December 10th, 2016

яя

Из тюремной прозы Даниила Константинова ("Снайпер")

Очень хотелось спать, но я не мог. Вернувшись с суда я еще чувствовал нервное возбуждение и истощение организма. "Придется провести вторые сутки без сна",- привычно подумал я. Задернув на шконке занавеску, я все пытался уснуть, когда меня окончательно разбудил телефонный звонок. Привычный звук моего телефона в руках у кого-то из сокамерников заставил меня вскочить и одернуть занавеску.
Мой сокамерник Леня с кем-то спорил по телефону.
- Скажи, что я сплю. Сил нет с ними снова
базарить,- сказал я.
- С общака звонят. Из котловой хаты. Требуют тебя, Дань. Говорят, что вопрос серьезный. Я встал и устало дойдя до дальняка, окатил лицо холодной водой.
- Давай, - раздраженно бросил я Лене.
Звонивший представился коротко:
- Здорово! Это Снайпер.
- Ночки доброй, Снайпер!
- Ты чего там интригуешь, Данил?! Ты чего сегодня Зазе с тубанара наговорил? В тот день я ездил на суд и, встретившись с бродягой с туберкулезного корпуса, рассказал ему про поборы "на общее", которые становились все наглее и наглее. Парни с общего корпуса обзванивали весь наш корпус и в ультимативной форме требовали внести деньги "на общее" и "на черное". В противном случае они грозили расправой. Я знал, что свою лепту в этом месяце мы уже внесли, с нас больше нечего было взять и не стоили требовать. Заза всерьез рассердился. Выплевывая остатки легких, он сказал:
- Завтра зайду на общак. Поговорю с ними. Что они там совсем забылись. Баню с вахтой попутали!?
Заза зашел к ним вечером. А уже ночью они звонили мне.
- Даня, мы ведь вас всех на сборках переловим и морды разобьем. Я устало закурил.
- Снайпер. Все, кто хотел нам морды разбить, уже далече. Ты меня понял? - Понял-понял. Вы ведь там все стопятые, да!? Страшно к вам заходить.
-Ну-ну. Типа того, - устало ответил я.
Мы еще долго спорили. Ругались и препирались. А утром я набрал Положенцу. На следующий день Снайпер сломился из хаты.
Через неделю я снова ехал в автозаке. Рядом с нами оказались "красные", но поднимать шум уже было поздно. Автозак был переполнен и чтобы его рассортировать, потребовались бы большие усилия. Решили доехать до суда так, как есть. Один из красных разговорился.
- Да, был у нас такой Снайпер. Перевели с Общака. Он и у нас продолжал свои дела. Ночью, когда думал, что все спали, звонил матери одного из своих бывших сокамерников и вымогал деньги на этап. Мы его потом арматурой забили.
Вечером я вернулся домой - в хату. Выпил чаю и лег спать. Я снова закрылся занавеской и снова пытался уснуть. В середине ночи меня разбудил телефонный звонок. Леня привычно взял трубку и поговорил. Затем одернул мою занавеску и сказал:
- А знаешь, сегодня Снайпер повесился.
Я протянул руку до тумбочки и взял сигарету. Закурил и задумался: "Снайпер повесился. Не он первый, не он последний".