January 3rd, 2018

яя

(no subject)

Хорошо бы пожить. Нет, не "богато-дорого", не широко-шикарно, не славно-почетно, не на пользу, не во вред, не спокойно и даже не долго.

А так, как живешь, когда после операции впервые снимают повязку с глаз и ты видишь...
Ух, как ты видишь Божий мир во всем его неразмазанном блеске!
Наверное, в младенчестве мы видим еще более яркие цвета, но тот первый колер  при жизни уже не вспомнить.
Может быть, при смерти и вспомнится, но не у кого спросить.

А еще, хорошо бы пожить так, как будто  впервые ощутил бражное дыхание южной июньской  ночи, так много дающий, но еще больше сулящей. Ах, какие это были запахи: от них хотелось сойти с ума и раствориться в будоражащей тьме, навсегда став ее частью. Было ли в жизни что либо более эротичное, чем та первая южная ночь, когда мне было неведомо слово эротика и дети, хотя уже и не находились в капусте, но еще и не рождались в муках и крови? Когда любовь была еще разлита в воздухе?

Хорошо бы выйти в тамбур вагона, спешащего вместе со всем составом из Ленинграда в Адлер, сойти на платформу на маленьком полустанке, зимой, где-то за Курском. Выйти, торопливо затянуться беломориной и купить у грузной перонной торговки пирожок с капустой, оказавшийся невероятно вкусным. Больше мне такие пирожки не попадались, не было таких манящих сладкой обыденностью полустанков и таких бодрящих, как ночной морозный воздух, папирос.

Хорошо идти летним вечером с тяжелой мужской работы, настоящей пахоты, ощущая приятную тяжесть в натруженных плечах, рассеянно слушая баюкующий шум родного города. Остановиться возле квасной бочки, отстоять небольшую очередь и всосать первый глоток терпкой, холодной, кислой жидкости. Такого кваса сейчас не найдешь, лучше - может быть, а такого - нет.

Хорошо бы снова увидить себе в глазах той, которая (ну, вы понимаете) таким, каким ты был лет сорок назад - не столько молодым, сколько желанным, почувствовать на шея бархатное  кольцо ее рук, услышать счастливый смех. А большего, пожалуй, и не надо.

Хорошо бы почувствовать, хоть на мгновение, что от тебя зависит будущее тысяч людей и осознать, что этот груз тебе по силам. И не пожалеть потом о сделанном выборе, каким бы неудачным он лично для себя не оказался.

Хорошо поймать на себе взгляд подросшего сына, в котором ты впервые заметил не преходяще детское восхищение  - "папа может", а настоящее мужское уважение, след которого останется навсегда.

Хорошо бы еще раз, как случилось однажды, войти под своды древней полуразрушенной церкви, глянуть вверх и почувствовать как неведомая сила, объемлющая все на свете, приподнимает тебя над грешной землей и дает заглянуть в бесконечность.

Хорошо бы пожить по-сказанному.

"Ностальгия", - скажете вы. Может быть. Но я бы предпочел другое слово - жажда жизни, которая угасает, наверное, только после смерти. А, может быть, и тогда не угасает.

Внимательно в последние дни читая ленту ФБ, почувствовал замакияженный упадок сил (разве что поэты держатся). Ни хрена мы, братцы, не живем в полную силу. А хотелось бы.

Такой вот пост-пред-праздничный этюд.

Мало выпил, наверное?