Илья Константинов (ivkonstant) wrote,
Илья Константинов
ivkonstant

Categories:

25 лет "шоковой терапии" (из воспоминаний)

На следующий день в Москве открывался очередной Съезд народных депутатов.
В Кремле все разговоры были о предстоящем выступлении Ельцина.
Всезнающий Борис Немцов, вращая веселыми круглыми глазами, предсказывал, что «Батя»  выступит с программной речью.
-- Сегодня исторический день, - уверял он окруживших его депутатов, - Батя даст старт радикальным реформам! Социализму – конец. Плановой экономике – конец. Диктату Союзного центра – конец. Отныне все будет решать рынок. Два-три года, и Россия превратится в процветающую рыночную демократию!

В зале ко мне подошла Салье.
-- Ельцин будет требовать дополнительных полномочий, - озабоченно заговорила она.

-- То есть? У него и так полномочий хватает.

-- Главное – право издавать указы, имеющие силу закона.

-- Минуя Верховный Совет?

-- Да. То есть, формально, Верховный Совет сможет эти указы отменять, приняв соответствующие законы. Но, на практике, ты же понимаешь!

-- Ну и как будут голосовать питерцы, - у меня появилось такое чувство, будто мне предстоит присутствовать при групповом изнасиловании.

-- Поддержим. Нет другого выхода. Экономика сыплется. В стране вот-вот начнется голод. Да еще постоянные конфликты с Союзным руководством! В такой ситуации времени на парламентские согласования просто нет. Решения нужно принимать волевым порядком. И должен быть конкретный человек, который несет за все это ответственность.

-- Ельцин?

-- Ельцин.

-- Я  против.

-- Почему? – во взгляде Салье промелькнула несвойственная ей неуверенность.

--  Я уже достаточно к нему присмотрелся. Единственное, что его по-настоящему интересует – власть, абсолютная власть. Я не буду за это голосовать.

-- Ты вступаешь на опасный путь, Илья, - печально заметила Марина, - Смотри, не промахнись!

Уверенной походкой хозяина Ельцин вошел на трибуну. Ревниво оглядел зал, который на этот раз приветствовал его без прежнего энтузиазма.
-- Уважаемые народные депутаты! Граждане Российской Федерации!
Я обращаюсь к вам в один из самых критических моментов российской истории.
Пришло время действовать решительно, жестко, без колебаний.

В том, что он готов действовать решительно, никто не сомневался – президент уже доказал, что способен играть ва-банк.

-- Мы отстояли политическую свободу. Теперь нужно дать экономическую,- настаивал Ельцин, -  Снять все преграды на пути свободы предприятий, предпринимательства, дать людям возможность работать и получать столько, сколько они заработают.

Депутаты переглядывались: вот она шоковая терапия, на которой настаивают реформаторы; разговоры об этой программе давно ходили по коридорам Верховного Совета, вызывая скептические улыбки опытных хозяйственников и восторг молодых радикалов.
И Борис Николаевич не обманул ожидания своих поклонников.

-- Наиболее трудным будет первый этап. Произойдет некоторое падение уровня жизни.

«Кто бы сомневался»? – я рефлекторно рисовал в блокноте чертиков.

-- Если пойдем по этому пути сегодня, ощутимые результаты получим уже через год, - увещевал президент депутатов, - Первая задача – экономическая стабилизация.  В ее основе – жесткая денежно-финансовая политика. Но самая болезненная мера – разовое размораживание цен в текущем году. Без нее разговоры о реформе, о рынке – пустая болтовня!


-- Хуже будет всем примерно в течение полугода. Затем снижение цен, наполнение потребительского рынка товарами, а к осени 1992 года, стабилизация экономики.

«А сам-то он верит в свои обещания? Едва ли».
И, словно отвечая на  немой вопрос зала, Ельцин заговорил о благотворительных столовых и ночлежках, которые нужно немедленно открывать.
«Ага, значит, понимает, к чему все это приведет. Понимает, но гнет свою линию»,

Между тем, президент уже перешел к планам ускоренной приватизации:

-- Принятый Верховным Советом РСФСР соответствующий закон предлагает усложненную процедуру приватизации. Ее необходимо упростить. Вопросы приватизации конкретного объекта должны решаться в течение не более пяти дней. У нас есть реальная возможность за три месяца приватизировать пятьдесят процентов мелких и средних предприятий.

«Интересно, - все более раздражаясь, размышлял я, - а откуда возьмет население сто миллиардов рублей на приватизацию, если либерализация цен вымоет все сбережения?  Нет, мухлюет Борис Николаевич, карты передергивает».

А Ельцин быстро подбирался к главному вопросу, ради которого, им и была поднята вся эта реформаторская волна – к расширению полномочий исполнительной власти, то есть – его, любимого.

-- Учитывая быстрое изменение обстановки в ходе реформ, Съезд мог бы предоставить президенту право самостоятельно изменять структуру высших органов исполнительной власти, решать вопросы персонального состава руководителей этих органов.

(продолжение следует)
 
Tags: власть и провластные, история, их нравы, политика
Subscribe

  • (no subject)

    Почему они его так боятся? Это же настоящая загадка века. Сначала боялись произносить вслух его имя, как будто в имени его таится некая мистическая…

  • (no subject)

    Дельный текст Даниила, целиком согласен: Горестный коллективный плач по поводу посещения Хирургом гайдаровского форума меня удивляет. По-моему, все…

  • (no subject)

    Надеюсь, что лиха беда начало. ЕСПЧ присудил первую компенсацию Даниле - пока за долгий арест....Исков наших там много, хочется верить хоть в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments