Илья Константинов (ivkonstant) wrote,
Илья Константинов
ivkonstant

Статья А. Тарасова 1993 года - 3

продолжение

Гайдар и Ельцин

Но «безвинные жертвы красно-коричневого террора» все же нужны. И тогда Егор Гайдар обращается к согражданам с призывом собраться у Моссовета.

Если спокойно проанализировать призыв Гайдара, то станет очевидно: вице-премьер призывает БЕЗОРУЖНЫХ ГРАЖДАНСКИХ ЛИЦ, являющихся ПОЛИТИЧЕСКИМИ ПРОТИВНИКАМИ повстанцев, сконцентрироваться В ОТНОСИТЕЛЬНОЙ БЛИЗОСТИ от места дислокации ВООРУЖЕННЫХ ПОВСТАНЦЕВ ( собственно, от Тверской до «Белого дома» совсем недалеко, во всяком случае, куда ближе, чем до Останкина). Все это выглядит до такой степени похожим на заклание, что даже в истеричной атмосфере вечера 3 октября нашлись люди, прямо призвавшие не слушать призывов Гайдара. В первую очередь, это были «ВиДовцы» Любимов и Политковский. Тогда же, вечером 3-го, Петр Мамонов охарактеризовал призыв Гайдара как «провокационный»[71].

Все это заставило искать оправданий для Гайдара – как позднейшим комментаторам, так и самому вице-премьеру. Объяснение свелось к тому, что войска были якобы ненадежны, колебались, кого поддержать и поддерживать ли кого-то вообще, и потому, дескать, надо было показать военным, за кого народ.

Это объяснение не выдерживает критики. Причем независимо от того, были войска надежны или нет, колебались или нет, был раскол в командовании или не было.

Во-первых, сомнительно, что все военнослужащие сидели у экранов телевизоров и ждали, когда же им, наконец, покажут народ на Тверской. Армия, положим, подчиняется приказам, а не эмоциям, разбуженным телепередачами. Это, в частности, подтвердила и история с представителем президента Веретенниковым, пытавшимся «поднять Таманскую дивизию»[72].

Но главное, подобное объяснение имело бы смысл лишь в том случае, если бы на защиту «Белого дома» свалились неизвестно откуда (ну, из Чечни, скажем) вооруженные боевики. Но ведь и «Белый дом» деблокировал ТОЖЕ НАРОД! И если военнослужащие следили за событиями, то они должны были знать, что это именно БЕЗОРУЖНЫЙ НАРОД прорвал омоновские кордоны, и деблокировал «Белый дом», и вооружился. То есть НАРОД БЫЛ И ТАМ, И ТАМ. И у «Белого дома», и у Моссовета. Тысячи людей были с обеих сторон. Тысячи людей с обеих сторон были нашими согражданами. Тысячи людей занимались одинаковым делом: строили баррикады. Совершенно непонятно, почему военные должны были поддержать народ у Моссовета и не поддержать народ у «Белого дома».

Между прочим, понимание того, что «народ» был по обе стороны баррикад, в армии было: это видно из репортажей «по горячим следам». Так, в «Известиях» военный корреспондент Н. Бурбыга рассказывает, как во время штурма «Белого дома» вдруг прекратилась канонада: прошел слух, что на защиту «Белого дома» идет стотысячная демонстрация. А воевать с народом у военных никакого желания не было[73]. А вот еще диалог во время штурма «Белого дома»: «Как тебе Руцкой? – Нормальный мужик. – А чего же ты против него воюешь? – Приказ.. .»[74].

Есть еще одно доказательство того, что «ненадежную армию» вовсе не надо было «убеждать». Если бы вечером 3 октября в армии вдруг обнаружились «колебания» и «раскол», то проявиться эти «колебания» и «раскол» могли бы лишь в одной форме: в отказе командиров и частей выступить на защиту Ельцина и на подавление «мятежа». Но если бы так было, сейчас военные получали бы не награды, а развозились бы по камерам, поскольку отказ вечером 3 октября подавлять «мятеж» можно квалифицировать только как СОУЧАСТИЕ В МЯТЕЖЕ. Да и командование, допустившее такое разложение в частях, было бы сменено. Вместо этого военным очередной раз пропели хвалу, раздали награды и осчастливили сверх того подарком: отменой отсрочки от призыва учащихся дневной формы обучения средних и средних профессиональных учебных заведений, а затем и увеличением бюджетных ассигнований.

