Илья Константинов (ivkonstant) wrote,
Илья Константинов
ivkonstant

Ответил на вопросы

полностью здесь:

Проблема политических заключенных мне известна только на материале современной России, поэтому, отвечая на вопросы, я буду опираться исключительно на российский опыт.

1. К политическим заключенным, на мой взгляд, следует относить всех оппонентов нынешнего политического режима, пострадавших из-за своей политической деятельности, независимо от того, к какому политическому направлению они принадлежат и какую идеологию исповедуют.

«Мемориал» и Союз солидарности с политзаключенными имеют неплохой опыт проведения такого рода экспертиз, и этот опыт должен быть востребован.

Другой вопрос, что списки политзаключенных в современной России, конечно, должны быть существенно расширены, и к этой работе следует привлекать более широкий круг экспертов.

Степень радикализма политических взглядов и идеологических предпочтений заключенного ни в коей мере не должна влиять на признание или непризнание его политзаключенным.

Сложнее обстоит дело с обвинениями в преступлениях, связанных с насилием. Понятно, что откровенные убийцы и насильники, каких бы взглядов они ни придерживались, не заслуживают моральной поддержки общества, следовательно – не должны признаваться политзаключенными.

Однако бывают случаи, когда насилие носит ответный характер и является формой самозащиты. В этом случае оно оправдано. Как, например, в «болотном деле» или в деле Мохнаткина.

Кроме того, встречаются уголовные дела, в которых заключенный обвинялся в насилии, носившем демонстрационный характер и не повлекшем за собой человеческих жертв.

В этом случае решение о признании узника политзаключенным должно приниматься с учетом всех обстоятельств дела. Это касается, в частности, Ивана Асташина.

2. Что касается денежной премии, учрежденной Ходорковским и Навальным, то это, безусловно, благое начинание. Следует, однако, иметь в виду, что деньги почти всегда вносят в человеческие отношения некоторую напряженность, и принимать решения о награждении этой премией следует с чрезвычайной деликатностью.

Критериев, для принятия такого решения, на мой взгляд, должно быть несколько:

– стойкость и мужество в сопротивлении давлению репрессивного аппарата;

– солидарность с другими политзаключенными;

– участие в общественно-политической жизни из-за тюремных стен;

– общественный резонанс дела;

– материальный достаток семьи заключенного.

3. Готов сотрудничать в деле поддержки политзаключенных со всеми правозащитными организациями, независимо от политических, идеологических и личных симпатий и антипатий.

http://openrussia.org/post/view/776/
Tags: СМИ, интервью, политзаключенные, репрессии
Subscribe

  • (no subject)

    Почему они его так боятся? Это же настоящая загадка века. Сначала боялись произносить вслух его имя, как будто в имени его таится некая мистическая…

  • (no subject)

    Дельный текст Даниила, целиком согласен: Горестный коллективный плач по поводу посещения Хирургом гайдаровского форума меня удивляет. По-моему, все…

  • (no subject)

    Надеюсь, что лиха беда начало. ЕСПЧ присудил первую компенсацию Даниле - пока за долгий арест....Исков наших там много, хочется верить хоть в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments