January 24th, 2019

яя

(no subject)

Классика жанра: "Тревожит меня, Петька, Гондурас. А ты его, Василий Иванович, не чеши". Но если не чесать Гондурас, то обязательно засвербит Венесуэла.

Нынче из-за нее вся Россия не спит, разделилась на две команды - одни за Мадуро, другие за Гуаидо, того и гляди в волосы друг другу вцепятся. Одни твердят, что нельзя давать послабления американскому империализму и мечтают, чтобы Путин послал на помощь Мадуро бомбардировщики. Другие плачут о бездарно потраченных на кредиты прогнившему режиму бюджетных деньгах и грезят об американских морских пехотинцах на улицах Каракаса.

Напрасные слезы - деньги так и так пропащие. И, по-любому, рядовым россиянам не достанутся.

А между тем, трещина в подмосковном торговом центре "Глобус" приближается к 100 метровым размерам и, говорят, из нее уже начинает сочиться магма. Шучу, конечно, про магму (но не про трещину).

Впрочем, во всех спорах "за Венесуэлу" чувствуется не слишком скрываемая сублимация внутриполитического напряжения: говорим о "Мадуро", подразумеваем "Путин", пишем "Гуаидо", читаем "Навальный". Отсюда и повышенная тревожность интернет-сообщества.

Успокойтесь уже. Россия не Венесуэла.  В чем-то хуже (холодно), в чем-то лучше (инфляция), но точно -  другая.
В Венесуэле рождаемость в три с лишним раза превышает смертность - молодая, горячая нация, готовая на любые подвиги.
А про Россию вы и без меня все знаете.

Так что (сочувствую энтузиастам) - не стоит смотреться в Венесуэлу, как в зеркало, там мы увидим чужое, совершенно незнакомое лицо.

Но повод для размышления тамошние события, конечно, дают. И в том, как велико терпение народа, и как глубок раскол нации.
А, главное, как велика устойчивость современного государства к внутриполитическим потрясениям (Ведь Мадуро все еще держится). И без внешнего давления может продержаться еще довольно долго.

Прекрасная иллюстрация пресловутой теории "цветных революций": без внешнего центра силы, без "мирового жандарма" цветная революция - как правило - пшик.

А что будет, если "мировой жандарм" задремлет на своем посту или вовсе покинет опостылевшую будку?

Наступит совсем другая эпоха, где революции, в принципе, не исключены, но будут они не бархатными, а напротив - до чрезвычайности наждачными.

Но это тоже проблема будущих поколений.