Илья Константинов (ivkonstant) wrote,
Илья Константинов
ivkonstant

«Московские ворота»

СУД НАД ДАНИИЛОМ КОНСТАНТИНОВЫМ

В Москве проходит суд над Даниилом Константиновым, сыном известного по 1993 г. Ильи Константинова, 1984 г. р., руководителя организации “Лига обороны Москвы”, активного участника протестного движения “За честные выборы”, члена ”Гражданского Совета”.
Д. Константинов обвиняется в том, что совершил убийство, можно сказать, из идейных соображений, в силу своего неправильного, экстремистского, мышления. Он обвиняется в том, что находясь в переходе возле станции метро “Улица академика Янгеля”, вместе с неустановленными лицами подошёл к двум молодым людям, которые якобы были панками, и, испытывая по этой причине к ним сильную неприязнь, плюнул в их сторону, тем самым спровоцировав конфликт. Далее все вышли на улицу и между ними завязалась драка, в ходе которой Д. Константинов убил А. Н. Темникова, нанеся два удара ножом, причём один раз прямо в сердце. Дословно фабула обвинения звучит так: “в ходе ссоры, возникшей на почве личных неприязненных отношений, нанёс гр. Темникову А. Н. множественные удары руками в область головы и тела, а затем, достав принадлежащий ему нож, причинил колото–резаные раны, причинившие смерть потерпевшему”.
Обвинение базируется исключительно на показаниях свидетеля А.Софронова, знакомого А. Н. Темникова, которого, как выяснилось на последующих заседаниях, нельзя отнести к людям нравственным – уже после дачи показаний, находясь под госзащитой, совершил 6 краж, за что был осуждён на три с половиной года условно.
В первое заседание суда, 19 августа, адвокатами должен быть опрошен свидетель – отец убитого, Темников Н. Н., но выяснилось, что ему забыли выслать повестку. Просто так взяли и забыли. Судьи сейчас получают сумасшедшие для рядового гражданина деньги – порядка 100 тыс. рублей в месяц, а аппарат не работает, или саботирует, а человек тем временем страдает в заключении. Адвокаты, их было четверо, ходатайствовали о переносе заседания и вызове свидетеля, кроме того сам Д. Константинов заявил о своей невиновности и желании глаза в глаза сказать отцу убитого о своей непричастности к гибели его сына.
На втором заседании, 26 августа, состоялся опрос свидетеля. И выяснились очень интересные обстоятельства. Оказывается, покойный А. Н. Темников, ни к каким панкам не принадлежал, отец убитого вообще не знал, что это за движение и названия такого не слышал. Он был высоким, выше 180 см, подтянутым, физически крепким молодым человеком. Регулярно занимался спортом, бегал, любил играть на гитаре по вечерам. Не пил, не курил, был уравновешен, доброжелателен к окружающим, встречался с девушкой, отслужил в армии, во время службы получил травму, когда солдат-кавказец пытался его унизить, а он дал сдачи. Солдата-кавказца впоследствии судили. С А. Сафроновым отношения были поверхностные, отец его видел всего несколько раз. В день убийства отец на месте преступления А.Сафронова не видел, знал о его нахождении там со слов следователя.
Выступил обвиняемый Д. Константинов: “3 декабря, в день убийства, был юбилей мамы. Для проведения небольшого банкета выбрали ресторан Дайкон, недалеко от метро “Сухаревская”, моего жилья и дома моих родителей, заказали столик № 100. Днём был дома, в 17.30 сели с женой в машину, поехали в магазин «М–Видео», купили в подарок пароварку, имеется чек с датой и временем пробития. Покупка была сделана за полчаса до убийства. Весь вечер провели в ресторане, примерно с 19.15 до 23.00, есть фотографии, спиртное не употреблял. После ужина завезли с женой родителей домой, а потом поехали к себе. Находиться в день юбилея матери вместе с ней гораздо естественней, чем ехать на другой конец Москвы и убивать совершенно незнакомого человека. Я в том районе Москвы вообще не бываю, у меня там нет ни знакомых, ни деловых контактов.
Считаю, что дело сфабриковано. 5 декабря было несанкционированное шествие на Чистых Прудах, нас доставили в ОВД Тверское. Следователь, отведя в отдельную комнату и показав фотографии, сказал: “Ты нам не нужен, даёшь расклад на этих людей, и через 2 часа мы тебя отпускаем”. Я отказался. Позднее появился некий сотрудник, судя по всему, начальник, и заявил: “Там где появляюсь я, возникают крупные уголовные дела”. И вот я уже полтора года в тюрьме. При разговоре со мной ни один сотрудник МВД не представился.
Свидетель А. Сафронов на очной ставке не мог вспомнить ни день, ни месяц преступления. Во всех протоколах дата преступления отсутствует, везде написано в начале декабря. Похоже, он находился в состоянии наркотического опьянения. Мы с адвокатом просили провести его медицинское освидетельствование, но нам отказали.
При задержании меня 5 декабря составлялся протокол, на мне не было ни ссадин, ни царапин, ни ушибов. Покойный Темников, как сейчас выяснилось, мог постоять за себя, отслужил в армии, был физически крепким. Если следствие предполагает, что я ему нанёс множественные удары руками в область головы и тела, а затем ещё и ножом, что же он совсем не сопротивлялся?”
На третьем заседании, 19 августа, Д.Константинов не смог давать показания, так как у него произошло обострение межпозвонковый грыжи. Если не оказывать медицинской помощи, то может произойти сдавливание нервных структур. При обострении нужен специальный матрас, которого не было, и который руководство тюрьмы отказывалось принять от родственников. Не было и обезболивающих препаратов, которые также отказывались принять. Д. Константинов сказал, что его принесли на носилках в санчасть и положили на кафельный пол, на котором он пролежал пять часов.
На четвёртом заседании, 26 августа, было удовлетворено ходатайство об истребовании у сотового оператора сведений о выходе с телефона Д. Константинова, ранее следователь отказывал. Было подтверждено, что из вещдоков исчезли два фотоаппарата, один из них - матери Д. Константинова, которым делались снимки в ресторане и который она добровольно передала следователю. Вот так просто взяли и потерялись. Ещё потерялись записи камер наблюдения в метро, но они остались у защиты. Защита ходатайствовала об изменении меры пресечения в связи с болезнью подсудимого. Было отказано.
Заседание шестое, 11 сентября. Были опрошены свидетели, которые знали Д. Константинова по общественной деятельности, как, например, А. Навальный, К. Гудков, и близкие знакомые. Адвокатов интересовало, был ли подсудимый вспыльчив, агрессивен, неуравновешен, носил ли
при себе оружие, позволял ли его культурный уровень быть зачинщиком драки в общественном месте? Был ещё вопрос, имеющий для следствия определённое значение: “Кто такие панки? Как их узнать по внешнему виду и насколько часто они встречаются?”
Все свидетели характеризовали исключительно положительно, вышеперечисленные качества ему были не присущи, оружия при себе никогда не носил. Например, А. Навальный: “Знаю Д. Константинова с 2004 года по “Комитету защиты москвичей”. Встречались в ходе совместных акций. Человек с высоким уровнем правосознания, высказывал независимые суждения, в действиях же сдержан. В ходе митингов был абсолютно спокоен и никогда не участвовал в потасовках. Никогда не проявлял национальной неприязни, москвичи – люди разные, Даниил со всеми находил общий язык, его приглашали в разные районы”. Никто из свидетелей, а это люди довольно молодые, не мог охарактеризовать панков. Кроме одного. Им оказался Мусафир Устам: “Знакомы с Д. Константиновы с младших классов, познакомились на детской площадке и дружим до сих пор. Близкий товарищ,, хотел бы видеть Даниила крёстным отцом своего ребёнка. Мой отец родом из Ирака, наполовину русский. У нас много общих знакомых разных национальностей. В том числе, евреи. Я закончил ВГИК, работаю режиссёром и актёром. Знаю ли, кто такие панки? Не только знаю, но и сам к ним принадлежал. Панки – молодёжное движение в Англии в 70 – 80 годах 20-го века. Зелёные крашеные волосы, вычурная одежда. У нас были в 90-е годы в Люберцах. С начала этого века - это уже не панки, а готы, так сказать постпанки. Я сам, когда был помоложе, чудаковато одевался, для юности простительно. Даниил иронизировал по этому поводу надо мной, но не более того. Мог ли Д. Константинов из-за этого напасть на человека? Да его с ножом в руках совершенно не представляю”.
