ох, было!


Однако пора заканчивать с затянувшимся предисловием.
В последнее время я все чаще слышу доносящиеся из либерального лагеря разговоры о неизбежности распада Российской Федерации. Эту позицию разделяют почти все ведущие независимые публицисты. Если о чем-то и ведутся споры, так о сроках и формах грядущей катастрофы: распадется быстро, или распадется медленно, мирно, или после череды военных конфликтов. Но неизбежность гибели единого российского государства практически никем не оспаривается.

Не хочу вступать в пустой псевдоакадемический спор о том, является ли современная Россия империей, а если да, то все ли империи распадаются и как быстро.

Имеющее начало имеет и конец. Любое государство рано или поздно распадается или преобразуется до неузнаваемости так, что под тем же именем скрывается совершенно другой ливер. Со временем распадутся и США, будет перелицован Евросоюз (думаю, очень скоро), изменятся многие европейские границы. Эти процессы так же неизбежны и длительны, как тектонические. Но предметом актуальной внутриполитической дискуссии перспективы дезинтеграции государства, как правило, не становятся. За исключением тех случаев, когда их поднимают на щит сепаратистские движения (Каталония, например).

И только в России радикальная оппозиция, со времен чуть ли не Лжедмитрия, выступает под лозунгом: "Смоленск - полякам, Корелу - шведам". Оставим архивистам седую древность (включая 1917 год), но все мы помним, как это выглядело четверть века назад.

Я понимаю, что появлению такой своеобразной традиции внутри освободительного движения способствовал целый ряд объективных причин: многонациональность и многоконфессиональность страны, гипертрофированная роль государства, жестокие и подлые политические репрессии, конформизм церкви, пассивность русского большинства, неискоренимая и уже баснословная вороватость чиновников. А из Владивостока до Москвы уже не добраться и т.д.

Нынче к этому добавились беспримерное лицемерие и державное "трамвайное" хамство.
Ну а вишенкой на торте красуется традиционный российский государственный кретинизм, неизменно превращающий в ад любые здравые начинания. От такого коктейля немудрено потерять рассудительность, а заодно и терпение.

Но не нужно быть о семи пядей во лбу, чтобы понимать: роковая цикличность русской истории с постоянной сменой оттепелей и лютых морозов, по крайней мере - отчасти, обусловлена антигосударственным, а подчас и антинациональным, характером освободительного движения.

Торжествующая сегодня реакция не плод заговора членов кооператива "Озеро", а запоздалая и и неадекватная реакция миллионов обывателей на бесцеремонное обращение реформаторов с их национально-государственными интересами.

Есть такой термин в социальной психологии - самоисполняющееся пророчество. Суть его в том, что это изначально ложное предсказание, которое, однако, меняет поведение людей таким образом, что в итоге оно становится истинным.

Распад Россиии - классический пример самоисполняющегося пророчества. Если оппозиция будет делать ставку именно на такой сценарий, она тем самым затянет и ужесточит агонию режима.

И тогда, действительно, возможны любые эксцессы, включая гражданскую войну и распад государства.

А если мы будем помнить, что несмотря ни на какие кульбиты власти, несмотря ни на какие репрессии, мы остаемся гражданами России (а не Дальневосточной республики и вольного города Санкт - Петербург), у нас появится шанс, хоть и не сразу, найти взаимопонимание с собственными соотечественниками.

Именно от нас зависит, как закончить заглавие статьи.
Я бы поставил точку.

P.S.

Кто бывал, тот знает: Карфаген сегодня - маленькая бухточка в небольшой мусульманской стране.