March 4th, 2021

яя

Обаяние обыденности

Найти обаяние в обыденности — уменье оценить красоту, значительность и смысл самых, казалось бы, незначительных вещей и событий — вот то, что всегда мне казалось высшим жизненным искусством.
Которого сам я, к сожалению, почти начисто лишен. Большая часть жизни ушла на политический курсинг (бег за механическим зайцем для борзых).
Точнее, был лишен этого чувства большую часть жизни, кроме детства, наполненного восхитительной обыденностью, и последних нескольких лет, когда для меня вновь приоткрылась окошко в  ароматный мир простого человеческого бытования.
А ведь какой кайф: проснуться в своей постели, пройти на свою кухню, улыбнуться близкому человеку и неторопливо приготовить что-нибудь необычное, сочное, вкусное...  Ключевое слово — неторопливо.
Вот это все я ощутил почти на ощупь, когда смотрел фильм греческого режиссера Тассоса Булметиса «Щепотка перца» (в оригинале — «Городская кухня»), пропитанный запахом специй Стамбула и Греции.
Нет смысла пересказывать сюжет: как и в большинстве хороших фильмов, он довольно банален.
Но атмосфера большой греческой семьи из Стамбула, знающей толк в человеческих отношениях и обожающей застолье, передана великолепно. Да, там есть и политика, и ее немало. Но она проносится над головами героев, ломая порой их судьбы, как стихия, страшная и чужая, от которой лучше бы держаться подальше. Они не поддаются ей, не ныряют в ее поток, не пускают ее в глубину своего внутреннего мира. Все помнят, но не позволяют себе озлобиться..
Посмотрел, прочувствовал и подумал:: Боже, да почему же мы здесь, в России, не умеем так «вкусно» бытовать?
Почему мы так подвержены всякого рода политическим неврозам?
Генетика у нас такая, что ли?
Или за несчастливый ХХ век настолько развалился наш быт, размылись семьи, что не до смакования обыденного уже — лишь бы выжить?
Или климат слишком суров, не располагает?
Может, я не прав, не знаю — и где-то там, за светящимися окнами других домов к потолку поднимается густой аромат полноценного и самодостаточного быта.
Ведь именно в этом-то незамысловатом человеческом счастье, в конечном счете, смысл всяческих политических бегов.
И за механическим зайцем, и за живым —  из плоти и крови.