November 15th, 2019

яя

(no subject)

Дело не в возрасте: один и в 80 сохраняет ясный ум и цепкую память, а другой к 30 забывает таблицу умножения (если когда-то и знал).
И, вполне возможно, что Виктор Садовничий относится именно к первой категории.
И, может быть, он до сих пор остается прекрасным математиком и выдающимся организатором науки.
И его гипотетическое переназначение (если таковое состоится) возбуждает общественность, думаю, вовсе не из страха перед университетской геронтократией.
Боятся прецедентов.
А, вдруг, ОН и самого себя так же переназначит?!
Не исключено, конечно.
Но меня, честно говоря, даже не это тревожит.
И не тот факт, что ректоры двух крупнейших ВУЗов России назначаются Президентом.
Конечно, это недемократично. Но в нашей насквозь авторитарной стране, где лидеров политических партий де-факто назначает АП, смешно плакать по волосам, давно лишившись головы  (если мы когда-то ее имели).
Меня пугает все более очевидная остановка социальных лифтов.
Ведь всем понятно, что добровольно-принудительная пенсия руководящих работников целесообразна вовсе не потому, что престарелый чиновник не в состоянии подписать подготовленный аппаратом документ (а именно это иногда является его главной обязанностью).
И не потому, что «новая метла» обязательно чище метет.
Часто  — наоборот.
Обновление руководящих кадров необходимо прежде всего для обеспечения социальной мобильности.
Для того, чтобы у нижестоящих была сильная мотивация, для того, чтобы молодежь видела жизненную перспективу.
И не впадала в социально обусловленную депрессию.
Это важно хотя бы потому, что замедление движения социальных лифтов всегда чревато политической дестабилизацией. А их остановка (пусть даже кажущаяся) —  предвестник социально-политической катастрофы.
Я никого не хочу пугать, но поинтересуйтесь возрастным составом политических партий в 1917 году ( такие данные есть, например, по делегатам Учредительного собрания). Самая молодая партия — большевики.
Надо же все-таки делать выводы из собственной истории.