Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

яя

Личное мнение коммуниста

К предыдущему и еще более предыдущему. ) Воспоминание, в котором один к одному отражается сегодняшний странный день. Начало горбачевской перестройки. Никто ни во что не верит, хотя дышать стало легче и веселее. Не верят ни в коммунизм, ни в социализм, но не верят и в возможные перемены.  Бесполезно, все будет то же самое,одна болтовня, ничего не изменится. То есть все то же, что слышим сейчас от тех, кто разочарован или от тех, кто хочет сидеть на попе ровно. Ровно то же самое.
К этому добавляется странное представление о перестройка и переменах. Вот прилетит счас волшебник в голубом вертолете и бесплатно подарит кино: всех желающих пустит в президенты, а остальные посыпят  голову пеплом и отправятся сами пешком в сияющий град Гаагу. Вроде взрослые люди, но детский сад, младшая группа.
А теперь к самой истории. Итак, начало горбачевской перестройки и никто ни во что не верит. Мы с университетским приятелем Сашкой тоже не верим, но интересно же проверить. И решили мы создать в СССР легальный политический клуб «Альтернатива».
У райкомовских-обкомовских деятелей от нашего предложения волосики встали дыбом.
- Но ведь генеральный секретарь КПСС приветствует  политические дискуссии! —  настаивали мы.
Партийные чиновники мялись и давились, пока один не выдержал:
- Это личное мнение коммуниста Горбачева! — выпалил он. И сам себя испугался
И тут я поверил. Немыслимая фраза. Можете вы представить себе "личное мнение дорогого Леонида Ильича, а я выполнять отказываюсь"? Или "личное мнение товарища Сталина"? Можете вы представить себе что-то подобное из «личного мнения» хотя бы работника АП? Не говоря уже О?

И мы поверили. И клуб начал работать.  А потом — ЛНФ, который сыграл немалую роль во всех последующих событиях. А Сашка стал уважаемым Александром Николаевичем Беляевым, председателем Ленсовета, вторым человеком в городе после Собчака (потом и сенатором). А я стал тем, кем стал, ибо по дурости карьерой не слишком интересовался, но это мои проблемы. И изменения в стране произошли кардинальные — это мягко говоря, с разной степенью прекрасного и ужасного, перелопатившего миллионы жизней.
Когда сейчас говорят,что ничего не изменится, я готов согласиться в той мере, в которой вообще в мире по человеческой сути мало что меняется, только маятник политический ходит туда-сюда. И позиция неучастия ни в чем мне тоже понятна.
Ну а те, кто амбициозен, энергичен — прочитайте эту историю. Она не в рамах «хорошо-плохо» или "как надо", она о том, что всё, черт побери, может измениться. Неизвестно в какую сторону, без гарантий ни на что, но сейчас это именно тот случай.
Ключевое слово здесь: «без гарантий».
яя