Заседание седьмое, 19 сентября. Опрашивались сотрудники полиции, дежурившие на станции метро в день совершения преступления. Выяснилось, что А. Сафронов был действительно одет как неформал – специфический покрой кожаной куртки, длинные волосы, видимо его внешний вид послужил началом всей этой истории. Находясь в машине Скорой помощи, он всё время повторял: “Что мы им сделали, что мы им сделали?” Состояние у него было крайне возбуждённое, ему не могли остановить кровь, была сильно залита машина. Врач скорой помощи сказала, что такие симптомы характерны для наркоманов. Первое столкновение произошло на выходе из метро в подземный переход, а ножевые ранения, А. Темникову – в сердце, А. Сафронову – в плечо, были нанесены на лестничной площадке, при выходе на улицу. Далее А. Темников выбежал на улицу и метров через 20 упал. А. Сафронов побежал по переходу в противоположную сторону, поднялся по лестнице и оставался там до прибытия медиков. О случившемся полицию известила женщина, оказавшаяся свидетелем.
Выяснилось также, что на место преступления прибыла группа из отдела по борьбе с экстремизмом, а также то, что все показания стали давать спустя почти три месяца, после совершения преступления, а не по горячим следам. Объяснения, снятые в день преступления, отсутствовали. Показания содержали некоторые противоречия. Инспектору А. Свинарёву достаточно было 2-х минут для опроса А. Сафронова об обстоятельствах совершения преступления, а инспектору Шмальц удалось снять показания только за 20 мин., и то с трудом, учитывая возбужденное состояние и продолжающее кровотечение последнего. У адвокатов возникли предположения, что показания каким-то образом корректировались следователями и подгонялись под версию следствия.
Насмотревшись и наслушавшись на заседаниях суда, которым ещё конца не видно, волей- неволей задумаешься об уродливости сложившегося общественного строя. К. Данилов полтора года находится в тюрьме по обвинению, о котором читатель может сам составить представление. Весной этого года П. Дуров, основатель социальной сети “В Контакте”, находясь за рулём Мерседеса, давил инспекторов ГИБДД, которые пытались его остановить за нарушение правил. Один из них получил ушибы и ссадины. Видеосъёмка этого несостоявшегося задержания попала в интернет и демонстрировалась по телевидению. Уголовное дело в отношении П. Дурова было закрыто в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. За так называемые откаты мэр Ярославля Е. Урлашов находится под следствием, а экс-губернатор Тульской области В. Дудка осуждён на 9,5 лет - они использовали служебное положение для заколачивания денег. А кому - то и рисковать не приходится. Президент Фонда Сколково В. Ваксельберг крутил в своих банках 2,5 млн. долл. бюджетных денег на вполне законных основаниях, из 55 млрд. руб. 34 млрд. израсходовал на непонятные цели, и с него как с гуся вода. А Чубайсу ещё проще - в Роснано отдачи никакой, средняя зарплата свыше 400 тыс. рублей, не говоря о доходах руководства. Гражданская жена А. Сердюкова Е. Васильева, в недавнем прошлом член совета директоров “Оборонсервиса” и начальник департамента имущественных отношений МО, погрела ручки на бюджетных деньгах, выделяемых на оборону и на распродаже имущества, которое создавалось для государства несколькими поколениями. Сейчас обвиняется в мошенничестве в особо крупных размерах и находится под следствием. Красиво живёт в 13 комнатной квартире в центре Москвы, содержит прислугу, посещает дорогие магазины, как сообщалось, недавно прикупила в одном из них что-то для пополнения гардероба стоимостью порядка 130 тыс. рублей. Ей власти разрешают. А больному Д. Константинову запрещают передать обезболивающие лекарства и специальный матрас на время обострения болезни.
Властям хочется обвинить неких националистов или экстремистов в расшатывании общественных устоев и сказать: “Вот, посмотрите, вот они – те, которые мутят воду. Из-за них происходят столкновения между людьми разных национальностей. Это они не желают быть толерантными. Это им мы обязаны многими бедами”. Для подкрепления таких тезисов нужны примеры.
Но только за сутки в центральной части страны случились происшествия, характеризующие неконтролируемый разгул преступности. Причём, преступности этнической.
В ночь с 21 на 22 сентября в Питере кавказцы устроили стрельбу в самом центре города. 19 сентября, в четверг, группу кавказцев не пустили в ночной клуб “Пойзон”, а затем и соседний бар ”Кваренги”, где и завязалась небольшая потасовка между охраной и этой группой. Тогда в субботу, 21сентября, примерно в полночь, группа кавказцев численностью более 20 человек ворвалась в ночной клуб “Пойзон” и без предупреждения открыла стрельбу из травматических пистолетов по охране и посетителям клуба. Охранники клуба стали отстреливаться, а посетители клуба и случайные прохожие в панике разбегаться, пытались укрыться в соседних заведениях, но их туда не пускали. Затем кавказцы стали гонять по близлежащим улицам молодёжь, стреляя в людей и стоящие по обочинам автомобили с криками “Аллах акбар!” и руганью. Молодёжь покорно драпала и не сопротивлялась. Итог - двое легкораненых молодых людей 17 и 20 лет, которые случайно оказались поблизости, обстреляны машины. Было возбуждено дело по статье “хулиганство”.
Ранним утром 22 сентября в Москве на Ленинградском проспекте двое молдаван, ранее участвующих в нападениях на граждан, не имеющих регистрации в Москве, забили насмерть битами 32-летнего Е. Корнюхина, его товарищ Р. Никитин находится в реанимации. Поводом стал небольшой дорожный конфликт. Как водится, из находившихся рядом обывателей, никто не помог, никто не заступился. Надо отметить, что полиция быстро нашла убийц.
Поздно вечером 22 сентября в Питере в кафе “Аль Шам” более 50 азербайджанцев устроили драку со стрельбой. Дебоширы забаррикадировались на третьем этаже, бойцы ОМОН их брали штурмом. Задержано шесть человек, двоих из них госпитализировали.
По неподтверждённым данным, об этом сообщает только портал “Афанасий - биржа”, вечером 22 сентября в Твери, произошла массовая драка возле торгового центра “Рубин”. На проспект Калинина были стянуты наряды полиции и бригады скорой помощи. Но, по подтверждённым данным, 28 апреля с. г. в Твери в клубе “Морозов Холл” произошла драка между азербайджанцами и русскими, дралось порядка 50 человек, четверо русских были доставлены в реанимацию с различными ранениями, в том числе от травматического оружия. А 5 мая в Твери, возле памятника Михаилу Тверскому, собралось около 500 человек активистов политических партий, представителей тверских движений “Правая Тверь”, “Русские пробежки” и потребовали объективного расследования происшествия и справедливого наказания виновных. Люди были не согласны, что по факту стрельбы и поножовщины было возбуждено дело по статье “хулиганство”.
Суд над Д. Константиновым продолжается. Мы и дальше будем писать об этом процессе и поддерживать нашего товарища. Кто-то может не разделять убеждения Даниила, но это дело второе, если не десятое. Мы должны, по крайней мере, сообща противостоять несправедливости, иначе нас скоро будут резать на улицах как баранов.

И.В. ИЗМАЙЛОВ, гл. редактор газеты «Московские ворота»
http://interunity.org/board/viewtopic.php?t=443&start=160


список опечаток: друг Данилы - Рустам Мосафир
И у Софронова - уйма судимостей
Tags: Даниил Константинов, СМИ, беззаконие, политзаключенные, репрессии
Subscribe

  • (no subject)

    ​ В чем главная проблема современной России? Что более всего мешает рядовому гражданину чувствовать себя человеком в нашей стране?…

  • (no subject)

    Почему они его так боятся? Это же настоящая загадка века. Сначала боялись произносить вслух его имя, как будто в имени его таится некая мистическая…

  • (no subject)

    Известно, что человек — существо стадное: с рождения и до старости мы зависим от других, повторяем других, учимся у других, подражаем…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments