Илья Константинов (ivkonstant) wrote,
Илья Константинов
ivkonstant

Второе открытое заседание по Делу Двенадцати

Оригинал взят у rosuznik в Второе открытое заседание по Делу Двенадцати
Второй день слушаний по делу двенадцати начался с часовым опозданием –  Баронова, Духанина и четверо защитников к началу заседания, назначенного на 14:00 не успели. Последним в зале суда появился адвокат Макаров, который прежде чем войти в зал, несколько минут препирался с приставами, не пускавшими его внутрь.

Предполагалось, что сегодняшний день будет посвящен чтению обвинительного заключения. Видимо, по таком случаю, в суде появились трое пострадавших - Алехин, Архипов и Алгунов. Однако началось заседание с ходатайства Артема Савелова, озвучившего то, о чем еще на прошлой наделе говорили многие защитники, - условия, в которых находятся подсудимые в зале суда, - чудовищны.

1372065606_406751_71

Десять мужчин вынуждены часами находиться в тесном и душном стеклянном «стакане», они сидят на скамьях без спинки, не имеют места, чтобы разложить бумаги, а приставы не позволяют им общаться с адвокатами иначе как через крохотные щели (хотя в стакане есть боковые отверстия пошире). «В зале откровенно жарко и душно. А уж как в "стакане" и подумать страшно», - жаловался в твиттере адвокат Аграновский.

Сильно заикающийся Савелов с трудом зачитал свое ходатайство, в котором жаловался на духоту и говорил, что подсудимым в стакане плохо слышно, что говорится в зале суда. Судя в ответ попросила «сформулировать суть ходатайства без бумаги». Учитывая проблемы Артема, прозвучало это издевательски.

К Савелову присоединились Акименков и Кавказский, который добавил, что до заседания подсудимых держат по двое в подвальных боксах размером метр на метр и назвал эти условия пыточными. «Даже в Басманном суде лучше!» - заявил Николай.  

Судья в ответ сообщила, что заявление Савелова не подлежит рассмотрению, затягивает процесс, а само здание суда проектировалось по всем нормам.

Это спровоцировало новый виток обсуждения. Адвокат Аграновский заявил, что «сооружение "стакан" юридически не существует. Минюстом определена форма "барьера" для подсудимых». К нему присоединился адвокат Макаров («Подсудимые загнаны в несправедливо стесненные условия») и общественный защитник Мохнаткин, который попросил прокуратуру разъяснить международные нормы содержания подсудимых в зале суда.

В итоге судья приняла решение – обсудить с присутствующими в зале, готовы ли они заседать в таких условиях. Подсудимые и адвокаты единодушно ответили отказом. Сторона обвинения и троица свидетелей ожидаемо сообщили, что не прочь продолжить. Судье их мнение показалось важнее - в пятом часу вечера началось чтение обвинительного заключения, в которым сообщалось что «6 мая 2012 года, поддавшись противоправным призывам, все подсудимые приняли участие в массовых беспорядках сопровождавшихся погромами, поджогами...» и т.п. Далее шел рассказ о том, как подсудимые кидали, прорывали, хватали, создавали препятствия и скандировали антиправительственные лозунги. Ничего принципиально нового для тех те, кто давно следит за Болотным делом, в тексте обвинения не оказалось.

Затем, после перерыва, судья поинтересовалась, понятны ли обвиняемым предъявленые обвинения - снова единодушно заявили, что нет, не понятны. После чего в заседании вновь был объявлен перерыв до 11:30 26.06.13, т.е. до завтра.

Оригинал взят у may_antiwar в О суде над "болотниками"
Сначала сообщаю, что ОНК сегодня не пустили с проверкой в конвойные помещения Мосгорсуда. Сообщили, что ответ на наше уведомление дадут по почте в установленный законом срок. Чего-то такого я, честно говоря, и ожидала, не надеясь на быструю победу, поскольку в этих помещениях творится черт знает что, и все знают, что там творится черт знает что, и совершенно не рады нам, но давно уже пора с этим разобраться. Я попозже еще чуточку об этом расскажу, а тем временем раз уж в суд мы приехали, то пошли посидеть на самом процессе по "Болотному делу".

Самое яркое впечатление: Артем Савелов с трудом, жутко заикаясь, заявляет из "аквариума" ходатайство. Вольготно сидящая хозяйка процесса дослушивает и говорит: а теперь повторите всё без бумажки, коротко и внятно. Ну вот как-то после этого для меня лично про судью, боюсь сказать, но всё ясно. Нет, ладно - политический процесс, политический заказ, это я понять могу. Но я не могу понять, как, зачем нужно вот так унижать человека. Бессмысленно и мелочно это как-то. За судью было стыдно. И как-то нет надежды.

Всё остальное - как обычно. Всё начинается с судебных приставов, у которых уголовные совершенно рожи, пустые бессмысленные глаза, спецсредства и бронежилеты. Почему они ведут себя как эсесовцы, я не понимаю. Уважения к суду это не добавляет. Может, черная форма обязывает? Какое-то хамство, угрозы, ничего человеческого в глазах не светится. Кругом одни враги, приставам страшно жить.

И теперь - нафига мне вообще нужно это конвойное помещение. Я уже рассказывала о конвоировании и содержании в суде на примере "пуссей", сейчас опять приходится к этому вернуться. В шесть утра людей в СИЗО будят, в семь они на сборке, приезжает конвойная машина и давай везти их в Мосгорсуд. Везти может долго. В горсуде их загружают в конвойное помещение в крошечные камерки с "шубой" на стенах, в эту камерку умудряются засунуть по два человека. Конвой хамит, грубит, а у меня вообще три жалобы на избиения в конвойных помещениях есть. Ну вот так они сидят с утра, даже если дело назначено на после обеда, а если процесс начинается раньше - пообедать подсудимые тоже не успевают. Надо же выпросить у конвоя кипяток, чтоб растворить свою растворимую кашу, - а тут уже и снова на процесс пора. О подготовке к процессу в таких условиях речи не идет.

И вот заводят их в зал и сажают в пластиковую клетку. В два ряда. Лавки без спинок. Писать не на чем, поскольку стола в аквариуме нет. Оттуда очень плохо слышно, а нам плохо слышно, что они говорят. Адвокаты нормально коммуницировать с подзащитными не могут: в стеклянных клетках маленькие дырочки, к которым надо прижиматься то ртом, то ухом. Есть с боков дырочки побольше, но через них конвой общаться почему-то запрещает. Тесно сидеть, болит спина, мало воздуха. Надо бы защищать себя, участвовать в процессе, но это крайне затруднительно.

Потом кончается процесс. Подсудимых снова засовывают в камерки в конвойном помещении. Они ждут автозак. Снова автозак. Приехать в СИЗО он может в десять вечера, а может и в одиннадцать. Фиг вам, а не ужин, а не душ. Надо, вроде, готовиться к процессу, но сил уже нет. Снова подъем в шесть утра. Автозак, следующее заседание.

И вот о каком праве на защиту в такой ситуации речь может идти? Люди потные, грязные, голодные, сонные, вынужденные часами сидеть на скамейке это без спинки... Они просят вывести их из "аквариума". Защита просьбу поддерживает. Судья с легкостью отказывает. Ну че, круто...

Кто-то говорит: это делается, чтоб унизить, сломить волю... Потому что политический процесс. Да ничего подобного. Это происходит со всеми подсудимыми, вне зависимости от специфики процесса. Просто вот такие условия у нас создаются, где людей не уважают, людей унижают, о каком равноправии и состязательности сторон может идти речь? Тетеньки прокурорши поутру съели свою яишницу или мюсли с кефиром, сели в авто и прибыли в процесс. Они неплохо себя чувствуют. Их не везли в автозаке и не посадили в клетку. У них есть стул со спинкой и стол, чтоб положить на него документы. У них всё ОК.

С чего-то надо начинать. Вот гуманизация, вот это всё. Давайте, что ли, начинать.







Tags: 6 мая, беззаконие, политзаключенные, репрессии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments