March 26th, 2019

яя

(no subject)

Доехал вчера до Нагатинского суда и полностью выслушал обвинительное заключению по делу Петра Милосердова. Начался давно ожидаемый процесс, в котором обвиняемый уже четырнадцать месяцев содержится в следственном изоляторе. А там день тянется, как неделя. И по жуткой традиции его даже не отпустили на похороны отца - известного кинорежиссера Кима Бакши.

Петр был политтехнологом, довольно успешно участвовал в организации разного уровня выборов. Но судят его не за это. По версииследствия, Милосердов являлся одним из организаторов экстремистского сообщества, посягавшего на "основы конституционного строя республики Казахстан".

Самое забавное, что (как следует из материалов дела) власти Казахстана никаких претензий к Петру Милосердову не имеют. Собственно, на этом можно было бы и закончить, но доблестные органы заканчивать ничего, естественно, не будут.

Обвинительное заключение вообще пестрит оборотами типа: "в неустановленном месте, в неустановленное время, совместно с неустановленными лицами" организовали то, к чему претензий у тех, кого касается, нет и не было.

При чем тут "основы конституционного строя" и что вообще противозаконного совершил подсудимый в Казахстане (кроме проведения там вполне легального социологического обследования), совершенно не понятно. Сама Генпрокуратура Казахстана официальным письмом отнекивается от любого участия в этом преследовании.

Смысл основного обвинения настолько размыт, что следствие (для подстраховки, надо думать), дополнило его странным рассказом о якобы обнаруженном у Милосердова поддельном паспорте, но выступивший в суде в качестве свидетеля сотрудник полиции заявил, что изъял этот документ не у Петра, а у другого сотрудника полиции и слышал о его принадлежности Милосердову со слов оного.

Короче говоря, все обвинение держится "на честном слове" сотрудников полиции.

Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно. За время, проведенное в тюрьме, Милосердов поседел, почернел лицом и постарел лет на десять. Судя по всему, ему тяжело. А впереди еще неизвестно, сколько страшных тюремных дней и ночей.

Петр явно нуждается в настоящей общественной поддержке. Следующее заседание назначено на полдень.5 апреля. Ожидается допрос основных свидетелей. Маховик крутится, иногда кажется, что уже просто по инерции.