яя

(no subject)

Смерть Константина Крылова стала для меня шоком.
Нет, мы не были друзьями и даже близкими знакомыми. Тут довольно любопытно: «мы» (поколение нынешних 60-летних) почему-то мало пересекались с «ними» (поколением нынешних 50-летних) — наверное, не случайно, и это все опишут в будущем историки, но это все потом, потом...
Память воскрешает всего с десяток встреч, а откровенно поговорить по душам нам случилось лишь однажды: посидели в кафешке после заседания КС оппозиции.
Не был я ни поклонником его литературного таланта (просто не успел прочесть, теперь обязательно), ни его последователем в политике. Более того, многие поступки и высказывания Константина вызывали у меня протест и даже раздражение. Но в личном общении главным было другое —  было узнавание, понимание. .
А вот публицистом Крылов был, вне всякого сомнения, блестящим. В его статьях чувствовался острый ум, развитый интеллект, колоссальная эрудиция и прекрасное чувство юмора. И это даже в том случае, если согласиться с предлагаемыми им выводами ты никак не мог.  Что случалось довольно часто.
Но даже не потеря блестящего публициста и социального философа вызвала у меня такой шок при известии о его смерти.
А что тогда?
Наверное, ощущение страшной несправедливости и обиды на государство, людей, судьбу…
Как хотите, но самое место Константину Крылову было на трибуне Государственной Думы, как одному из лидеров умеренных русских националистов. Согласны вы с его взглядами, или нет, но они имею право на существование, у них есть многочисленные сторонники, и в мало-мальски демократическом государстве они обязательно были бы представлены на всех уровнях власти.
Таким, как Константин Крылов, там было место, а не сотням бессмысленных вороватых попугаев, все достоинства которых сводятся к умению глубоко лизнуть начальство. Ничего не потеряет Россия от сокращения числа этих политических оловянных солдатиков в 2-3 раза, да и в сто раз — не повредит. И довольно было бы 2-3 чиновников,  руководящих этой послушной массой. Если уж нет парламента, так скажите об этом прямо. Хотя, конечно, по уму — должен быть.
Но — нет. «Не пущать»!
Крылову даже не позволили зарегистрировать  НДП — политическую партию умеренных русских националистов, созданию которой он посвятил многие годы своей недолгой жизни.
Я уже не говорю о том, как прекрасно выглядел Крылов на экране телевизора, куда его нечасто пускали.
Ведь он считал ниже своего достоинства размахивать руками, кричать и брызгать слюной по команде ведущего.
А на российском телевидении востребованы лишь такие «эксперты».
А где постоянные аналитические рубрики Крылова в массовых российских газетах и журналах?
Увы, их нет.  И, по-моему, никогда не было.
Кроме малотиражных «Вопросов национализма», да спасительного интернета, я мало где встречал его публикации.
Короче говоря: у человека украли потенциально блестящую жизнь, оставив в утешение лишь круг читателей и последователей, семью, да друзей.
Разумеется, не его одного — целое поколение 40 -50 летних — еще активных, ярких и талантливых людей целенаправленно выдавливается из общественной жизни России.  Да и культурной, финансовой, какой угодно. Просто — выдавливается из жизни.
Сколько изломанных жизней, сколько трагедий, ранних смертей...
Во имя чего?
Кто за это ответит?
Молчит Россия, не дает ответа.
Прощай, Константин!
Надо было бы. наверное, общаться больше. Может быть, когда (если) уйдет этот поганый вирус,  стоит нам всем чаще видеть друг друга?
Надежде Шалимовой и девочкам — сил.
яя

(no subject)

Правильный День Победы в этом году получился — тихий, семейный.
Без лишнего пафоса и громыхания танков.
Так и должно быть.
Помянем мертвых, поздравим живых.
С праздником!
яя

(no subject)

Кто-нибудь может мне объяснить смысл пресловутого трехэтапного плана Роскомнадзора по снятию карантинных ограничений?
На первом этапе можно гулять и заниматься физкультурой на улице.
На втором — откроются торговые центры, школы и вузы.
А на третьем — парки и скверы.
То есть гулять на улицах можно будет сразу, потом разрешат потолкаться в торговых центрах, потусоваться с друзьями в школах и вузах.
Но в парке — ни-ни! А тем более, в сквере.
Взять хотя бы парк «Лосиный остров» площадью 116 квадратных километров, разве там сохранишь должную социальную дистанцию? Ни за что.  Не то, что в школе, или хотя бы в автобусе.
А может быть, госпожа Попова реально считает нас всех невменяемыми, кидающимися на шею и целующими в сахарные уста первого встречного, если это произошло в парке?
На улице — ни за что, в торговом центре — спаси и помилуй.
Но уж в сквере — не отвертишься, несчастный прохожий, обслюнявлю от макушки до шеи.
А потом еще и накашляю в самую душу…
Ну, а если серьезно? Ведь это же абсурд.
И неуважение к человеку, как относительно сознательному существу.
Или я чего-то не понимаю?
А, может быть, дело совсем не в нашем здоровье, а в каких-нибудь абстрактных административных соображениях.
Ну, например: отменить сразу — заподозрят в безответственности, в два этапа — как-то не звучит. А вот три - прекрасная цифра, на ней и остановимся. И в отчетах хорошо смотреться будет.
Или нечто в этом роде.
Не исключаю, что я по своей эпидемиологической темноте что-то недопонимаю.
Недоучитываю некие скрытые угрозы.
Ну так, объясните мне — непросвещенному, смысл этих таинственных этапов.
Я же все-таки человек- разумный (по определению) и как-никак гражданин России.
Или это уже не считается?
яя

(no subject)

Животноводство прошло большой путь от пастбищного до стойлового (в наиболее продвинутых экономиках) содержания скота. Говорят, это колоссальный прогресс в смысле эффективности и пр.
Что при этом чувствуют буренки — другой вопрос.
А человек, выражаясь цинично — самоодомашенное животное.
До недавнего времени большинство из нас находилось на стойлово-пастбищном содержании, перемежая пребывание в квартирах-стойлах с периодическим парково-курортным выгулом.
Но видно подошло время переходить на круглогодичное стойловое содержание.
Иначе (уверяют экологи) планета не выдержит.
Думаю, рано или поздно, коронавирус схлынет, подобно былым нашествиям кочевников.
А стойловое содержание человеков останется.
Прогресс (чтоб ему неладно) непобедим!
яя

Гуманное двоедушие

Интересно наблюдать, как под давлением коронавируса с отечественного фасада осыпаются всевозможные скрепы, без которых само существование российской государственности еще вчера казалось совершенно немыслимым.
Ну, в самом деле, куда нам без «веры в Бога, переданной предками»?
Но стоило грянуть грому (причем, не самому грозному, по отечественным историческим меркам — по крайней мере, — пока), как выяснилось, что номенклатурный «мужик», забыв про крестное знамение, сломя голову бросился на поиски зонтика или подходящего дождевика.
Жизнь вечная, оказывается, для большинства не дорого стоит по сравнению с жизнью земной, конечной.
А как иначе трактовать звучащий из каждого кремлевского утюга призыв праздновать дома главный православный праздник — Пасху — Воскресение Христово?
Говорят, такого не было никогда за всю тысячелетнюю историю России.
Впрочем, и впрямь, праздники  — они больше в душе.
Честно говоря, мы и раньше догадывались, что все эти чиновничьи свечи-поклоны-целования икон и пр. и пр. не совсем всерьез. Отдельные кремлевские насельники, вполне возможно, и веруют во Христа, но далеко не все, даже не большинство. А если и веруют, то, скажем так, факультативно. То есть в порядке фольклорного хобби. С такой же истовостью, с какой они в хоккей играют.
А уж о Празднике Великой Победы и говорить нечего: это же «наше все»!
Единственный официальный праздник, действительно являющийся общенародным.
Единственный повод, выйдя на Красную площадь искренне прокричать «Ура» (а не «Долой», например).
И вот, «по многочисленным просьбам трудящихся», главный ритуал праздника —  Парад Победы, судя по всему,  решено перенести.
Я совсем не против такого решения, я — за.
Но разве можно было перенести тот знаменитый парад, что состоялся на Красной площади 7 ноября 1941 года?
Смогли бы его остановить коронавирус, тиф, холера, даже чума?
Уверен, что нет.
И не потому, что он был посвящен очередной годовщине т.н. «Октябрьской революции», а потому, что он должен был продемонстрировать всему человечеству веру руководства страны в грядущую победу над смертельным врагом.
Да и просто доказать, что вожди не сбежали — в Москве.
Это была не игра — вопрос жизни и смерти для десятков миллионов людей.
А вот все то театрализованное действо, что называется (в зависимости от политической конъюнктуры) то «суверенной демократией», то  «вставанием с колен», то «поиском общенациональной идеи»  — не что иное, как игра, причем игра нечистая, игра с краплеными картами.
Потому, что многие из «малых сих» — то есть из нас — простых людей — искренно верят в идеалы и ценности, провозглашаемые с высоких трибун. Верят в Воскресение Христово, как вечную победу над смертью, помнят о  Мае 1945 и гордятся им.
А вот те, кто сегодня, не пролив ни воинской крови, ни христианских слез покаяния, навешивает чужие ценности на свои генеральские мундиры и модные пиджаки от Бриони,  верят совсем в другое —банально —  в деньги.
И гордятся их наличием. Пока еще есть чем гордиться. Пока эти деньги еще чего-то стоят. Хотя уже не дают возможности «срочно свалить» поближе к закордонным домам и счетам. Тоже новый непривычный феномен нашей жизни
И зрелище обнажения их подлинных душевных мотивов поучительно, если не для нас  — смирившихся с тем, что бабло с крупным счетом победило добро и зло, не говоря уж об истине со всеми ее мефистофелевскими выкрутасами, так хоть для грядущих поколений.
Еще раз: я вовсе не против отмены этих массовых праздников. Даже целиком за.
Но здесь возникает огромный водораздел: существуют ли в обществе вопросы серьезнее жизни и смерти человека, есть ли ценности выше, чем здоровье и жизнь человека.
С одной стороны, современное российское государство декларирует наличие таких высших ценностей. С другой стороны— на практике получается, что нет. И в данном случае вопрос не в том, хорошо это или плохо (скорее, хорошо).  Но плохо то, что и здесь двоемыслие возведено в систему.
Многие привыкли считать, что т.н. эпоха застоя в  СССР была воплощением высшего лицемерия. Однако же, наблюдаемые в последние десятилетия события позволяют усомниться в невозможности  дальнейшего совершенствования» и в этой благородной сфере.
Наши потомки на уроках истории, может быть,  будут изучать первую четверть ХХI века, как Эпоху великого лицемерия. И дивиться примерам изощренности человеческого двоедушия.
«Какими же безразмерными лицемерами умели быть наши предки», — с удивлением и даже долей восхищения будут думать они, —  И как безжалостна оказалась к ним история».
Конечно, если рискнут так подумать, в грядущую эру всеобщего мозгового сканирования.
Но здесь моя фантазия умолкает, так далеко она не способна заглянуть.
яя

Коронавирус как идеальный шторм

Всех нас эта коронавирусная свистопляска изрядно выбивает из колеи.
И не только потому, что мы боимся за себя и близких.
Боимся, конечно, но мало ли, чего мы боимся?
Инсульта, например: стукнет (не дай Бог) и будешь лежать беспомощным пластом, с трудом издавая невнятные звуки. Если удастся звуки издавать…
Да, что там говорить, не маленькие, сами понимаете какой это кошмар для больного и всей его семьи.
Есть и немало других заболеваний, открывающих перед своими жертвами перспективы поистине адских мучений.
Но страх перед инсультом, инфарктом, зловещей онкологией и всеми прочими смертельными недугами, не загоняет  в такой ступор, как этот новоиспеченный COVID -19.
И я вам скажу почему: потому, что  чем больше  рассказывают об этой новой заразе, тем меньше я понимаю, что за зверь этот коронавирус, откуда он взялся и почему оказывает на человечество такое беспрецедентное влияние.
В головах у большинства одновременно сосуществует несколько взаимоисключающих версий происходящего, но не одна из них не создает целостной и непротиворечивой картины.
Версия первая (она же самая банальная).
В глубинах континентального Китая в результате естественной мутации появился новый коронавирус, исходным носителем которого был какой-то экзотический зверек (допустим, панголин). Неразборчивый в пище китаец поймал зверька, съел его и подцепил вирус. Но зараза эта оказалась способна передаваться от человека к человеку и так она постепенно распространилась по всему миру. А поскольку у новой болезни длительный инкубационный период, да и проявляется она открыто далеко не у всех носителей вируса, то и остановить распространение инфекции обычными карантинными мерами пока не удается.
Вроде бы, все логично.
Но ежели это такой естественно-инфекционный процесс, то и распространяться по Земле болезнь должна достаточно равномерно: охватить весь Китай, затем регионы, где обосновались самые большие китайские диаспоры, а потом уже оседлать и все прочее человечество.
Но распространение эпидемии пошло совсем другим путем и сегодня основными очагами COVID-19 являются не собственно Китай и страны юго-восточной Азии, где миллионы китайцев хозяйничают как дома,  а  США и Западная Европа, где их все же поменьше.
Ну, ладно, спишем китайские успехи в борьбе с эпидемией на тоталитарный режим и традиционную конфуцианскую дисциплину. А Южная Корея оказалась всех «организованнее», в Сингапуре — «экономическое чудо» и т.д.
Но почему в Таиланде, где проживает около 8 миллионов китайцев, и нет ни тоталитаризма, ни экономических чудес, по данным на 5 апреля с.г. заболело 2169 человек, из которых всего 23 (в том числе один россиянин) скончалось? У них, что —  медицина лучше итальянской?
Можно, конечно, предполагать, что на самом деле заболевших гораздо больше, просто их мало тестируют. Но смертельные случаи-то куда девать? Таиланд — достаточно открытая страна и если бы там были тысячи погибших  от коронавируса, это немедленно стало бы известно всему миру.
Таких примеров можно привести множество. Тот же наш Дальний Восток.
Разумеется, я не эпидемиолог и не способен грамотно проанализировать влияние различных геоклиматических, экономических, этнических и пр. факторов на развитие эпидемии.
Но, как говаривал известный киногерой: «меня одолевают смутные сомнения» в том, что эпидемия развивается естественным порядком.
При этом и конспирологические теории о намеренном применении бактериологического оружия не выдерживают никакой критики.
Да, в Ухане, как известно, есть крупная вирусологическая лаборатория. Но предположение, что китайские военные специально заразили своих сограждан страшным вирусом, чтобы те  впоследствии передали заразу «белым колонизаторам», вполне вписывается в известную хохмочку: «назло теще уши отморожу». Ведь точно просчитать масштабы заражения невозможно, даже заранее зная все характеристики вируса.
Да и экономический ущерб, который понесла от эпидемии китайская экономика оценивается в большие десятки миллиардов долларов.
Всерьез рассматривать эту версию невозможно.
Но еще более абсурдны намеки некоторых «политолухов» на якобы имеющийся «американский след».
Дескать, специально в Ухань занесли, чтобы свалить с больной головы на здоровую.
Ну да, конечно…
Не имея вакцины и отработанных методов лечения, специально для того, чтобы устроить у себя дома тот кошмар, который происходит сейчас  в Нью-Йорке.
Трудно назвать этих «экспертов» вменяемыми.
Есть еще несколько совсем уж конспирологических версий, вроде заговора мировой финансовой закулисы, вознамерившейся под шумок пандемии устроить грандиозный передел мировой экономики, но как бы ни были убедительны экономические аргументы в пользу целесообразности передела, заподозрить мировую финансовую элиту в суицидальных наклонностях довольно сложно.
Воспользоваться - то пандемией они, конечно, не откажутся, но подозревать их в «вирусном терроризме», по меньшей мере несерьезно.
Остается последний вариант (которого не исключают и некоторые специалисты): вирус имеет искусственное происхождение, но вырвался на свободу по недосмотру, халатности или в результате какого-то чрезвычайного происшествия, то есть —  случайно.
Но мой непрофессиональный взгляд эта версия лучше других позволяет объяснить некоторые странности в развитии эпидемии, хотя, далеко не все.
Но даже приняв вариант случайной утечки недоделанного биологического оружия, мы все равно не сможем расставить все точки над i.
Почему этой версии на официальном уровне избегают власти большинства государств?
Почему правительства разных стран избирают различную стратегию борьбы с коронавирусом?
Ведь меры нейтрализации последствий применения  биологического оружия, надо полагать, имеют универсальный характер.
Шведские медики и эпидемиологи, не глупее нас, надо полагать.
Тогда откуда такие «вольности» в обращении с эпидемией?
Короче говоря, как ни крути, а законченный пазл не складывается.
Чего-то мы не знаем, может быть — самого существенного.
При этом меня не покидает стойкое ощущение, что это самое существенное кто-то от нас сознательно скрывает.
Причем, на глобальном уровне.
Может быть это невроз?
Возможно, но появился он явно не случайно, а как следствие полной невозможности составить рациональную, непротиворечивую картину происходящего сегодня в мире.
Появилось и с каждым днем усиливается чувство, что я, мы, вы, они — все, или почти все — являемся объектами манипуляции некоей внешней силой, влияние которой мы чувствуем, но идентифицировать не можем.
Нам говорят: предстоят трудные времена, готовьтесь затягивать ремни, прокалывайте на них новые дырочки.
И мы покорно готовимся.
Нам говорят: мир находится в ситуации, аналогичной мировой войне.
С кем? Против кого? Во имя чего? Кто враги? Кто союзники?
Ответов нет, или они носят уклончивый характер.
Враг везде и нигде, он ужасен и ничтожен одновременно, смертелен для одних и безвреден для других…
Может быть эта битва закончится в следующем месяце, а возможно она будет продолжаться годами, даже десятилетиями.
Мы растеряны и сильно дезориентированы.
Сегодня нами управлять проще, чем стадом овец.
Мы полностью доверились власти (которой вообще-то не доверяем и подозреваем в нечистоте помыслов).
Но сегодня, если нам всем предложат собраться на стадионах, прихватив с собой мыло и веревку, мы подчинимся.
Ведь мыло требуется для гигиены, а с помощью веревки можно обозначить барьеры допустимого сближения.
Какая политика в таких условиях, какая оппозиция, какое противостояние тоталитарным угрозам?
На войне, как на войне: равнение на командира, на первый-второй рассчитайсь!
И даже если командира не видать, скрылся куда-то, остался пустой пьедестал — ничего, будем ровняться на пьедестал.
Сколько может продолжаться такое состояние мобилизационного хаоса?
Скорее всего — недолго.
И не потому, что вирус быстро удастся победить или выработать популяционный иммунитет.
А потому, что современное общество не может долго стоять в такой раскоряченной позе.
Придется или лечь, вжаться в землю и начать окапываться, или выпрямится в полный рост, несмотря на риск схлопотать шальную пулю.
Я не знаю, чем и когда закончится эта кошмарная история с таинственным коронавирусом.
Надеюсь, что в медицинском аспекте закончится довольно быстро, и мы выйдем из нее с минимальными человеческими потерями. Хочу надеяться.
Но в социально-психологическом отношении эта история завершится очень не скоро, если завершится вообще.
Коронавирус блестяще продемонстрировал всю беззащитность нашего общества перед любой чрезвычайной ситуацией, всю психологическую уязвимость современного человека перед реальной угрозой его жизни и здоровью.
Ежели нас хорошо пугануть, мы сами все отдадим, только не бейте!
И трудно поверить, что не найдется желающих воспользоваться этими обнажившимися слабостями современного человечества.
Думаю, найдется, и не один.
И не только в нашем благословенном отечестве.
Похоже, у наших детей и внуков будут шансы проявить свое гражданское мужество.
яя

(no subject)

Ну вот, многие мечтали о карантине - не прошло и двух дней, как он фактически введен. Те, кто успел уехать на обустроенные дачи, обеспечили себе вполне сносное существование. А вот в городе будет туго. Если установится жара уровня июня прошлого года, а лето, не дай-то Бог, как в 2010, то как бы не взвыть.
Тогда пожилые умирали просто от духоты, без всяких вирусов и невозможности выйти погулять. А московский мэр резвился со своими пчелами в собственном поместье.
Все здоровья и  терпения.
P.S.
Как легко, оказывается, всех нас отправить в «дисциплинарный санаторий». Ни судов, ни чрезвычайных «троек», ни стукачей, ни провокаторов…
Одна только забота о нашем же собственном здоровье.
Вот как, оказывается, будет выглядеть посттоталитаризм XXI века: сами проволоку намотаем, сами ток подведем.
Лишь бы не заразиться.
P.P.S. Пока в Москве. На очереди Питер, наверное? Вот там самоизоляция будет от души — особенно в очередях в туалет в коммунальных квартирах. ..
--
яя

(no subject)

Как я и предполагал, голосование по конституционным поправкам перенесено на неопределенный срок.
Совершенно необходимая мера.

А вообще, можете закидать меня тапками, но озвученный Путиным комплекс мер в условиях нарастающий эпидемии выглядит вполне адекватным.

Может быть не достаточным, но необходимым. Конечно, есть неприятные моменты, но касаются они не большинства.

Надо же, насколько мы привыкли или приучены ждать от власти исключительно неприятностей.

А у вас какие впечатления?

яя

(no subject)

Большой разговор о конституционных правках и том, что происходит вокруг этого.
К сказанному ниже добавлю лишь маленький штрих: усилиями наших недолибералов, протащивших ельцинскую конституцию сквозь жерла танковых орудий, на защиту конституционного строя в России сейчас никто не выйдет.
Хотя предлагаемые поправки, вне всякого сомнения, означают для страны большой исторический шаг назад.
Увы, неважный звук— техника

https://www.youtube.com/watch?v=hZXAAF1YXrM
яя

Послезавтра обязательно наступит

События в мире разворачиваются настолько драматично., что впору поверить в диверсию внеземных цивилизаций, или войну с рептилоидами.
По планете разливается опаснейшая за последние сто лет пандемия и одновременно раскручивается спираль крупнейшего за многие десятилетия финансово-экономического кризиса.
Вашингтонский «Институт международных финансов» за один март  месяц снизил прогноз роста мировой экономики с 2,6 процентов до 0,4 процента, и это при условии, что к середине года эпидемия COVID-19 затихнет.
Это «средняя температура по больнице», а в отдельных странах спад производства может достигать беспрецедентных масштабов.
И никаких гарантий затухания эпидемии, насколько можно судить по сообщениям СМИ, не просматривается.
Наоборот, создается впечатление, что самое страшное еще впереди.
Будем, разумеется, надеяться на лучшее, но готовится стоит к худшему.
Я не отношусь к сторонникам теории заговора и не верю в злой умысел неизвестных террористов.
Хотя бы потому, что коронавирус — зараза, которая, судя по всему, не знает жалости ни к европейцам, ни к азиатам, ни к бедным, ни к богатым, ни к коммунистам, ни к либералам…
Всем достается (или может достаться в самое ближайшее время).
Теоретически нельзя, конечно, исключать появления некоего сумасшедшего человеконенавистника (или секты, наподобие Аум Синрике — помните, газ в Токийском метро распыляла?), но специалисты в один голос утверждают, что зловещий вирус имеет естественное происхождение.
Так что самый актуальный вопрос, обычно возбуждающий общественность — «Кто виноват?» — мы оставим без ответа (по крайней мере до получения дополнительной информации).
Не смогу я и активно поучаствовать в дискуссии на животрепещущую тему: «Что делать?», поскольку дальше банальных гигиенических рекомендаций мои эпидемиологические познания не идут, а всякие политико-экономические спекуляции до завершения пандемии абсолютно беспредметны.
Но вот на тему постпандемического мироустройства мне бы хотелось немного порассуждать.
Начнем с констатации того факта, что значительная часть государств мира (причем государств первоклассных) оказалась совершенно неподготовленными к борьбе с опасной эпидемией.
Притчей во языцах в этом плане стала Италия, где ситуация развивается прямо-таки по апокалиптическому сценарию. Удивительная быстрота распространения вируса и рекордная смертность в одной из самых развитых стран мира ставит в тупик экспертов. Объяснения этим феноменам даются самые разные, но ни одно из них не выглядит убедительным.
Не намного отстают от мрачных итальянских рекордов и другие государства Евросоюза, за исключением, пожалуй Германии, где медикам удается держать смертность от вируса на относительно низком уровне.
И это при том, что тоталитарный Китай (судя по официальным данным) практически победил эпидемию, а в некоторых странах с преобладанием традиционного общества, ситуация далеко не так плачевна, как в Европе.
Консерваторы и традиционалисты всех мастей, а пуще всех наши российские охранители, трубят об очередном (на этот раз окончательном) Закате Европы, а вместе с ней и всей либеральной цивилизации.
Еще одна популярная тема — видимый невооруженным глазом кризис Евросоюза.
Понятное дело — наметился он не сегодня и даже не вчера, а после наплыва беженцев и Брексита о нем не говорит только ленивый. Но то, что происходит в Европе сегодня,  выходит за все мыслимые рамки: это уже не кризис, а полураспад. Где евросолидарность, где Шенген, где эталонная открытость Европы?
Недоброжелатели объединенной Европы удовлетворенно потирают руки и предрекают окончательный крах Евросоюза, а следом и глобализационного проекта в целом.
Кажется, что время потекло вспять и вскоре мы окажемся свидетелями распада Европы на множество враждующих государств и карликовых княжеств, не способных объединиться даже перед лицом новых варварских нашествий
(А о том, что такие нашествия вскорости воспоследуют позаботится наш партнер Эрдоган).
В США — вечный Трамп (ну не вечный, долгий), в Китае — вечный Си, в России — вечный Путин.
А между ними и вокруг них множество маленьких и побольше автократов и диктаторов.
И повсюду — стоны поверженных либералов, взыскующих нового Ельцина, как коммунисты - Сталина.
И традиционные ценности до зубовного скрежета.
И вечный  оруэлловский 1984.
Не верите?
Правильно делаете. Я тоже не верю в эту страшную дугинскую сказку.
Хотя бы потому, что для ее реализации требуется множество отмороженных пассионариев.
А после кончины Лимонова их осталось малая толика, наперечет.
Да и те, что есть, обленились.
А что же будет после того, как потеряет свою смертельную силу страшный коронавирус, как завершится (к удовольствию министров-капиталистов) очередной «последний кризис капитализма»?
Неужели все вернется на круги своя?
Нет, не вернется.
Хотя бы потому, что мы являемся не просто свидетелями (и пассивными участниками) очередного кризиса капитализма.
Дело обстоит куда серьезнее — на наших глазах разворачивается грандиозная картина общего кризиса человеческой цивилизации, как составной части биосферы.
Но об этом в следующий раз.