Илья Константинов (ivkonstant) wrote,
Илья Константинов
ivkonstant

Система нереформируема

Говорили мне умные люди: «Не читайте перед обедом Радзиховского», а я не послушался, и вот теперь мучаюсь интеллектуальной изжогой.

Казалось бы, чего переживать? Леонид Александрович, как сейчас принято говорить, «махровый охранитель» (раньше это называлось – «штатный пропагандист») режима, и во всех своих статьях и выступлениях говорит, в сущности, одно и то же: «Что было, то и будет, и что творилось, то творится, И нет ничего нового под солнцем». (Экклезиаст).

Точка зрения не оригинальная, а Радзиховский (при всей бойкости речи) не Соломон, и можно было бы его заклинания проигнорировать. Но беда в том, что он нащупал действительно «больной зуб» оппозиции: под шумок разговоров о «мирной антикриминальной революции» различные политические структуры и оппозиционные лидеры тащат воз протестного движения в диаметрально противоположных направлениях. Результат описан в известной басне Крылова.

Эта ситуация дает охранителям основания снова и снова повторять: изменить существо общественно-политического устройства современной России протестному движению не под силу, фасад подправить – да, но не более. Ну, так с этой задачей и Власть прекрасно справляется: вон, конкурентные выборы разрешила, Навального из тюрьмы выпустила, чего вам еще нужно? Так, потихоньку – полегоньку, в час по чайной ложке, к 2024 году в России отстоится что-то похожее на демократию. Если будете себя хорошо вести.

А самое главное, ради чего ломиться в открытую дверь? Вы что, по чучхе соскучились? Фашистской диктатуры взыскуете? Нет? Тогда, какого рожна вам надо? Хотели рынок – получили, хотели частной собственности – кушайте на здоровье, не нравился железный занавес – продан на металлолом.

Все остальное – мелочи жизни, отрихтуются в процессе.

Кто вам мешает, засучив рукава, взяться за озеленение двора, за чистоту подъезда, лампочку ввернуть на пожарной лестнице? Вот вам и будет «прогресс в рамках законности».

А митинги эти ваши – пустое томление духа и суета сует.

Ошеломленный белоленточный хомячок растерянно озирается кругом: а, действительно, за что боролись?

Честные выборы? Чуров сейчас нарисует.

Свободу политзаключенным? Суд разберется.

Борьба с коррупцией? Следственный комитет не дремлет.

Может, действительно, всем дружно на собянинский субботник? Всяко лучше, чем ужасы революции.

Фу, ты - сам едва стряхнул с себя морок охранительства.

Нет, давайте все-таки разберемся: революция (мирная, антикриминальная), или субботник?

Для этого нам придется немного позанудничать, и начать с выяснения существа нынешней общественно-политической системы в России.

Двадцать с небольшим лет назад в нашей стране существовал так называемый «реальный социализм» с общественной (в основном, в государственной форме) собственностью на средства производства и соответствующей политической надстройкой (советы при однопартийной системе).

Сейчас мы не станем разбираться в том, насколько эта система была эффективной с социально-экономической точки зрения. Слишком долгий разговор.

Важно то, что по разным причинам она не устраивала значительную часть элиты. Началась перестройка, как и предсказывал автор известного анекдота, плавно переросшая в перестрелку, а для некоторых и в перекличку.

Ни для кого не секрет, что экономическим смыслом этого процесса была номенклатурно-криминальная приватизация, на деле означавшая банальное разграбление национального достояния. А государство превратилось в гигантский игорный дом, где разыгрывались миллиардные достояния.

Однако очень быстро выяснилось, что значительная часть новоявленных собственников катастрофически неэффективна, и из трех фаз процесса воспроизводства (производство, распределение и потребление) интересуются лишь двумя последними. Это и неудивительно, поскольку собственность они получили внеэкономическими способами.

Неэффективность «эффективных менеджеров» оказалась столь вопиющей, что они, в большинстве, даже сохранить «нажитое непосильным трудом» могли лишь при государственной поддержке. И государство эту поддержку оказало, но одновременно, вынужденно было отчасти восстановить контроль над основными активами.

Единовременный отказ от директивного планирования, обвальная приватизация и непосильная для большинства предприятий конкуренция на мировом рынке запустили чудовищный процесс деиндустриализации, продолжающийся до сих пор. Уцелели, главным образом, добывающие отрасли и сфера услуг. А значительная часть населения оказалась на положении социальных иждивенцев. Отсюда – неизбежное возрождение государственного патернализма, и новый стимул к усилению государственного вмешательства в экономику.

Короче говоря, классического капитализма с многочисленным слоем мелких и средних собственников, с устоявшимися рыночными институтами и мускулистой «невидимой рукой рынка» не получилось.

Сформировался уродливый гибрид государственного капитализма и сырьевого феодализма, отягощенный пережитками «реального социализма» (главным образом, в социалке).

Соответственно, доминирующим «классом» оказалась не буржуазия (так и не освободившаяся из объятий бюрократии), а новая номенклатура, отличающаяся развитыми хищными инстинктами и принципиальной некомпетентностью.

Основной экономический интерес этого сословия – в бесконечном воспроизведении разрушительного цикла: приватизация – огосударствление – приватизация, в ходе которого каждый следующий эшелон собственников «откатывает» подлинным хозяевам страны все большую долю тающего на глазах «пирога».

Таким образом, частная собственность на средства производства становится все более номинальной, а классический рынок вытесняется внеэкономическими по сути рентными отношениями.

В такой системе координат конкуренция хозяйствующих объектов подменяется борьбой за доступ к рычагам государственной власти и политическим привилегиям.

Понятно, что срок жизнедеятельности этого паразитического социального организма весьма ограничен и чреват дальнейшим распадом государственности. Ведь главная «инновация» этого типа общества – распространение процесса приватизации на сам институт и «тело» государства.

Какая тут может быть демократия, разделение властей, политический плюрализм?!

Демократические институты, есть, ни что иное, как продолжение в политической сфере конкуренции независимых экономических субъектов.

Нет устоявшихся отношений частной собственности, нет конкуренции, нет и демократии в современном смысле этого слова. Здесь могут существовать лишь различные (порой, весьма изощренные) формы имитации народовластия, всевозможные симулякры симулякров политического плюрализма.

И какие бы песни ни пел нам новый соловей Старой площади господин Володин, относительно «открытой и конкурентной политической системы», ясно, что система «управляемой демократии» абсолютно адекватно существующему общественно-политическому устройству.

Теперь о перспективах.

Начнем с того, что эволюционное развитие социума подобного типа в сторону политического плюрализма и развитой демократии крайне маловероятно.

Дело в том, что такая эволюция не соответствует коренным интересам главного политического игрока – новой номенклатуры, поскольку подрывает ее монопольное положение «смотрящего» за основными экономическими процессами.

Неразрывность отношений «власти-собственности» придает всем политическим процессам в нашем обществе крайне ожесточенный характер. Потерять власть, значит потерять основной источник собственности. И потому всякие выборы здесь не рутинная процедура, а страшная битва «бабла со злом» - отечественный вариант Армагедона.

Из этого вовсе не следует, что впереди нас ожидает ремейк 1917 года, и самое время выкатывать из музея ленинский броневичок.

Хотя, определенные объективные предпосылки для повторения социалистического эксперимента и существуют, (огосударствление всех сфер жизнедеятельности), социальная структура современного российского общества такова, что революционные возможности «низов», постоянно уменьшаются. Низы люмпенизируются и деградируют (кстати, не последнюю роль в этом играют миграционные процессы).

Куда вероятнее, политическая мобилизация буржуазии (или протобуржуазии), в союзе с так называемыми «креаклами» и частью номенклатуры, недовольной медленной работой карьерных лифтов. При определенных обстоятельствах «в деле» могут поучаствовать и региональные элиты, всегда готовые к дальнейшей приватизации государства российского.

В случае серьезного экономического кризиса подтянутся и «низы», но едва ли они могут играть большую роль, по крайней мере, на первом этапе.

Разумеется, я вовсе не утверждаю, что такой крутой вираж в нашей истории неизбежен.

Существует альтернативный сценарий: постепенная деградация экономики, общества и государства, с длительным периодом полураспада.

По какому пути пойдет история, зависит от множества факторов: от динамики мировых цен на нефть, и способности Владимира Путина сохранять чувство юмора в критической ситуации, до настроения московских ОМОНовцев в ночь с 8 на 9 сентября.

Но кое в чем я уверен твердо: на собянинских субботниках демократию не построишь.

А в остальном, все зависит от нас.

http://www.kasparov.ru/material.php?id=522325AFAD74B
http://www.apn.ru/column/article29963.htm
Tags: 2013 год, Россия, власть и провластные, оппозиция, политика
Subscribe

  • (no subject)

    ​ В чем главная проблема современной России? Что более всего мешает рядовому гражданину чувствовать себя человеком в нашей стране?…

  • (no subject)

    Почему они его так боятся? Это же настоящая загадка века. Сначала боялись произносить вслух его имя, как будто в имени его таится некая мистическая…

  • (no subject)

    Известно, что человек — существо стадное: с рождения и до старости мы зависим от других, повторяем других, учимся у других, подражаем…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments

  • (no subject)

    ​ В чем главная проблема современной России? Что более всего мешает рядовому гражданину чувствовать себя человеком в нашей стране?…

  • (no subject)

    Почему они его так боятся? Это же настоящая загадка века. Сначала боялись произносить вслух его имя, как будто в имени его таится некая мистическая…

  • (no subject)

    Известно, что человек — существо стадное: с рождения и до старости мы зависим от других, повторяем других, учимся у других, подражаем…