Кстати сказать, если войска не выполняют приказов правительства, такое правительство можно уже считать свергнутым. И никакой «народ» тут не поможет.

Войск вечером 3 октября в Москве не было по той простой причине, что в этом не было нужды. Никакие стратегически важные объекты оппозиция не заняла. Никакие вооруженные части на сторону Руцкого не перешли. В Останкине правительственные силы устроили оппозиционерам кровавое побоище. Не было никаких оснований для паники. И. Серебряков, создатель столь популярной в армии телепередачи «Аты-Баты», также подтвердил это: «Я могу утверждать, что ничего «НА ВОЛОСКЕ НЕ ВИСЕЛО»[75].

А теперь представим себе, что Любимов и Политковский, вместо того чтобы мешать Гайдару, стали бы ему помогать: накручивать истерику и призывать всех идти к Кремлю и к Моссовету. В результате там собралась бы огромная толпа, куда больше той, что была (от 5 до 30 тыс., по разным источникам), которая неизбежно вошла бы в «соприкосновение» со сторонниками «Белого дома». Предотвратить это было некому: милиция, как мы все знаем, в ночь с 3 на 4 октября дружно попряталась. И, похоже, не случайно.

И без того надо считать чудом, что никто из вооруженных сторонников «Белого дома» (а многие наверняка знали о призыве Гайдара – это засвидетельствовано киносъемкой известного режиссера-кинодокументалиста А. Сидельникова в ночь с 3-го на 4-е около «Белого дома») не пошел «попугать этих демократов». Казалось бы, чего проще: подскочить к Красной площади или к Тверской, шугануть по собравшимся несколькими очередями, посеять панику. Физически это было несложно: рассказывали же по TV позже «защитники демократии», что, отчаявшись получить от Лужкова и Ельцина оружие, они отправились к «Белому дому», получили там пистолеты и спокойно вернулись назад.

Версия о провокации делает призыв Гайдара не диким, бессмысленным, глупым, а чрезвычайно разумным, выверенным, обоснованным. Представьте себе, какой пропагандистский козырь оказался бы в руках правительства, если бы произошла хоть одна атака повстанцев на безоружных «демократов» у Кремля или на Тверской!

Терминология, к которой обратилась в ночь с 3 на 4 октября президентская сторона, также подтверждает эту версию. «Погромщики» и «бандиты» – это не то же самое, что «мятежники».

Однако если внимательно изучить обращение президента Ельцина «К гражданам России» в ночь с 3 на 4 октября, в глаза бросаются следующие фразы:

«В столице России гремят выстрелы и льется кровь. Свезенные со всей страны боевики сеют смерть и разрушение... Те, кто пошел против мирного города и развязал кровавую бойню... бандитов и погромщиков... бандитские отряды из наемников, привыкших к убийствам и произволу... расправляются с безоружными москвичами... они подняли руку на мирных людей, на Москву, на Россию, на детей, женщин и стариков... защитить наших детей, защитить наших матерей и отцов, остановить и обезвредить погромщиков и убийц»[76].
Нетрудно заметить, что нарисованная в обращении президента картина событий в Москве как-то резко отличается от происходившего в действительности. Какие «женщины, дети и старики», «матери и отцы» стали в Москве жертвами «погромщиков и убийц», «бандитских отрядов» «со всей страны», «сеющих» по всей Москве «смерть и разрушение»? Но представим на секунду, что повстанцы атаковали безоружных «демократов». Тогда все становится на свои места: и «женщины», и «дети», и «старики», и «смерть и разрушение».

Отсутствие кровавой трагедии на Тверской – единственный элемент провокации, который не удался, – к счастью для людей, откликнувшихся на призыв Гайдара, не зная, что они предназначались на роль почетной жертвы в политической игре.

Конечно, Гайдару помешали сами защитники «Белого дома». И оружия в «Белом доме» было меньше, чем запугивали всех правительственные средства массовой информации (ракет «земля- воздух» все же не было), да и выдавали его не всем желающим сутки подряд (опечатанное оружие в ящиках показали нам потом по TV – его могли раздать, но почему-то не раздали, почему-то послали в Останкино безоружных; очевидец событий Ю. Нерсесов вообще утверждает, что на руки в «Белом доме» было выдано 200 с небольшим стволов – и в основном уже 4 октября, после начала штурма[77]), да и публика у «Белого дома» состояла все же не из бомжей, уголовников и погромщиков, собранных со всей страны. Даже столь ненавидящий «белодомовцев» Михаил Леонтьев в столь пропрезидентской газете, как «Сегодня», с изумлением писал:

«Нам рассказывают и показывают, как банды озверевших национал- коммунистических погромщиков бродили по Москве, штурмуя телецентр, мэрию и различные иные общественно нужные объекты. Однако вы не найдете ни одного сообщения о разгроме беззащитного коммерческого ларька. Ужасные коммунистические экспроприаторы, немного полежав под шквальным огнем рядом с телецентром «Останкино», отбегали в соседний киоск, ПОКУПАЛИ ЗА ДЕНЬГИ водку и шоколадки и возвращались назад, помирать за идеалы социальной справедливости. Киоски у Белого дома в «ночь беспредела» после его деблокирования, когда в городе даже с миноискателем нельзя было найти ни одного милиционера, сделали рекордную выручку»[78].
А такая агрессивно пропрезидентская газета, как «желтые» «Куранты», была вынуждена признать, что сообщения средств массовой информации о том, будто штурмовавшие «Останкино» повстанцы врывались в окрестные дома и грабили квартиры, – ложь[79]. Сам факт таких сообщений показателен. Они очень напоминают «руководство к действию». Не для повстанцев, разумеется, а для уголовников, которые вполне могли бы прикрыться именем «руцкистов».

Конечно, и у «Белого дома» были всякие. В том числе и мародеры. В том числе и баркашовцы, готовые «замочить» любого – и женщину, и ребенка – на основании одной только национальности. Но мародеры склонны были стянуть что-нибудь как раз из того «Белого дома», который они якобы защищали. А у баркашовцев – дисциплина.

А властям нужна была кровь. Много крови. И пролитой именно мятежниками. Есть и другие подтверждения этому, кроме вышеперечисленных. Любимов с Политковским, подвергшиеся за свою позицию травле, изгнанные с работы, заклейменные в лучших традициях «времен застоя», не могли бы вызвать такой хорошо оркестрованной ненависти, если бы всего лишь «попали не в такт». Безусловно, они помешали запланированному большому кровопролитию. Безусловно, они помешали собрать в центре города такую большую толпу, что она бы неизбежно столкнулась с «руцкистами». И за это их и бьют сейчас. Е. Гайдар совершил оплошность, обмолвившись, что в крайнем случае планировалась и раздача оружия собравшимся. Столкновения «ельцинистов» с «руцкистами» – это и есть как раз такой «крайний случай». Не наблюдать же безучастно, как вооруженные сторонники парламента избивают безоружных сторонников президента! А уж когда оружие будет и у тех, и у других – начнется такое... Тут как раз и армия подоспеет... А там хоть «Белый дом» до основания сноси, хоть тяжелой авиацией бомби – никто и не пикнет.

А просто так раздать гражданским оружие, построить в отряды и отправить на «Белый дом» – это дикость, конечно. Этого позволить себе Ельцин с Гайдаром не могли. Такое вполне доступно уровню понимания и президента, и, тем более, вице-премьера. Хотя призывы «выдать оружие и идти на штурм «Белого дома», как выяснилось, имели место[80].

Все, что они могли теперь сделать, – это постараться вынудить защитников «Белого дома» пролить как можно больше крови гражданских лиц при штурме «Белого дома». И они это сделали.

Во-первых, они оттянули, как могли, штурм «Белого дома» (а вдруг все-таки произойдет «нападение бандитов на женщин и детей»?) – и дали собраться вокруг обреченного здания тысячам людей. Говорят, карту Москвы для министра обороны не могли найти целых 20 минут[81]. Говорят, что у министра обороны не было даже схемы дорог, по которым техника должна двигаться к «Белому дому». Говорят, схему искали всю ночь и нашли уже только 4 октября[82]. Говорят, в Министерстве безопасности искали-искали, да так и не нашли карту подземных коммуникаций «Белого дома»[83]. Ха-ха-ха. Позвольте не поверить. Это уже не армия получается, это анекдот какой-то. Это уже не министр обороны, а посмешище. Такая армия и такой министр никакой мятеж подавить не смогут, даже если мятежников будет пять человек, и все они будут дошкольниками, вооруженными рогатками.

Давайте вспомним: в Тбилиси, Вильнюсе, Баку военные операции проводились именно ночью. П. Грачев утверждал, что старался избежать ночного боя, чтобы в темноте не стрелять по своим[84]. Но ведь и при свете дня 4-го числа правительственные силы постоянно обстреливали друг друга[85]! Тем более, у правительственных сил было преимущество при ведении ночных боевых действий – специальное оснащение, которого не было у оппозиции.

И совершенно напрасно журналисты приставали затем к министрам с вопросами: где были войска, где они топтались, куда делся спецназ, почему, наконец, не были удалены тысячи зевак от «Белого дома»[86]? Бойцы из знаменитой группы «Альфа», непосредственно бравшие «Белый дом», дали понять журналистам, что это вряд ли было случайным. Как вряд ли было случайным то, что по толпе зевак стреляли с окрестных крыш «провокаторы и хулиганы», а основное число жертв и увечий в толпе было следствием танкового обстрела «Белого дома»[87]. Кое-что относительно тех снайперов, которых бойцы «Альфы» назвали «провокаторами и хулиганами», удалось узнать. Некоторые из них оказались... сотрудниками Министерства безопасности[88]!

Вообще, «Белый дом» защищался вяло (та же «Альфа», например, отметила, что гранатометы против танков применены не были, – видимо, опять же из-за боязни попадания в «зрителей») и защитники его были деморализованы. Корреспондент «Коммерсанта» Вероника Куцылло, просидевшая в «Белом доме» весь период штурма, так и не увидела ни разу, чтобы кто-то вел огонь из окон по осаждающим[89]. К середине октября в «Белом доме», по данным инженерных войск, было обнаружено всего 153 гильзы[90]. Положим, это неполные данные. Но все равно это невероятно мало. По логике вещей, стреляными гильзами в «Белом доме» все полы должны были быть усыпаны!

Бойцы «Альфы» дали известинскому журналисту понять, что от них хотели, чтобы они пролили побольше крови (и вообще, «кто-то» из организаторов штурма хотел, чтобы было побольше крови с обеих сторон), и уж во всяком случае, не брали бы живыми лидеров повстанцев. «Альфа» «не поняла» этого желания, и теперь «где-то наверху» ею очень недовольны[91]. Правильно – теперь арестованных надо судить, а как их судить по тем самым законам, на основании которых они и подняли «мятеж»? Да и мало ли что всплывет на процессе...

Позже стало известно, что «Альфа» получила приказ взять «Белый дом» штурмом, но не выполнила его и самостоятельно начала переговоры с «Белым домом». За это руководство ГУО вычеркнуло большинство бойцов «Альфы» из наградных списков[92].

Был ли заговор?

Вопрос о заговоре – о давно и методически подготавливавшемся Руцким, Хасбулатовым и вообще оппозицией мятеже – возник не вдруг и отнюдь не случайно периодически всплывает в речах президентского окружения. Дело в том, что такая формулировка содержится в уже цитированном обращении Ельцина «К гражданам России»: «Все, что происходило и пока происходит в Москве, – заранее спланированный вооруженный мятеж»[93].

Таким образом, эта точка зрения уже имеет определенный официальный статус и, видимо, следствие будет лезть из кожи вон, стараясь подтвердить ее. Другое дело, возможно ли это.

Ведь если был заговор, если мятеж был давно спланирован и подготовлен, – то первым заговорщиком и мятежником является Ельцин. Именно он нарушил Конституцию, разогнал парламент – и тем дал сигнал «мятежникам и заговорщикам» к активным действиям. Причем какие именно действия те предпримут (импичмент президента и т.д.), легко было представить заранее.

Вся бредовость, хаотичность, неподготовленность «мятежников» очевидны. Но, если принять версию о заговоре всерьез, то простой разбор действий «заговорщиков» показывает, что, как минимум, каждый из «заговорщиков» участвовал в каком-то собственном «заговоре», не состыкованном с «заговорами» его товарищей.

«Заговорщики» не готовили своих сторонников, объединенных в различные организации, к подобному повороту событий – и потому практически для всех потенциальных защитников «Белого дома» они стали неожиданностью.

«Заговорщики» не стянули заранее в Москву своих боеспособных сторонников из регионов, не рассредоточили их в городе или в ближайших пригородах на «явках», не вооружили заранее, не поставили перед различными боевыми группами четких и дифференцированных боевых задач.

«Заговорщики» не вели боевой подготовки своих «бойцов» (исключая баркашовцев, но те готовились сами по себе и вовсе не к «защите власти Советов» и не к «восстановлению СССР») – в результате на улицах несколько дней бушевали пенсионеры-сталинисты и визгливые бабушки, а «Останкино» штурмовали 15-летние романтически настроенные дурачки, не догадывающиеся, что от пуль надо хотя бы прятаться.

«Заговорщики» не готовили «союзнические» организации к взаимодействию, в результате чего постоянно возникали конфликты, например, между анпиловцами и панками, между баркашовцами и леваками (троцкистами и анархистами) и т.п.[94] А по подсчетам журналиста Юрия Нерсесова, в «Белом доме» одновременно действовало 12(!) конкурировавших и постоянно мешавших друг другу «штабов обороны»: Руцкого, Хасбулатова, зам. председателя Верховного Совета Воронина, Баранникова, Ачалова, Дунаева, Макашова, депутатской группы «Реформа армии», Союза офицеров, ФНС, «Трудовой России» и РНЕ[95].

«Заговорщики» не вели целенаправленной агитации в войсках, не разложили армию и не заручились заранее поддержкой конкретных командиров – под обещание высоких постов после победы заговора.

«Заговорщики» не имели ни техники, не достаточного количества оружия. То оружие, которое у них было, хранилось в «Белом доме» со времен августа 1991г., или принадлежало охране парламента, или было захвачено у противника. Для противодействия противнику необходимо было иметь, как минимум, противотанковое ранцевое вооружение или, на худой конец, достаточное количество взрывчатки. И вообще, в конце ХХ века никто не устраивает «заранее спланированных вооруженных мятежей» без танков. Учитывая, что один из лидеров «заговорщиков» – Александр Руцкой – был военным летчиком, логично было бы ожидать особо широкую вовлеченность в «заговор» ВВС. Но этого тоже не было.

«Заговорщики» ни сами явно не имели представления о тактике уличного боя, ни, тем более, не обучили ей своих сторонников: построенные ими «баррикады» не были препятствием для правительственной техники, бетонные блоки, сброшенные вокруг «Белого дома» – как «защита» от танков – были расположены совершенно бездарно и прикрыть «Белый дом» от танковой атаки не могли. Не говоря уже о том, что для обстрела «Белого дома» танкам вовсе не потребовалось подходить вплотную к нему.

Это первая группа «ошибок» мнимых заговорщиков – на, так сказать, стадии подготовки. Теперь – «ошибки» на первой стадии «мятежа». Во-первых, непонятно, почему «заговорщики», если они действительно заговорщики и все рассчитали заранее, безропотно отпустили милицию, ОМОН и военнослужащих дивизии им. Дзержинского из района «Белого дома». Почему не разоружили, не отняли все бронежилеты, щиты, рации, технику, наконец? Не говоря уже о том, что взятых в плен военнослужащих, омоновцев и милиционеров можно было использовать в качестве заложников, а то и просто, выставив их в окнах «Белого дома», сделать невозможным всякий штурм.

Во-вторых, непонятно, зачем «заговорщикам», рассчитай они все заранее, вообще понадобилось куда-то ехать, что-то захватывать. На переговорах они требовали от Ельцина снятия блокады «Белого дома». Теперь, когда блокаду снял «народ», вполне можно было ограничиться ответной блокадой мэрии, используя для нее ту же колючую проволоку, те же поливальные машины, а отрезать мэрию от энерго- и телефонных сетей уж точно не проблема. После этого продолжить переговоры с Ельциным – но уже с позиции силы. А то и вовсе блокировать своими вооруженными подразделениями, скажем, выезды из Кремля – и продолжать, как ни в чем не бывало, переговоры. В принципе, согласись Ельцин на досрочные президентские выборы – в те же сроки, что предлагал парламент, – и можно было бы считать, что «заговор» победил. О деталях (кто будет временно до выборов исполнять функции главы государства) – можно было бы договориться. А выиграть выборы после этого у Ельцина шансов было бы немного. Ну уж точно не больше, чем у Руцкого.

В-третьих, в захвате «Останкина» и мэрии вообще не было никакого смысла. Совершенно очевидно, что захватывались не стратегически важные объекты, а СИМВОЛЫ. Мэрия была ненавистным символом лужковской штаб-квартиры и штабом осады «Белого дома». «Останкино» – ненавистным символом ельцинской пропаганды, «империей лжи». Разумеется, телевидение, как «средство массового поражения», в любом заговоре играет огромную роль. Поскольку большинство населения внушаемо, а значительная часть – исключительно внушаема (а в эпоху потрясений число исключительно внушаемых людей возрастает, по разным данным, до 70–90 %), очевидно, что если людям методически и долгое время вдалбливать в голову любой бред (например, что Хасбулатов – инопланетянин, а Руцкой – Антихрист), то они в конце концов в него поверят. Но захват средств массовой информации должен ПРЕДШЕСТВОВАТЬ перевороту. Вот если бы «заговорщики» захватили телевидение и радио полгода назад и все это время вели разнузданную антиельцинскую пропаганду – тогда другое дело, тогда успех «заговора» можно было бы считать обеспеченным на 95 %. Но какой смысл захватывать телевидение уже ПОСЛЕ начала «мятежа» – неясно. Тем более, что весь день 3 октября тележурналисты вели себя как пай-мальчики: все показывали, не врали, рассказывали даже о тех успехах «руцкистов», которые впоследствии были опровергнуты властями (о переходе на сторону защитников парламента милиции и части военнослужащих дивизии им. Дзержинского). Непонятно, зачем было захватывать телевидение и «устанавливать над ним контроль»? Неужели Руцкой и Хасбулатов предполагали, что «Останкино» будет сообщать вещи, обратные действительности: ну, например, вся власть в Москве переходит, допустим, в руки «руцкистов», а тележурналисты, игнорируя это, знай себе сообщают: «Москва охвачена всеобщим восстанием против диктатора Руцкого. Тысячи москвичей, не желая подчиниться диктатуре, семьями топятся в Москве-реке и сжигают себя в специально для этого построенных срубах на улицах и площадях»?

Говорят, сторонники Руцкого планировали выйти в эфир с обращением к народу. Интересно, что можно сказать в таком обращении? «Продажный антинародный режим Ельцина пал»? Ну, так через полчаса на АСК-1 можно было доставить видеокассету, дать ее в эфир и все бы услышали живого Ельцина, который бы спокойно говорил: «Неправда, не верьте, граждане, мой продажный антинародный режим вовсе не пал, а совсем даже наоборот...» И смех, и грех.

Руцкой и Хасбулатов знали, что власти в регионах их в основном поддержали. Что при этом можно было сказать в «телеобращении к народу»? «Граждане, ваши власти нас поддерживали и поддерживают, поэтому сохраняйте спокойствие, идите спать, а завтра работайте, как ни в чем не бывало» ? Стоит ли ради этого рваться с боем на TV? И вообще, чтобы заглушить TV, достаточно взорвать энергоустановку ТТЦ. Не говоря уже о том, что для выхода в эфир достаточно было занять Останкинскую телебашню, которую, как оказалось, охраняли всего 4 милиционера[96]!

В-четвертых, сосредоточившись на «Останкине», «заговорщики» почему-то проигнорировали «Шаболовку», которую, вероятно, было захватить даже легче, и вообще не взяли под контроль другие радиостанции и информационные агентства (робкая попытка с ИТАР-ТАСС выглядит просто смешной).

В-пятых, послав людей к черту на кулички – в Останкино – «заговорщики» почему-то проигнорировали действительно важные объекты управления: Совет Министров и Кремль. Предположим, не было сил их захватить (а в чем же тогда заключалось это «заранее планирование»?). Но атаковать-то и дезорганизовать их работу можно было. Предположим, такие действия не смогли бы полностью обрезать все линии связи (на то оно и правительство, да и обычный радиотелефон так просто не прихлопнешь), но дезорганизация была бы полной, тем более, что правительству пришлось бы заниматься собственной обороной, а не чем-то другим.

В-шестых, несмотря на всю озабоченность «заговорщиков» «средствами связи», они не предприняли никакой попытки захватить структуры Государственного комитета по чрезвычайным ситуациям.

В-седьмых, потерпев неудачу с «Останкино», «заговорщики» почему-то не предприняли попыток захватить независимые средства дальней радиосвязи. Еще забавнее, что «заранее спланировав мятеж», они не запаслись заблаговременно такими средствами.

В-восьмых, не было предпринято попыток взять под контроль не мэрию и ТТЦ, а действительно жизненно важные стратегические объекты: электростанции, телефонные станции, водонасосные и газораспределительные станции, вокзалы, казармы армии и МВД, комплекс зданий КГБ, здание Министерства внутренних дел, отделения милиции, военные училища, аэродромы, транспортные развязки. «Заговорщики» не удосужились занять даже ту подстанцию, которая снабжала электроэнергией «Белый дом»!

В-девятых, не было попыток овладеть арсеналами. С целью захвата оружия не были посланы отряды «мятежников» ни в воинские части, ни в отделения милиции.

В-десятых, не были посланы комиссары с соответствующими приказами Ачалова (еще лучше Руцкого как и.о. главнокомандующего) и при поддержке вооруженных отрядов в воинские части – а эта мера могла оказаться успешной как минимум в 30 % случаев. Во всяком случае, известно, что кое-где «руцкистам» удавалось договориться об оружии с солдатами «дуриком», по собственной инициативе[97].

В-одиннадцатых, не было предпринято попыток захватить или физически уничтожить лидеров противника (Ельцина, Черномырдина, Гайдара, Грачева) – с целью дезорганизации его сил. Кстати, эту меру разумно было бы даже провести ДО вооруженного выступления. А вот то, что Ельцин в такой напряженный момент – 3 октября – уехал из столицы, говорит как раз против него: именно это действие является косвенным свидетельством того, что он знал о дальнейших событиях и опасался «нестандартных» действий «мятежников». Интересно и то, что разные источники называют разное время прилета Ельцина в Кремль: 15.00[98], 15.10[99], 18.15[100], 18.30[101], а то и вовсе расплывчато: «во второй половине дня»[102]. Такой разнобой наводит на мысли о сознательной дезинформации о месте и времени пребывания Ельцина.

Вторая стадия «мятежа» также изобиловала «ошибками» «заговорщиков».

Во-первых, и Руцкой, и Макашов, как люди с военным образованием, должны были наизусть помнить: «Оборона есть смерть всякого восстания». Однако они выбрали оборону.

Во-вторых, даже не захватив «Останкино», они не предприняли никаких попыток не то чтобы дезорганизовать противника, но даже дезинформировать его. Не захватили информационные агентства или радиостанции (или корпункты западных радиостанций) и не заставили их передавать нужные для себя сообщения (о якобы переходе на сторону Руцкого войск, милицейских подразделений, тех или иных городских служб и т.д.). «Заговорщики» не пресекли передач с места Си-Эн-Эн.

В-третьих, непонятно, почему «заговорщики» не покинули стратегическую ловушку – «Белый дом», не рассредоточились по бесконтрольному городу, а еще вернее – не вылетели (пока это было возможно) в один из поддерживавших их регионов (самолеты можно было и захватить – вооруженная сила для этого была, за штурвал одного из самолетов мог сесть и лично Руцкой: его имиджу это бы не повредило, скорее наоборот). Кстати, неясно, почему это не было сделано сразу, еще до блокады «Белого дома»: Верховный Совет вполне мог бы собраться, например, в Амурской области или в Новосибирске (где его поддержали все ветви местной власти), создать там правительство, полномочное на контролируемой территории – удачные примеры такого рода у нас были: Комуч и Уфимская директория, правительство Колчака).

Собственно, таких ошибок можно еще привести десятки. Если бы существовал заговор – «заранее спланированный вооруженный мятеж» – их бы просто не могло быть. Даже если бы все «заговорщики» были сплошь дураками и непрофессионалами, – ошибок бы не могло быть так много. Применительно же к руководителям «мятежа» можно констатировать: никто из них под обе категории одновременно не подпадает.

http://scepsis.net/library/id_2571.html

окончание
Tags: 1993 год, расстрел парламента
Subscribe

  • (no subject)

    Почему они его так боятся? Это же настоящая загадка века. Сначала боялись произносить вслух его имя, как будто в имени его таится некая мистическая…

  • (no subject)

    Дельный текст Даниила, целиком согласен: Горестный коллективный плач по поводу посещения Хирургом гайдаровского форума меня удивляет. По-моему, все…

  • (no subject)

    Надеюсь, что лиха беда начало. ЕСПЧ присудил первую компенсацию Даниле - пока за долгий арест....Исков наших там много, хочется верить хоть в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments