September 9th, 2020

яя

(no subject)

Возможно, век т.н. гибридных режимов подходит к концу.
Потенциал переходности, похоже, исчерпывается, и лет через 5-10  на постсоветском пространстве наступит время Х — время определяться.
«Если сегодня Беларусь рухнет, следующей будет Россия», — говорит Лукашенко.
Можно, конечно, посмеяться над архаичным «батькой», бегающим с автоматом вокруг резиденции и «перехватывающим» некие секретные переговоры по поводу Навального. .
.
Посмеяться можно, поскольку  он явно путает свой личный режим с мерцающей в веках белорусской государственностью как таковой.
Но вот в  проведении параллелей между своим и путинским режимами, он, думается мне, совершенно прав.
То есть, если лукашенковская Беларусь рухнет, то следующей, в недалеком будущем, может стать путинская Россия.
Причем, независимо от того, реализуется ли кремлевский «план воссоединения», или, наоборот, начнется дрейф Белоруссии в западном направлении.
Более того, «воссоединение» может даже ускорить назревание в России острого политического кризиса, поскольку добавит Путину изрядное количество внутренних врагов. 
Но и явные похороны так и не реализованного до конца проекта Союзного государства не прибавит нынешнему российскому руководству политических очков, поскольку будет воспринято (как внутри России, так и за рубежом) как серьезнейшее внешнеполитическое поражение.
На самом деле, выгоднее всего для Кремля было бы сохранение статус-кво, но судя по растерянному лицу Александра Григорьевича, он и сам не верит в возможность долгосрочного сохранения своего режима.
Цугцванг получается.
Причем, с далеко идущими последствиями.
Эпоха компромисса прошлого с будущим (минуя настоящее) — эпоха фазового перехода, который в истории скорее всего будет связан с именем Путина, — зависает, как перегревшийся комп. Нужна перезагрузка, но некому ее осуществить. Переходные формы окостенели и, пренебрегая законами эволюции, претендуют на постоянство.
От чего переходных, спросите?
От советского типа организации общества и государства.
К чему, спросите?
А вот тут возможны варианты.
Европейская часть бывшего СССР явно тяготеет к западно-европейской модели общества, хотя головой уже  и понимает все слабости и уязвимости своего идеала. Но душа все еще рвется в европейский Эдем.
А огромная постсоветская Азия упрямо тянется к привычным формам традиционной автократии (с элементами имитационной демократии, разумеется,  в духе времени).
Не исключены и неуклюжие попытки повторения уникального китайского опыта.
Ну, а поскольку Россия велика, то ее может занести в любую сторону.
С совершенно непредсказуемыми последствиями.
От глубины пропасти, которую предстоит перепрыгнуть, кружится голова.
И, слушая интервью потерявшегося «батьки», я невольно вспомнил памятный разговор с покойным Слободаном Милошевичем. состоявшийся, кажется, еще в 1992 году.
-- Если Россия не поможет нам, Югославия погибнет», — печально пророчествовал он, — Но вы напрасно думаете, что Россия избежит нашей участи. Вы следующие».
И в 1993 году Россия действительно оказалась на краю бездны.
Нет, на прекрасных Балканах не образовалась всемирная черная дыра, люди живут, дети растут.
Но Югославии, и вправду, давно уже нет.
Как нет и желанного состояния покоя, периодически нарушаемого фантомными болями.
Впрочем, уже понятно, что Балканы ЕС сумеет в итоге переварить. По крайней мере — на время.
А Россия слишком велика, поэтому и отступать некуда.
В настоящий момент желанной гавани не просматривается.
Только бескрайнее штормовое море, над которым  носится вконец обезумевший буревестник революции,
почти потерявший надежду найти сушу.
яя

(no subject)

Голливуд разбушевался.
Однажды в одной стране (мне нравится начало) я случайно встретился с одним нашим (тоже нравится) Никаких тайн здесь вообще нет, наших за границей можно встретить чаще,чем предполагает теория относительности, человек этот есть в ФБ и,если увидит пост или захочет - всегда может что-то уточнить.
Этот наш политэмигрант рассказал, что в той европейской стране, где он тогда проживал, он хотел создать некую общественно-гуманитарную организацию. Все было готово, все получалось, документы они подали. Но эти документы завернули с указанием на страшные ошибки — в правлении предполагаемого общества отсутствовали представители меньшинств Надо сказать,что парень наш — совсем левый-левый и с полным уважением и любовью ко всем меньшинствам, но и он был изумлен и растерян. Описанная встреча случилась лет 7 назад и я посчитал происшедшее за анекдот.
Это я к сегодняшней новости из Голливуда.
Мне одному чуется нечто прямо противоположное и дискриминационное в предполагаемых новых правилах нового чудного мира? Дискриминационное в казалось бы антидискриминационных правилах? И одному ли мне это напоминает известные разнарядки — в партию — 50 рабочих, пять доярок и одного интеллигента?