Илья Константинов (ivkonstant) wrote,
Илья Константинов
ivkonstant

СОЦИОГУМАНИТАРНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ - часть 2

окончание - начало здесь

Методика исследования
В данном исследовании были использованы следующие методы:
В своем исследовании эксперт исходит из определения демократических режимов (Алмонд, Верба, 2010), в которых существует высокая вероятность политического участия граждан в политическом процессе. В силу этого обстоятельства граждане имеют право, в том числе, на политический протест, выражаемый в ненасильственной форме, предусмотренной Конституцией РФ. Метод исследования такого рода политический действий в рамках сравнительной политологии  называется политическим анализом (Голосов, 2001, с.36 и дал.). В рамках такого подхода возможно исследование структуры политического действия в виде политического протеста, включающее в себя исследование как идеологии и практики протеста, так и такую форму политического действия, как политическое лидерство  (Громыко, 2003). Согласно Ю.В. Громыко, политическое лидерство– это:
а) способность и возможности видеть (проектировать) будущее (т.е. иметь некое оформленное представление о том, что, как и зачем нужно делать в данном историческом периоде);
б) способность вызывать чувство сопричастности (т.е. выделять тенденции, соотносить их с видением будущего, оформлять и доносить до людей в понятной, вызывающей побуждение у людей форме) (Громыко, 2003).
Для ответа на вопрос о том, какую роль играет тот или иной человек в структуре политического действия, важную роль играет также такой метод, как биографический. Биографический метод – в политических науках метод исследования, который позволяет рассматривать частную историю жизни в контексте деятельностного подхода (Пугачев, Соловьев, 2000), рассматривающего сложную структуру политического действия через призму деятельности одного человека. В случае с политическим лидером такого рода исследования, как было показано выше, обладают высокой ценностью в силу большего влияния политического лидера на структуру политического действия. 
Источниками исследования, таким образом, становится не только, собственно, биография определенного политического деятеля, но и его статьи, интервью, участие в политических акциях, инициативах, что позволяет в целом судить об особенностях его влияние в целом на структуру политического действия в определенной политической партии или движении. 
Таким образом, для ответа на поставленные вопросы, следует изучить биографию, которая имеется в предоставленных материалах, статьи, выступления, а также иные материалы, которые рассказывают о деятельности Д.И. Константинова. 
В то же время, в данном исследовании использовались элементы контент-анализа (Мангейм, Рич, 1997), которые позволяют определять важные, сущностные элементы в речах и выступлениях политических лидеров, описывая общие поля значений тех или иных политических концепций, определяя политическую платформу тех или иных политических деятелей. 
     Анализ материала 
Согласно биографии  и объяснениям, предоставленным для данного исследования, Д.И. Константинов родился в Петербурге. Важно отметить, что его отец, Илья Владиславович Константинов, недаром назван на его сайте  известным политическим деятелем. Согласно его официальной биографии, Илья Владиславович Константинов – активный участник демократического движения конца 80-начала 90-х годов, принимал участие в различных политических проектах, партиях, а также принял непосредственное участие в трагических событиях 1993 года. Однако после 1995 года явно отходит от политики. Очевидно при этом, что политическая деятельность отца часто является одним из важных причин, почему тот или иной человек начинает заниматься политикой. В своем объяснении, достоверность которого находит свое подтверждение в независимых СМИ, которые приведены выше, Д.И. Константинов указывает, что начал свою деятельность как градозащитник, поскольку имея диплом юриста, мог инициировать процессы против компаний, которые занимались т.н. уплотнительной застройкой, которая, по мнению многих горожан, серьезно нарушает их экологические права. Уже в 2005, то есть, в возрасте 21 года, выдвигался кандидатом на выборах в Московскую городскую думу. Указание на политическую активность в достаточно молодом возрасте также говорит о начале формирования политического лидера. Однако только в 2011 году, судя по материалам, его политическая позиция сформировалась окончательно. Судя по приведенным выше статьям и выступлениям, Д.И. Константинов является умеренным, то есть, ненасильственным националистом. Основные его претензии к существующей власти, в основном, лежат в плоскости политической, а не культурной или этнической. Показательно в этом отношении его участие в политических акциях и выступление на митинге «Хватит кормить Кавказ», в котором основным требованием было не призыв к нарушениям прав граждан на этнической или религиозной почве, а изменений принципов бюджетной политики России, которые ему представляются дискриминационными по отношению к тем регионам, которые он называет «русскими». Хотя в других выступлениях Д.И. Константинов ярче проявляет себя как явный националист – например, в статье «Этнический террор», тем не менее и тут требованиями являются не призывы к нелегитимному насилию или нарушению прав граждан по признаку их этнической или религиозной принадлежности, а улучшение работы правоохранительных органов и политическая мобилизация русского населения. В том же направлении он действовал, когда выступал организатором «Марша против этнопреступности», которую он полагает следствием «агрессивной» миграции и «исламизации» Москвы. Показательно, что во всех выступлениях Константинов подчеркивает, что он выступает не с позиций фундаментального православного христианина, или националиста: его аргумент связан с его градозащитной деятельностью, и он считает, что строительство мечетей изменит культурно-исторический облик Москвы. Материалы, которые уже в это время характеризуют его как начинающего лидера, находятся в его странице в Живом Журнале и преимущественно связаны с 2004-2006 гг.
Таким образом, можно считать достаточно определенно, что к 2011 году Д.И. Константинов сформировался как политик правого толка, ненасильственного русского национализма, во многом связанного с идеалами сохранения культурно-природного наследия, русской истории, и т.д.
К концу 2011 года Даниил Константинов уже является известной фигурой российской правой сцены. При этом показательно, что авторы справочника «Радикальный русский национализм: структуры, идеи, лица» Г. Кожевниковой и А. Верховского (2009) не упомянули его среди радикальных националистов, хотя в обзорах более позднего времени он фигурирует как националист. 
Есть и иные формулировки, особенно имея в виду его участие в создании движения «Народ», которое можно определить как националь-демократическое, возможно, вслед за А. Скобовым, определить политическую платформу Д. Константинова как национал-демократическую, которая совмещает определенные элементы демократизма  с требованиями националистического характера. 
Более того, самого Д. Константинова характеризуют именно как связующее звено между националистами и разумной частью либералов. Все это возможно потому, что, следуя определению Громыко, он очевидно высказывает идеи программного характера, что характерно для политических лидеров, и формирует чувство сопричастности, учитывая его опыт создания политических организаций и активного членства и лидерства в них. Показательно, что во всех политических объединениях националистов, вроде «Русская платформа», или в настоящее время «Русские», Константинов играет достаточно важную роль.
В момент взлета протестного движения зимы 2011- весны 2012 Константинов играет одну из важных ролей в координации действий между различными политическими сообществами – то есть, либералами, левыми и националистами. При этом он, как следует из сообщений СМИ, активно участвует в организации  и проведении, собственно, националистических акций, таких, например, как Русский марш 2011 года. Тем не менее, важным в его платформе является именно его призыв, который он обращает к националистам:
Я призываю всех русских националистов  пересилить свою неприязнь к либералам и левым, принять участие в выборах Координационного совета оппозиции и проголосовать за наших товарищей по движению. Это важно!
Таким образом, из материалов следует, что Даниил Константинов является политическим лидером, к 2012 году уже имеющим солидный политический капитал, и, обладая определенными навыками политической работы, он стал одним из наиболее популярных деятелей правой сцены, связанной с протестным движением. Собственно, выборы в Координационный совет российской оппозиции, которые состоялись 20-22 октября 2012 года, показали, что он является наиболее популярным среди тех, кто принял участие в голосовании. 
Показательна также реакция протестного движения на его арест. В защиту Д. Константинова выступили многие видные политики, в том числе, и не правого толка, в его защиту проводятся одиночные пикеты, начата политическая акция «Свободу Д. Константинову». 
      Уголовное преследование, как часть политических репрессий
Историкам репрессий против инакомыслящих в СССР достаточно хорошо известны факты, когда довольно часто вместо политических обвинений в адрес советских диссидентов использовались обвинения уголовные. Так, например, известный диссидент Константин Азадовский был осужден за хранение наркотиков, которые ему были подброшены при обыске.  В целом, практика осуждения политических оппонентов по уголовным статьям является общим местом для недемократических режимов, чтобы не признавать факт политических репрессий, упирая на то, что все осужденные являются «уголовниками», осужденными по всем правилам «социалистической законности». Главными признаками, по которым можно отличить уголовное преследование от политического, было:
1 Непосредственное участие органов КГБ в сопровождении уголовных дел против диссидентов.
Планирование такого рода дел соответствующими отделами КГБ.
В материалах дела, доступных для исследования, есть документ, который показывает состав оперативной группы по делу Даниила Константинова. Согласно этому документу – постановление о создании следственно-оперативной группы, оперативное сопровождение по данному делу осуществляют сотрудники отдела Главного управления по противодействию экстремизму МВД РФ (Центр «Э») и Управления «М» ФСБ РФ. Таким образом, из этого документа следует, что по каким-то причинам Центр «Э», который занимается борьбой с политическим экстремизмом, каким-то образом заинтересован в расследовании, казалось бы, чисто уголовного дела, поскольку обвинение не содержит никаких мотивов ненависти, включая национальную, религиозную, и другую, что объяснило бы участие сотрудников Центра «Э» и ФСБ в расследовании данного дела. В силу этого обстоятельства можно предположить, что, как и в случае с советскими диссидентами, непосредственное участие и заинтересованность сотрудников Центра «Э» и ФСБ в расследовании «чисто уголовного» дела доказывает элемент политической заинтересованности в удалении серьезного оппонента нынешнего политического режима с политической сцены, а заодно и его дискредитацию, именно потому, что в его выступлениях нет призывов к нелегитимному насилию.  В то же время, сам Д.И. Константинов в своем объяснении, а также в выступлении на Гражданском комитете указывает, что ему угрожали возможностью преследования именно по уголовному делу как ответ на его отказ сотрудничать с представителями Центра «Э». 
Дополнительным аргументом служит Постановление о привлечении к уголовной ответственности Константинова Д.И. от 12.11.2012, в котором, в частности, говорится о лидерства Д. Константинова в «Лиге обороны Москвы». Само по себе наличие в обвинительном заключении ссылок на политическую активность обвиняемого (лидерство в политической организации «Лига обороны Москвы»), а также приравнивание участия протестных акциях и митингах к «агрессивному, антиобщественному поведению» достаточно прозрачно свидетельствует о наличии политического подтекста в предъявленном обвинении. Показательно, что само по себе участие в протестных акциях и митингах, очевидно, не является и не может являться свидетельством «антиобщественного» поведения в связи с правом, предоставленным гражданам Российской федерации статьей 31 Конституции РФ 1993 года. 
    ЗАКЛЮЧЕНИЕ ПО ПОСТАВЛЕННЫМ ВОПРОСАМ
Какой общественно-политической деятельностью занимался Константинов  Даниил?
Как следует из представленных материалов, Константинов Даниил Иьич является одним из лидеров национального крыла протестного движения в России, умеренным националистом, представителем национально-демократического крыла националистического движения.
Является ли деятельность Константинова  Даниила Ильича частью т.н. протестного движения, требующего соблюдения Конституции и Законов РФ? Насколько велик авторитет Константинова Даниила Ильича в протестном движении? Является ли возможное обвинение Константинова  Даниила Ильича сколь либо серьезным ударом по активности протестного движения в России?
Да, представленные материалы доказывают активное участие Константинова Даниила в протестном движении, как организатора многих акций, и активного лидера правого крыла протестного движения в России. Судя по отзывам лидеров этого движения, а также незаинтересованных внешних наблюдателей, Константинов Даниил Ильич является достаточно серьезным авторитетом, что доказывает не только его активная общественная защита, но и результаты голосования в Координационный Совет российской оппозиции, в котором он занял первое место от националистов. В то же время, наличие сведений о важной роли Константинова Даниила Ильича в организации протестного движения является достаточным доказательством серьезных последствий в виде ослабления протестного движения, которое повлечет за собой арест Д. Константинова. Можно утверждать, что арест лидеров протестного движения всегда имеет целью его ослабление, что и имеет место в данном случае.
3. Каковы признаки, указывающие на политическую составляющую в расследовании уголовного дела № 701310, которые находятся в материалах дела?
Факт присутствия в составе оперативной группы по расследованию уголовного дела, в котором отсутствуют признаки политического экстремизма, представителя центра по борьбе с политическим экстремизмом показывает высокую вероятность наличия политической составляющей в данном процессе.  Наличие угроз такого рода, поступавших ранее к Д.И. Константинову, также может быть признаком такого рода политической составляющей в данном процессе.  Дополнительным аргументом может являться ссылка на политическую деятельность обвиняемого Д.И. Константинова в Постановлении о привлечении к уголовной ответственности от 12.11.2012, в котором протестная активность приравнивается  к «агрессивной, антиобщественной деятельности». 
Использованная литература при составлении заключения:
Алмонд Г, Верба С.  Гражданская культура // Полития, № 2 (57), 2010.
Блондель, Жан. Политическое лидерство. Путь к всеобъемлющему анализу. М., 1992. 
Волков Д. Протестное движение в конце 2011-2012 гг. Истоки, динамика, результаты  // Левада-Центр. 
Голосов Г. Сравнительная политология. Учебник. СПб, 2001
Громыко Ю.В. Структура политического действия. Материалы мастер-класса, 2003. Высшая школа экономики, http://mmk-mission.ru/polit/antrop/200 
Пугачев В.П., Соловьев А.И. Введение в политологию, 2000.
Соловьев А.И.. Политология: Политическая теория, политические технологии: Учебник для студентов вузов , 2006
Политология: Словарь-справочник / М.А. Василик, М.С. Вершинин и др. — М.: Гардарики, 2001. — 328 с
Мангейм Дж. Рич Р. Политология. Методы исследования. М., 1997.
Международная Амнистия. Официальный сайт. Часто задаваемые вопросы. Кто такие узники совести? Кто такие политзаключенные? // http://amnesty.org.ru/faq#16 
Blondel, J (1997). Political opposition in the contemporary world  " . Government and opposition 32 (4): 462–486
Strasser, Christoph (2012) Definition of political prisoners // Committee on Legal Affairs and Human Rights, Parlament Assembly, Councel of Europe. http://assembly.coe.int/Communication/2012-06-26_ENpressajdoc21.pdf 
Tags: Даниил Константинов, беззаконие, политзаключенные, репрессии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments