яя

(no subject)

Кошмарная история с этим питерским расчленителем — историком  Соколовым. Дурная достоевщина (или мамлеевщина, скорее), непридуманный петербургский трагифарс: стареющий псевдонаполеон убивает юную возлюбленную и тонет (за отсутствием Березины) в Мойке…
Только в нашем сумасшедшем доме еще ставят такие спектакли.
А ведь мы с ним одногодки и птенцы одной Alma mater — ЛГУ: я закончил его в том году, когда он поступил, хотя он и  старше..
Факультеты разные, но ходили мы по одним коридорам ( в здании истфака была военная кафедра), дышали одним воздухом — неповторимым воздухом необычной для того времени интеллектуальной свободы и терпимости, которым был пропитан ЛГУ.
Конечно, всякое бывало: и преподаватели-ретрограды, и стукачи, и гладкомордые  карьеристы, но тем не менее…Отличный был университет.
Но что-то такое еще было в ЛГУ,что выводило многих его выпускников за рамки нормы.
Кто-то неутомимый гоняется за выпускниками по всему свету (как Медный всадник) и лишает покоя и сна.
Это в лучшем случае, а в худшем — разума и совести.
Эх, Альма матер, Альма матер — что же еще от тебя ждать?
яя

(no subject)

Большой шум.
Я бы наверное и не вспомнил о Дне народного единства (так, кажется, называется сегодняшний праздник),
если бы не жуткий скрежещущий звук за окном. Выглянул и все сразу понял: местные власти решили порадовать
жителей пришествием аниматоров. Во дворе нашего дома разместилась небольшая бригада профессиональных весельчаков, игрунов и каламбуристов, включившая на полную мощность звукоусиливающее оборудование,
предназначенное для стотысячных стадионов.
Через полчаса подтянулась детвора — человек пятнадцать или двадцать и пяток родителей.
Наверное им было весело (хотя непонятно, как детские барабанные перепонки выдерживают шум, думаю, сопоставимый с работающим двигателем ракеты «Булава»).
А нам  — грустно, потому, что даже при закрытых фрамугах приходилось объясняться жестами.
Кое-как вытерпели, исходя из известной максимы: «Детям, все детям», но мысли сами собой настроились на «праздничную» волну.
Должен сказать, что я не знаю ни одного человека, реально отмечающего День народного единства.
То ли  у меня такие знакомые, то ли это такое единство, но никакого энтузиазма, кроме хорошо осмеченного и проплаченного энтузиазма аниматоров, в обозримых пространствах, я не наблюдал.
Выходной как выходной.
Тоже относится и к Дню России, с той только разницей, что событие, послужившее поводом для этого праздника, понятны уж совсем малому проценту наших соотечественников. Какой суверенитет? Кого от кого, когда, зачем? Сам черт ногу сломит.
Согласен, и в советское время к праздникам были некие вопросы: мало кто из простых советских людей мог внятно объяснить, что именно произошло в Чикаго 1 мая 1886 года и какое нам до этого дело.
Но, по крайней мере, люди понимали, что такое международная солидарность и, в массе своей, ничего против нее не имели. Ну и потом — весна, солнце, цветы, девушки… Опять же огороды, и «мир, труд, май»  очень органично ложился на быт.  Праздник зрелой весны и наступающего лета.
А с новыми праздниками у новой России отношения пока не складываются.
Уж больно поводы невнятные.
Но праздники государству нужны — без них, действительно, весьма проблематично достижение хотя бы иллюзорного народного единства, хотя бы на один праздничный день. Даже благожелательно встречаемые большинством религиозные праздники в многоконфессиональной стране не столько объединяют, сколько подчеркивают различия.
Вот и остается единственный и неповторимый День победы, который с каждым годом отмечается все пышнее и пышнее. По сути — единственная общенациональная скрепа.
Но на одной скрепе долго не провисишь, и приходится на коленке лепить некие имитации праздников, сопровождая свои нелепые телодвижения совершенно космическим шумом.
Шумим, братцы, шумим.
яя

(no subject)

И все-таки они ликвидировали движение «За права человека» Льва Пономарева. Сегодня Верховный суд принял соответствующее решение.
До последнего момента  надеялся, что этого не произойдет — одна из старейших правозащитных организаций, всегда сохранявшая известную лояльность к власти. До недавнего времени даже гранты президентские получала.
И при этом не теряла собственного достоинства и правозащитного лица.
Многие возразят — да не помогают они, правозащитники, проку-то с них. С правозащитой всегда так, всегда есть претензии. Но это означает лишь то, что спектр этой деятельности должен расширяться, и организаций должно быть больше, и круг поднимаемых вопросов — шире. Тем более в наше время, когда вся правоохранительная система прогнила до основания.
Но и здесь — зачистили.
Видимо, права человека окончательно выпали из признаваемого Кремлем набора духовных ценностей и «скреп».
А, что осталось? Шубохранилища и их права?
Остается надеяться, что команда Льва Пономарева найдет возможность в той или иной форме продолжить свою работу.
Она нужна.
яя

К вопросу о фуа-гра.

Вы не подумайте, мне тоже птичку жалко.
Я вообще к пернатым дышу неровно. И фуа-гра совсем не  жалую.
Не то, чтобы категорически отказываюсь, но и не вспоминаю о его существовании.
Это я к новости о запрете продажи фуа-гра в Нью-Йорке.
Кстати и в Нью-Йорке я бываю, мягко говоря, не часто.
К тому же это далеко не первый запрет продажи фуа-гра в мире, да и в США тоже.
Так что в ряды борцов за право свободно и зверски перекармливать уток и гусей (ежели таковые борцы существуют), я вливаться не собираюсь.
Но сама тенденция тревожит. Дело ведь не только в кулинарных войнах.
Всевозрастающая армия борцов за права животных уже добивает корриду в Испании, гоняет по всей Европе торговцев натуральным мехом, и подтягивает резервы для исторической атаки на натуральное мясо.
Не нужно обладать гипертрофированным воображением, чтобы представить себе недалекое будущее, в котором наши анемичные внуки, тщательно пережевывая искусственную говядину, будут мечтать о хорошем бифштексе с кровью, и замирать при каждом звонке в дверь, опасаясь прихода инспектора по правам аквариумных рыбок.
Но Макдональдсы с бургерами при этом никуда не исчезнут, напротив, есть еще поле для мирового расширения.
Да, проблема взаимоотношений человека и всего прочего разнообразия биологических организмов, существует и постоянно обостряется. И понятно, почему: нас на планете становится слишком много, все затаптываем. Все живое.
Но запретом фуа-гра и корриды мы ситуацию не исправим. Нужно думать о поддержании видового разнообразия в дикой природе, а не защищать «от жестокого обращения» домашнюю птицу и скот, которых и разводят-то исключительно для того, чтобы есть. Запретим есть — перестанут разводить.
Я понимаю, что уток защищают, на самом деле, совсем не ради реальных птиц, чьи представления о счастье нам не известны, а корриду запрещают вовсе не из уважения к быкам, среди которых еще не проводился опрос о том,что им больше нравится: коррида или бойня?
Представляется, что в мире существуют одновременно две тенденции в зоозащите. Есть нормальные люди, которые своей деятельностью доказывают, что жалость и даже уважение к проблемам братьев наших меньших — это человеческая норма.
А есть некие борцы за «права животных», которые защищают самих себя: свои слабые нервы, изнеженные души, свое инфантильное представление о жизни, в которой нет места страданию и смерти, а есть только карамельное счастье и платоническая любовь волка к овце.
Можно, конечно, потратить жизнь на то, чтобы постараться и мухи не обидеть — в буквальном смысле слова. Но мы не в Индии. Климат - один из самых суровых, средняя полоса — сплошная зона рискованного земледелия, про север и не говорю.
Запрет фуа-гра лишь частный случай общей тенденции современного человечества к построению антропоморфного мира, игнорирующего реальные законы природы. Мира, в котором все не так, как есть в действительности, а так, как «должно быть» в нашем инфантильном воображении.
И надо сказать, что западная часть человечества (особенно горожане), весьма преуспела в этом своем начинании: большинству из нас ни разу не случается даже курице голову свернуть. А экскурсия на обычную скотобойню повергла бы большинство из нас в настоящий (а не просто культурный)  шок.
Наверное, так и должно быть, возможно, в этом залог нравственного прогресса общества.
Это как бы другая сторона лозунга «человек — хозяин природы», развернем реки, накормим всю Африку (мясом,  в том числе), а лучшие сорта яблонь —  на Марс.
Но, к сожалению, человек не хозяин Вселенной, не мы устанавливаем ее законы.
Да, что там говорить: человек не хозяин даже самому себе.
Он смертен и, как сказал классик, это было бы еще полбеды. Плохо то, что он иногда внезапно смертен.
И часто оказывается совершенно неподготовленным к этой трагедии. Как же так, ведь мир должен быть устроен, как кукольный домик? Ведь я так люблю все живое! Почему же эти противные вирусы так ненавидят меня?
И невдомек страдальцу, что вирусы- то как раз его любят. Просто у них такая любовь. Просто мир так устроен, что любовь и ненависть незаметно переходят друг в друга. Так же, как взоимопревращениям подвержены доброта и жестокость, сострадание и безразличие… И, в конечном счете, жизнь и смерть.
Смерть одного есть жизнь другого. Так было, есть и будет.
И пока человек остается живым существом, а не упаковкой для чипов, он будет подчиняться этому закону. Пытаясь, все же, как-то по-человечески относиться к меньшим братьям.
Р.S.
Это я не к тому, что обязательно жрать фуа-гра — можно и обойтись. Запросто.
яя

(no subject)

Если бы я был рьяным охранителем, я бы написал письмо коллективному Путину с жалобой на Роскомнадзор.
И не потому, что они блокируют всевозможные оппозиционные сайты, для этого, насколько я могу судить, Роскомнадзор и существуют.
Но то, что они обвинили некоего Егора Крида в сатанизме — явное вредительство.
Ведь из-за их глупости молодежь будет потешаться не только над Роскомнадзором,никто не станет разбираться какие госструктуры чем заняты, потешаться будут над всем государством российским.
Что, дескать, с мировым терроризмом в Сирии расправилось, а теперь, безделья ради, воюет с Кридом.
Так бы я написал, будучи охранителем. А ведь найдутся такие, уверен, напишут.
Представляете, как слушателей корежить будет?
Чтобы расставить точки над «i»: о существовании популярного певца, выступающего под псевдонимом «Егор Крид» я узнал около часа назад из новостной ленты, поведавшей человечеству о негодовании Роскомнадзора.
Ну и , естественно, захотел узнать, кто же такой пресловутый Крид и чем он так угодил нечистой силе.
Дожил: на старости лет вынужден попсу слушать стараниями Роскомнадзора.
Послушал, почитал тексты.
Не скажу, чтобы мне понравилось творчество этого молодого человека (на мой взгляд она предназначено подросткам), но ничего «подрывающего моральные устои», я там не обнаружил. Лямур, тужур, бонжур и все вокруг этого.
Ну еще много позерства, модных слов и, как говорили в старосоветские времена: «атрибутов сладкой жизни».
Правда, в песнях  я не нашел воспевания человека труда — ничего о роли рабочего класса и трудовой Росгвардии в деле строительства суверенного госкапитализма.
Может быть нынче «сатанизм» состоит именно в этом?
Согласен, всякая масскультура, а молодежная субкультура особенно,  отвратительна - своим примитивизмом, вульгарностью и нарочитой пошлостью.
Но не государственное это дело — в сортах пошлости копаться. 
Судя по всему, на наших глазах осуществляется одна из первых, кажется, попыток подтащить под роскомнадзоровскую цензуру массовую, популярную музыку — самый, пожалуй, аполитичный жанр масскультуры.
Скоро начинающих исполнителей опять начнут таскать по всевозможным репертуарным комиссиям, а там и до парткомов недалеко. И будут требовать от авторов песен о героических буднях пограничниках (на турецко-сирийской границе, в первую очередь). А ведь найдутся такие, наверняка, напишут. Представляете, как слушателей корежить будет?
Вообще наша страна явно беременна парткомами. Жаль только партии подходящей нет.
Ну, не «Единая же Россия», в самом деле.
Но ведь стараниями АП можно и новую создать месяца за три. И так и назвать ее: ПЖВ (Партия жизни и воли), чтобы сразу всем все было понятно. Но этак я заберусь в непролазные политические дебри, бррр...
Но за Егора Крида можно лишь порадоваться — усилиями Роскомнадзора его, вероятно, начнет слушать, не только вся Россия, но и все «прогрессивное человечество».
Роскомнадзоровская реклама дорогого стоит.
яя

Кривое зеркало российской политики

В «Воспоминаниях европейца» Стефан Цвейг описывает Западную Европу конца XIX века, как мир удивительных для того времени гражданских свобод. Свободы слова, печати, собраний, передвижения… Особенно последнее: с его слов из Вены в Париж уже тогда можно было попасть ни разу не предъявив какие бы то ни было документы. А для путешествий почти по всему шарику  не требовалась никаких виз.
Австрийская монархия вела себя (по крайней мере, по отношению к состоятельным гражданам), как добрый и снисходительный дядюшка ведет себя с любимыми племянниками.
А вот общество, напротив, весьма пристально следило за соблюдением негласных законов поведения и норм приличия, жестко карая за их нарушения.
Правда, и свободы и приличия, по большей части, касались имущих слоев, а неимущие просто барахтались как могли в отчаянной борьбе за выживание.
Интересная картина получается: сравнительно либеральное государство, покоящееся на архаичном фундаменте сословно-классового общества, при колоссальном имущественном расслоении.
А сразу после Первой мировой войны, по его наблюдениям, общественный прогресс моментально переворачивает всю картину: сословное общество разрушается, низы восстают, государство ожесточается, превращаясь из доброго дядюшки в сурового надсмотрщика. 
Цвейг, кажется, полагал, что свобода личности по отношению к государству, обратно пропорциональна свободе от диктата общества. Чем жестче общество, тем мягче может быть государство, и наоборот. И считал, что жить в жестко регламентированном социуме вполне терпимо, если он сформирован состоятельными и культурными людьми
.
А если нет? Если музыку заказывают неимущие и необразованные? Или имущие, но лишенные даже начальных представлений о нормах поведения в данном обществе? Что тогда?
Кажется, на этот вопрос он так и не смог ответить.
Хотя и чувствовал, что эпидемии авторитаризма и тоталитаризма в мире далеко не случайны.
Книга написана 80 лет назад.
Но мне кажется, что с тех пор мы не так уж далеко продвинулись в понимании диалектики взаимоотношений общества и государства. 
Мы в данном случае — политизированные россияне.
Для многих из нас общество и государство не две стороны единого целого, а «два мира — два Шапиро», разделенные непроходимой пропастью.
Между тем, никакой пропасти нет, нет государства помимо общества, и (по крайней мере в России) нет никакого общества помимо государства. Наверху одна и те же тусовка, чье поведение и риторика резко меняются при перемещении из госучреждения в оппозиционную компанию. Коллективное раздвоение личности..
Примерно как в ужастике про доктора Джекила и мистера Хайда.
Свежий пример: реакция общественности на слухи об отставке главы Совета по правам человека Михаила Федотова.
Все возмущены, даже непримиримые оппозиционеры, даже те, кто намедни требовал разорвать всякие контакты с «системными либералами» и подвергнуть их люстрации.
Михаил Федотов — классический системный либерал. Будем защищать или люстрировать?
Или сначала защищать, а потом люстрировать? Или одновременно?
В одной из песен Галича, есть щемящая фраза: «Я твердил им в их мохнатые уши, в перекурах за сортирную дверью: « Я такой же, как и вы, только хуже». И поддакивали старцы, не веря».
Мы такие же, как и они. А они такие же, как и мы.
И воюем с собственным отражением в кривом зеркале российской политики.
Стефан Цвейг прекрасно описывает неспособность прогрессивной общественности того времени противостоять реакции. Полная беспомощность.
Почему?
Я думаю, прежде всего — из-за глубочайшего непонимания происходящего и нежелания смотреть правде в лицо.
Из-за непонимания собственной ответственности за состояние общества и государства.
Создается впечатление, что мы страдаем той же немочью.
Так и хочется, обратясь к самому себе, крикнуть: «Врачу, исцелись сам».
И, может быть, тогда мы навсегда избавимся от преследующего нас кошмара «суверенного тоталитаризма».
яя

(no subject)

Как и ожидалось, тема смертной казни с политической повестки дня исчезла очень быстро, причем, именно так, как и предсказывалось. Но из обсуждаемой обществом повестки эта тема в ближайшие годы не уйдет.
Хотя бы потому, что останется преступность, в том числе и особо тяжкие преступления против личности.
И каждый раз после совершения особо жестокого преступления, будут раздаваться голоса, требующие крови.
И каждый раз у власти будет прекрасный повод продемонстрировать свое цивилизационное превосходство над обществом. Посыл власти: вы хотите демократии, прямой замечательной демократии? Вот вам ваш народ. А вот мы — цивилизованные и гуманные — власть, защищающая вас от  народа. Все еще хотите демократии?
И кое-кто в глубине души будет отвечать «Нет, не хотим».
И это — главное, самое важное Теперь частности.
Что хочется добавить к тому, что десятилетиями говорилось (а на моем веку это далеко не первый вброс)?  Два важных момента, на которые не обращают внимания.
Террористы. Да, чудовища, в сущности — массовые убийцы. Но кого вы собираетесь запугать смертной казнью? Тех, кто в значительной части случаев готов сам себя подорвать?
Серийные убийцы. Периодически появляются на свет в том числе и в странах, активно практикующих смертную казнь.

Специалисты знают, что преступников останавливает не столько жестокость, сколько неотвратимость наказания.
Но для тех, из справедливого негодования жертв преступников пытается извлечь дешевые политические дивиденды, это не аргумент. Поскольку их цели, как правило, весьма далеки от реальной борьбы с преступностью.
яя

(no subject)

По поводу новой-старой инициативы жаждущих смертной казни думаков, почти все уже сказано.
Сколько раз уже за последние годы кровожадная публика поднимала этот вопрос, сколько раз пытаешься что-то объяснить.
Ни в коем случае и не под каким соусом. Только мораторий.
Аргументов против отмены моратория приводится более, чем достаточно. Лично мне всегда довольно было одного и главного — неизбежности судебных ошибок. А уж применительно к нынешней российской судебной системе — даже страшно представить возможные последствия.
Но вот что симптоматично: эту зверскую инициативу за сутки поддержало уже более сорока шести тысяч пользователей «ВКонтакте» (против — в пять раз меньше).
Разумеется, «ВКонтакте» — еще не вся Россия и даже не большая ее часть.
Но боюсь, что и более репрезентативные опросы покажут аналогичную тенденцию.
Понятно, что не «глубинный народ» будет решать: казнить государству или не казнить.
Решать будет узкий круг высшей номенклатуры.
И весьма вероятно, что решение и на этот раз будет отрицательным (вовсе не из человеколюбия, разумеется).
Но нам с вами, а главное — всему миру — будет в очередной раз продемонстрирована спасительная роль «единственного европейца» в России.
И внятно прозвучит намек на наличие многих тысяч потенциальных палачей, прямо-таки изнывающих от вынужденного простоя.
яя

(no subject)

Говорят, правительство собирается решать проблему нехватки медицинских кадров привлечением
квалифицированных иностранных специалистов.
Все же странно : куда делись врачи? «Все ушли на фронт»? Население уменьшается, ВУЗы остаются, конкурсы большие, а врачи где?
Но ничего не имею против, если специалисты действительно квалифицированные. Но и тут есть сомнения.
Идешь к хирургу — шикарный хирург, из Казахстана, сам предлагает варианты, сам делает. Глаза живые, ему еще пока все интересно. Одно удовольствие.
Идешь к терапевту. Терапевт — уроженка Узбекистана — начинает лихорадочно рыться в инете, вбивает ХОБЛ. Не знает. Конечно, список болезней не во все странах одинаковый, но работают-то они здесь.
Понятно, что «случаи из личной практики» не тянут на обобщения. Также понятно, что для тех, кто за кремлевской стеной, варягами-врачами будут европейские и американские светила . Остальным - кому как повезет. Или не повезет.
И все-таки: куда делись врачи?
яя

«Стабильность» ради стабильности.

СМИ утверждают, что АП начала практическую подготовку к думским выборам 2021 года: рассматривается возможность изменения законодательства (на предмет увеличения числа одномандатников), запущен процесс подбора подходящих кандидатур на просиживание думских кресел.
Не рановато ли, за два года до голосования?
Нет, не рановато, особенно с учетом значения предстоящих выборов. При следующем созыве ГД должен произойти пресловутый транзит власти от нынешнего верховного к избранному им преемнику, и тут всякие потрясения возможны.
Думаю, требования к лояльности и управляемости депутатов будут жесткими, как никогда.
Шаг вправо, шаг влево будут рассматриваться как попытки к бегству.
То есть — власть не дремлет. Тем более, что для них все более важным становится дистанцирование от уже люто ненавидимой народом ЕР.
А что же оппозиция?
Не считая продолжающихся ярких расследований ФБК и попыток вырвать из тюрьмы демонстрантов , в остальном на поверхности — полный штиль.
Так что можно довольно уверенно предсказать, как будет действовать оппозиция в 21 году.
Сначала пройдет бурная дискуссия на тему моральности/аморальности участия «рукопожатных людей в мордорских выборах». Большинство согласится, что участвовать неприлично. Но, как известно, если нельзя, но очень хочется,то можно.
А многим захочется.
Да и чем еще заняться бедным оппозиционерам, если за антикоррупционные расследования прессуют, а за митинги и вовсе сажают?
Кто-то попытается примкнуть к зарегистрированным партиям, кто-то на свой страх и риск самостоятельно ткнется в одномандатники.
У подавляющего большинства, разумеется, ничего не выйдет. Я же говорю: транзит, тут не до церемоний.
Тупо  не будут регистрировать, а зарегистрированных — снимать по всякому поводу, и без всякого повода.
Что тут говорить — сами знаете.
Возмущенная молодежь в крупных городах выйдет на митинги протеста.
Многих побьют, кое-кого посадят. Одного-двух самых беззлобных  зарегистрируют.
Потом непосредственно из воздуха материализуется идея хитрого голосования за зюгановцев, жириновцев и немногочисленных яблочников. Поскольку никаких других вариантов заявить о себе у оппозиции просто не останется.
Голосование пройдет без особых эксцессов, и в Думу пройдет довольно много представителей системной оппозиции, которые вместе с многочисленными «независимыми» образуют депутатский блок, скажем - «Стабильность».
Вместе с ЕР «Стабильность» будет иметь твердое конституционное большинство, которое и обеспечит мягкую посадку преемника на заранее нагретый трон.
Ну что же, может именно в этом великая сермяжная правда?
А других вариантов при нынешней растрепанности внесистемной оппозиции я, честно говоря, не вижу.
Ну, в самом деле, ведь невозможно представить, чтобы либералы реально объединились, да еще и договорились с внесистемными левыми, да еще (пардон) и про умеренных националистов вспомнили. Стабильность им этого не простит.
Как-то так, думаю.
Конечно, этот сценарий будет реализован при условии, что ничего экстраординарного не случится. Но в последнем случае среднесрочные прогнозы невозможны.