Ребус постылой жены

Ну что, давайте разбираться в конституционном ребусе, который предложил нам  Владимир Путин.
Делать это придется довольно энергично, поскольку в Совете Федерации уже заявляют, что голосование по поправкам в Конституцию пройдет до 1 мая текущего года.
То есть на все: подготовку поправок, их обсуждение, определение формата и процедуры голосования, практическую подготовку голосования и подведение его итогов отпускается три с небольшим месяца.
Власти не просто спешат — спешат лихорадочно.
С каким форс-мажором связана такая спешка, я не знаю, но не сомневаюсь, что для этого существуют очень веские причины. Возможно, они всплывут на поверхность, а могут и остаться (по нашей доброй национальной традиции) тайной за семью сургучными печатями.
Первое и главное, на что я хочу обратить внимание: речь идет не о каких-то незначительных поправках в основной закон страны, а фактически о принятие новой конституции.
Смотрите: было предложено ни много ни мало 15 (пятнадцать!) позиций, по которым конституция нуждается в корректировке.
Они касаются, как минимум, шести-семи из девяти глав Первого (актуального) раздела основного закона.
А может быть и всех девяти глав, в том случае, если наши  рьяные законотворцы пойдут на корректировку статьи 15 главы 1 «Основы конституционного строя» в части приоритета норм международного права.
Тогда им придется изменять и главу 9 «Конституционные поправки и пересмотр Конституции». По крайней мере, такова элементарная правовая логика.
Конечно, мы живем в России, где Конституция испокон веков считалась всего лишь женой Константина (наверняка — постылой). Где на всякую правовую логику можно смачно наплевать слюной. И просто проигнорировать прописанные в Конституции правила и порядок ее изменения. Но, хочется надеяться, что до этого дело не дойдет. Все-таки, не 1993 год на дворе.
Итак, планируется внести изменения почти во все главы действующей конституции.
Причем, эти корректировки после их утверждения, изменят всю систему государственного устройства России, включая базовые принципы, на которых она строится.
В том числе, принцип разделения властей (право отстранять от должности судей).
Вы скажете, что де-факто никакого разделения властей в нашей стране не существует, и будете правы.
Ну так де-факто у нас и гражданских прав никаких нет, кроме права иногда выпить и закусить.
А с предполагаемым  возвращением вытрезвителей и эти право окажется под вопросом.
Однако де-юре некоторые права есть, и отдельным особо дотошным гражданам изредка удается ими воспользоваться.
То же и с разделением властей: де-факто его нет — всем распоряжается Администрация Президента.
Но де-юре оно существует и позволяет общественности учинять скандал в отдельных случаях вопиющего вмешательства чиновников в дела судебные.
К тому же, конституционный принцип разделения властей обозначает некую идеальную цель, к которой следует стремиться. И отказ от него будет означать глубокую деградацию всей ценностной системы.
Поэтому, я бы не стал отмахиваться от этих  поправок, за их (якобы) незначительностью.
Они не просто серьезны — предлагаемые поправки носят принципиальный характер.
Давайте рассмотрим самые существенные из них.  Это скучно, но важно.

  1. Отказ от зафиксированного в в статье 15 главы 1 Конституции принципа приоритета норм международного права над нормами внутреннего законодательства (в случае противоречия между ними). Очень серьезная заявка с далеко идущими последствиями. Поставит под вопрос всю систему международных договоров РФ.Но самые неприятные из возможных последствий: выход из под юрисдикции Европейского суда по правам человека и возвращение к практике смертной казни. Тем более — многие жаждут.

  2. Запрет на двойное гражданство (включая заграничный вид на жительство) для высокопоставленных госслужащих . Мера, конечно, не либеральная, но узконаправленная.  Для рядового гражданина серьезных последствий иметь не будет.

  3. Самое обсуждаемое из предложений — не более двух президентских сроков (без слова подряд) - наконец озвученное Путиным. Хотя и не совсем четко сформулировано. Возможны толкования. Но будем надеяться.

  4. Введение единой системы публичной власти во всех субъектах федерации. Единые нормы взаимодействия государственных и муниципальных властей. Звучит неплохо, но что будет означать на деле, не повлечет ли за собой сворачивание прав местного самоуправления, без расшифровки сказать трудно.

  5. Повышение роли губернаторов — слишком общая формулировка.

  6. Включение Госсовета в систему конституционных органов власти — не понятна его роль и компетенция. Остается только гадать.

  7. Ответственное перед Государственной Думой Правительство (насколько я понял — без силового блока).  Хотя очень много вопросов по процедуре, но в любом случае — можно только приветствовать.

  8. Расширение полномочий Совета Федерации (консультации по силовым министрам, назначение прокуроров субъектов федерации, отстранение от должности судей Конституционного и Верховного судов). Очень спорное  и опасное предложение, особенно с учетом абсолютно бюрократического характера формирования СФ).

  9. Некоторые изменение полномочий Президента (сужение в части формирования правительства, расширение по ряду других вопросов). С одной стороны, с другой стороны… Зависит от формулировок.

  10. Расширение полномочий Конституционного суда (при одновременном усилении контроля за судьями). Нуждается в уточнение и детальном обсуждении.

Как видите, изменения очень серьезные, долгоиграющие (рассчитанные на постпутинские времена) и неоднозначные.
По некоторым из них гражданское общество должно немедленно бить в набат, добиваясь отказа от них, или основательной корректировки. Другие вполне заслуживают поддержки. По третьим ничего нельзя сказать, не зная в каком виде они будут сформулированы.
А время поджимает.
И если либеральная общественность уклонится от активного участия в разворачивающейся дискуссии, или ограничится тотальной критикой, последствия могут быть катастрофическими.
Поправки (фактически новая конституция) все равно будут приняты, причем в самом неудобоваримом варианте.
Вот в этом можно не сомневаться.
А общественно-политический климат в России на многие десятилетия окажется в состоянии глубокой заморозки.
И наоборот: при активном включении в конституционную дискуссию различных общественных слоев (а призывы к этому прозвучали) можно не только повлиять на обсуждаемые формулировки, но и существенно поднять степень политической раскованности общества, избавить его от комплекса неполноценности.
Время дорого.
И еще: хоть какая-то рябь по воде пошла.
А то ведь совсем гнилая вода была в болоте. даже лягушки не квакали.
яя

Герои нашего времени (по полемике, начатой Андреем Илларионовым)

Народ постарше, наверное, помнит, с чего начиналась эпоха перемен и потрясений.
Как там в песне поется: «Ты помнишь, как все начиналось? Все было впервые и вновь».
Впрочем, не уверен, что все помнят —  постоянно сталкиваюсь с примерами поразительной забывчивости даже очень памятливых людей. Тут, например, один из талантливейших московских журналистов, справедливо возмущаясь нынешними беззакониями, как бы между делом, замечает: «При Ельцине, кажись, не было откровенных политических убийств».
Видите, какая дырявая память у человека: все помнит, даже то, что происходило сто лет назад — спросишь — от зубов отскакивает — а то, что прямо на его глазах — четверть века назад  —  увы.
Прямо как в «Джентльменах удачи»:: «Тут  — помню, тут — ничего. Век воли не видать».
Я ведь даже не о массовых убийствах 3-4 октября 1993 года речь веду.  Многие либеральные гуру их и за убийства-то не считают, дескать — «подавление  мятежа».  Подтасовка, конечно,  но тут хотя бы мотивы понятны.
А как может многолетний обозреватель газеты «МК»  забыть про убийство журналиста этой же газеты Дмитрия Холодова?  Или не счесть его политическим?
Очень странно.  Нет правдоподобного объяснения. Или, все-таки, есть некие причины забывчивости?
Впрочем, меня-то интересует не столько конкретная забывчивость отдельного журналиста, сколько общая проблема избирательности исторической памяти российского политического класса.
Возвращаясь в самое начало эпохи перемен, отчетливо помню звучавшие сверху призывы обратиться к неким «ленинским принципам»  в общественно-политической жизни.
Подробно расшифровывать этот слепленный по законам новояза лозунг нет нужды.
Ведь в новоязе имеет значение не формальный смысл фраз, а их подразумеваемая подоплека.
В данном случае, слово  «ленинский»  является антонимом «сталинскому». «Ленинский» — коллективистский, научный, гуманный. «Сталинский» — авторитарный, волюнтаристский, бесчеловечный -так в коллективном бессознательном держалось довольно долго.
«Помилуйте, — удивится мало-мальски осведомленный в истории человек, — ну, допустим, «коллективистский» ,(строго внутри партийного руководства), «научный» —  лишь при условии придания статуса науки т.н. «научному коммунизму», но «гуманный» , в условиях гражданской войны и красного террора — побойтесь бога!
Но в том-то и дело, что конструкторы лозунгов интересовались не истиной, а исключительно политической конъюнктурой. Внутри КПСС шла борьба между условно либеральным и условно консервативными направлениями.
«Консерваторы» молились на Сталина, а «либералы» били их ленинским «Письмом к съезду».
Отсюда и противопоставление «хорошего» Ленина, воплощавшего относительную революционную свободу (для революционеров, но не для их противников), «плохому» Сталину, символизирующему жесткий орднунг нового государства.
Какое все это имеет отношение к сегодняшнему дню?
Самое непосредственное.
Не мною придумано, что отечественная история ходит по кругу.
Противопоставление ниспровергателей охранителям, вновь оказалось чрезвычайно востребованным..
В этом качестве знаменитая пара: Ленин — Сталин продолжает триумфальное шествие по нашей стране.
Для некоторых патриотов-государственников всякие ниспровергатели (включая Ленина) являются посланниками ада, а строитель советской империи Сталин — достойным канонизации святым.
У либералов отношение к Ленину более терпимое (хоть и коммунист, что, разумеется не комильфо), ну а про Сталина все рассказали Солженицын да Галич. — зло, как оно есть.
Понятно, что никакого отношения к истории, как науке, борьба этих идеологем не имеет.
Но меня в данном случае интересует не столько драматургия ленинско—сталинского позиционирования в общественном сознании, сколько появление новых парных героев современной мифологии.
А это совершенно естественно, коль скоро наш народ воспринимает политику, как борьбу персонифицированных мифов.
Давайте вспомним: сначала Горбачев (консерватор) — Ельцин (прогрессист) — современная российская «Илиада», где роль Елены пришлось сыграть непритязательному русскому народу, а обреченной на разрушение Трои — Союзу ССР.
Потом — Ельцин (разрушитель) — Путин (собиратель).
А как иначе, если распад СССР — «крупнейшая геополитическая катастрофа»?
Но тут полярность не может быть доведена до логического завершения, поскольку в памяти народной факт преемничества, что называется: «не вырубишь топором». И эти психологические постромки оборвать не получается.
Но либеральную общественность такой набор мифологем явно не устраивает.
В этом списке она не находит своего аутентичного героя.
Казалось бы, Ельцин — рыцарь на белом коне, пронзающий дракона коммунизма.
Все бы ничего: даже расстрел парламента и провальная война в Чечне ему бы простились.
Но тот факт, что он «породил» Путина оказался несмываемым пятном на белоснежных одеждах «могильщика тоталитаризма».
Но свято место пусто не бывает, и на вакантное пьедестал либерального героя начали выдвигать Егора Гайдара.
«Спаситель России от голода», «творец рыночной экономики» и даже «либеральный святой» — вот далеко не полный перечень хвалебных эпитетов, которыми награждают его системные либералы.
И совершенно не существенно, какова подлинная роль Егора Тимуровича в принятии тех или иных исторических решений. Покровительствовал ли он «бывшим» чекистам, был ли повязан в коррупционных схемах, призывал ли к кровавым событиям  — все это в либеральном мифотворчестве частности. Существенно, что он волею обстоятельств оказался фактическим главой первого «правительства реформаторов» (независимо от переживания и результатов этих реформ).
Время Гайдара — золотой век отечественных системных либералов, время, когда они, казалось бы, оседлали строптивого коня истории: деньги, слава, власть!
И потому, несмотря на убедительность немногочисленных либеральных критиков Егора Гайдара как политика, всякие попытки оспорить безупречный облик «рыцаря русского либерализма», боюсь, обречены на провал.
Разве может конкурировать с ним скромный академик Сахаров (во внезапном противопоставлении Илларионова?)
Кем были нынешние либеральные гуру в годы его героического противостояния с тоталитарной системой?
В большинстве — младшими научными сотрудниками, комсомольскими секретарями да рядовыми журналистами.
А при Гайдаре они вспорхнули прямо в Историю.
Такое не забывается.
Да, честно говоря, именно в этом выборе, на мой взгляд, и раскрывается сермяжная правда  современной истории России.  Егор Гайдар, вне всякого сомнения, входит в пантеон святых постсоветского системного либерализма — циничного, коррумпированного и бесчеловечного.
Каков этот псевдолиберализм — таковы и его «святые».
Впрочем, кто знает, может быть XXI век подарит нашей стране образцы подлинного либерализма — в своей первооснове идеологии свободы, законности и человеческого достоинства.  И вот тогда либеральный иконостас приобретет своих реальных героев.
Но без мифологем и странных противопоставлений нашему обществу, кажется, все равно будет не обойтись.
яя

(no subject)

Некоторое время назад перестал писать некрологи, хотя уходят сплошь знакомые лично люди. Но в данном случае показалось важным написать. Даже не некролог, ибо особо  хорошего про Лужкова сказать ничего не могу, но и плясать на могиле не буду.
Фигура Лужкова важна для осмысления очень важных вещей, которые произошли в обществе и  сознании людей.
То, что Лужков — типичное дитя номенклатуры — это понятно. Пограбил он знатно, но старался оставаться «близким к народу»  —  вот он, свой, в кепке, нужды людские понимает. Казалось бы — «свой в доску простой русский мужик»,  но при этом — обласканный любимец всех диаспор. Был абсолютно беспринципен: утром клялся в верности родной коммунистической партии, в полдень орал «Ельцин, ура, мы демократы», тут же не отходя от кассы организовал страшное кровопролитие на улицах Москвы, а ближе к вечеру уже бегал вокруг меня, предлагая коалицию. А потом вдруг стал официальным государственником.
Вряд ли это — свидетельство глубокой и сложной натуры. Скорее,  Юрий Михайлович и впрямь был плоть от плоти номенклатуры. Выразителем всех ее «идей» и чаяний - причем, крайне удачливым. Особенно в денежном выражении.
Впрочем, была у него, пожалуй, одна постоянная пламенная страсть — искренняя и незатухающая лютая ненависть к Чубайсу. 
Лужков был одним из создателей мафиозного государства, в котором мы все имеем веселое счастье жить. Но напомню: его предшественник, еще один, Великий Демократ Гавриил Попов и вовсе предлагал официально узаконить взятки.
Лужков был и одним из отцов полной распущенности, коррупционности и  вседозволенности спецслужб. И ОМОН при нем зверствовал так, что нынешние —  прямо детишки в сравнении.
При этом — кровавым маньяком он не был. Мог даже помочь  если к нему «с должным уважением» и челобитной. Каким он был как «московский царь и бог» — судить коренным москвичам. Я знаю Москву с юности, этого недостаточно. Да и сравнивать теперь есть с чем. Сколько денег ушло и уходит в карманы ненасытных — даже предположить трудно. Кстати, вдова Лужкова — мультимиллиардерша «дорогая Елена Николаевна » — моложе многих из нас. И, как водится, «дома, деньги»  — все за рубежами нашей многострадальной родины. Всё, как им всегда положено, ничего старого, ничего нового.
Собственно, это то, что останется в учебниках истории. При любой власти — ибо чужие грехи никакой власти не нужны. А новые постсоветские мафии буду изучать историки-профессионалы.
Возможно, у многих может быть «личная память», и, соответственно личное хорошее отношение к ушедшему. Одно другому не мешает и  не отменяет объективной истины.
яя

(no subject)

СМИ сообщают, что возобновление авиасообщения с курортами  Египта опять откладывается на неопределенный срок. Дескать, меры, принятые египтянами для обеспечения безопасности полетов, признаны российской стороной недостаточными.
Может быть это и соответствует действительности. Собственно, в таком деле, как авиасообщение, лишних мер безопасности не бывает. Особенно после той кошмарной трагедии 2015 года.
Но что-то заставляет усомниться в официальной версии.
Другие-то страны летают — возьмите тех же белорусов.
Понятно, что они не ведут такой прогрессивной внешней политики, не играют в сверхдержаву и, вероятно, у них меньше оснований опасаться террористов.
Но только ли в этом дело?
Ходят какие-то смутные слухи о том, что российская сторона связывает возобновление полетов с закупками нашей военной техники. Клевещут, вероятно, супостаты.
Трудно поверить и в то, что «открытию» Египта мешают уважаемые люди, вложившиеся в курортную недвижимость в Крыму и Сочи — ведь египетские курорты наиболее востребованы в период черноморского межсезонья.
Но так это или нет, мы все равно не узнаем, поскольку фирменным стилем российской политики является ее абсолютная непрозрачность (для собственных граждан, прежде всего).
Мы ведь для государства, как трава для козла: сочную сожрет, сухую вытопчет — ни «спасибо», ни «извините».
Жаль, конечно, что небогатые россияне не смогут побаловать себя прелестями Красного моря.
Но, видно судьба наша такая: терпеть и ждать глобального потепления, грозящего превратить Архангельскую область в жемчужину пляжного туризма.  Вот тогда и назагораемся.
яя

(no subject)

Дело не в возрасте: один и в 80 сохраняет ясный ум и цепкую память, а другой к 30 забывает таблицу умножения (если когда-то и знал).
И, вполне возможно, что Виктор Садовничий относится именно к первой категории.
И, может быть, он до сих пор остается прекрасным математиком и выдающимся организатором науки.
И его гипотетическое переназначение (если таковое состоится) возбуждает общественность, думаю, вовсе не из страха перед университетской геронтократией.
Боятся прецедентов.
А, вдруг, ОН и самого себя так же переназначит?!
Не исключено, конечно.
Но меня, честно говоря, даже не это тревожит.
И не тот факт, что ректоры двух крупнейших ВУЗов России назначаются Президентом.
Конечно, это недемократично. Но в нашей насквозь авторитарной стране, где лидеров политических партий де-факто назначает АП, смешно плакать по волосам, давно лишившись головы  (если мы когда-то ее имели).
Меня пугает все более очевидная остановка социальных лифтов.
Ведь всем понятно, что добровольно-принудительная пенсия руководящих работников целесообразна вовсе не потому, что престарелый чиновник не в состоянии подписать подготовленный аппаратом документ (а именно это иногда является его главной обязанностью).
И не потому, что «новая метла» обязательно чище метет.
Часто  — наоборот.
Обновление руководящих кадров необходимо прежде всего для обеспечения социальной мобильности.
Для того, чтобы у нижестоящих была сильная мотивация, для того, чтобы молодежь видела жизненную перспективу.
И не впадала в социально обусловленную депрессию.
Это важно хотя бы потому, что замедление движения социальных лифтов всегда чревато политической дестабилизацией. А их остановка (пусть даже кажущаяся) —  предвестник социально-политической катастрофы.
Я никого не хочу пугать, но поинтересуйтесь возрастным составом политических партий в 1917 году ( такие данные есть, например, по делегатам Учредительного собрания). Самая молодая партия — большевики.
Надо же все-таки делать выводы из собственной истории.
яя

(no subject)

Если бы я был рьяным охранителем, я бы написал письмо коллективному Путину с жалобой на Роскомнадзор.
И не потому, что они блокируют всевозможные оппозиционные сайты, для этого, насколько я могу судить, Роскомнадзор и существуют.
Но то, что они обвинили некоего Егора Крида в сатанизме — явное вредительство.
Ведь из-за их глупости молодежь будет потешаться не только над Роскомнадзором,никто не станет разбираться какие госструктуры чем заняты, потешаться будут над всем государством российским.
Что, дескать, с мировым терроризмом в Сирии расправилось, а теперь, безделья ради, воюет с Кридом.
Так бы я написал, будучи охранителем. А ведь найдутся такие, уверен, напишут.
Представляете, как слушателей корежить будет?
Чтобы расставить точки над «i»: о существовании популярного певца, выступающего под псевдонимом «Егор Крид» я узнал около часа назад из новостной ленты, поведавшей человечеству о негодовании Роскомнадзора.
Ну и , естественно, захотел узнать, кто же такой пресловутый Крид и чем он так угодил нечистой силе.
Дожил: на старости лет вынужден попсу слушать стараниями Роскомнадзора.
Послушал, почитал тексты.
Не скажу, чтобы мне понравилось творчество этого молодого человека (на мой взгляд она предназначено подросткам), но ничего «подрывающего моральные устои», я там не обнаружил. Лямур, тужур, бонжур и все вокруг этого.
Ну еще много позерства, модных слов и, как говорили в старосоветские времена: «атрибутов сладкой жизни».
Правда, в песнях  я не нашел воспевания человека труда — ничего о роли рабочего класса и трудовой Росгвардии в деле строительства суверенного госкапитализма.
Может быть нынче «сатанизм» состоит именно в этом?
Согласен, всякая масскультура, а молодежная субкультура особенно,  отвратительна - своим примитивизмом, вульгарностью и нарочитой пошлостью.
Но не государственное это дело — в сортах пошлости копаться. 
Судя по всему, на наших глазах осуществляется одна из первых, кажется, попыток подтащить под роскомнадзоровскую цензуру массовую, популярную музыку — самый, пожалуй, аполитичный жанр масскультуры.
Скоро начинающих исполнителей опять начнут таскать по всевозможным репертуарным комиссиям, а там и до парткомов недалеко. И будут требовать от авторов песен о героических буднях пограничниках (на турецко-сирийской границе, в первую очередь). А ведь найдутся такие, наверняка, напишут. Представляете, как слушателей корежить будет?
Вообще наша страна явно беременна парткомами. Жаль только партии подходящей нет.
Ну, не «Единая же Россия», в самом деле.
Но ведь стараниями АП можно и новую создать месяца за три. И так и назвать ее: ПЖВ (Партия жизни и воли), чтобы сразу всем все было понятно. Но этак я заберусь в непролазные политические дебри, бррр...
Но за Егора Крида можно лишь порадоваться — усилиями Роскомнадзора его, вероятно, начнет слушать, не только вся Россия, но и все «прогрессивное человечество».
Роскомнадзоровская реклама дорогого стоит.
яя

Кривое зеркало российской политики

В «Воспоминаниях европейца» Стефан Цвейг описывает Западную Европу конца XIX века, как мир удивительных для того времени гражданских свобод. Свободы слова, печати, собраний, передвижения… Особенно последнее: с его слов из Вены в Париж уже тогда можно было попасть ни разу не предъявив какие бы то ни было документы. А для путешествий почти по всему шарику  не требовалась никаких виз.
Австрийская монархия вела себя (по крайней мере, по отношению к состоятельным гражданам), как добрый и снисходительный дядюшка ведет себя с любимыми племянниками.
А вот общество, напротив, весьма пристально следило за соблюдением негласных законов поведения и норм приличия, жестко карая за их нарушения.
Правда, и свободы и приличия, по большей части, касались имущих слоев, а неимущие просто барахтались как могли в отчаянной борьбе за выживание.
Интересная картина получается: сравнительно либеральное государство, покоящееся на архаичном фундаменте сословно-классового общества, при колоссальном имущественном расслоении.
А сразу после Первой мировой войны, по его наблюдениям, общественный прогресс моментально переворачивает всю картину: сословное общество разрушается, низы восстают, государство ожесточается, превращаясь из доброго дядюшки в сурового надсмотрщика. 
Цвейг, кажется, полагал, что свобода личности по отношению к государству, обратно пропорциональна свободе от диктата общества. Чем жестче общество, тем мягче может быть государство, и наоборот. И считал, что жить в жестко регламентированном социуме вполне терпимо, если он сформирован состоятельными и культурными людьми
.
А если нет? Если музыку заказывают неимущие и необразованные? Или имущие, но лишенные даже начальных представлений о нормах поведения в данном обществе? Что тогда?
Кажется, на этот вопрос он так и не смог ответить.
Хотя и чувствовал, что эпидемии авторитаризма и тоталитаризма в мире далеко не случайны.
Книга написана 80 лет назад.
Но мне кажется, что с тех пор мы не так уж далеко продвинулись в понимании диалектики взаимоотношений общества и государства. 
Мы в данном случае — политизированные россияне.
Для многих из нас общество и государство не две стороны единого целого, а «два мира — два Шапиро», разделенные непроходимой пропастью.
Между тем, никакой пропасти нет, нет государства помимо общества, и (по крайней мере в России) нет никакого общества помимо государства. Наверху одна и те же тусовка, чье поведение и риторика резко меняются при перемещении из госучреждения в оппозиционную компанию. Коллективное раздвоение личности..
Примерно как в ужастике про доктора Джекила и мистера Хайда.
Свежий пример: реакция общественности на слухи об отставке главы Совета по правам человека Михаила Федотова.
Все возмущены, даже непримиримые оппозиционеры, даже те, кто намедни требовал разорвать всякие контакты с «системными либералами» и подвергнуть их люстрации.
Михаил Федотов — классический системный либерал. Будем защищать или люстрировать?
Или сначала защищать, а потом люстрировать? Или одновременно?
В одной из песен Галича, есть щемящая фраза: «Я твердил им в их мохнатые уши, в перекурах за сортирную дверью: « Я такой же, как и вы, только хуже». И поддакивали старцы, не веря».
Мы такие же, как и они. А они такие же, как и мы.
И воюем с собственным отражением в кривом зеркале российской политики.
Стефан Цвейг прекрасно описывает неспособность прогрессивной общественности того времени противостоять реакции. Полная беспомощность.
Почему?
Я думаю, прежде всего — из-за глубочайшего непонимания происходящего и нежелания смотреть правде в лицо.
Из-за непонимания собственной ответственности за состояние общества и государства.
Создается впечатление, что мы страдаем той же немочью.
Так и хочется, обратясь к самому себе, крикнуть: «Врачу, исцелись сам».
И, может быть, тогда мы навсегда избавимся от преследующего нас кошмара «суверенного тоталитаризма».
яя

(no subject)

Как и ожидалось, тема смертной казни с политической повестки дня исчезла очень быстро, причем, именно так, как и предсказывалось. Но из обсуждаемой обществом повестки эта тема в ближайшие годы не уйдет.
Хотя бы потому, что останется преступность, в том числе и особо тяжкие преступления против личности.
И каждый раз после совершения особо жестокого преступления, будут раздаваться голоса, требующие крови.
И каждый раз у власти будет прекрасный повод продемонстрировать свое цивилизационное превосходство над обществом. Посыл власти: вы хотите демократии, прямой замечательной демократии? Вот вам ваш народ. А вот мы — цивилизованные и гуманные — власть, защищающая вас от  народа. Все еще хотите демократии?
И кое-кто в глубине души будет отвечать «Нет, не хотим».
И это — главное, самое важное Теперь частности.
Что хочется добавить к тому, что десятилетиями говорилось (а на моем веку это далеко не первый вброс)?  Два важных момента, на которые не обращают внимания.
Террористы. Да, чудовища, в сущности — массовые убийцы. Но кого вы собираетесь запугать смертной казнью? Тех, кто в значительной части случаев готов сам себя подорвать?
Серийные убийцы. Периодически появляются на свет в том числе и в странах, активно практикующих смертную казнь.

Специалисты знают, что преступников останавливает не столько жестокость, сколько неотвратимость наказания.
Но для тех, из справедливого негодования жертв преступников пытается извлечь дешевые политические дивиденды, это не аргумент. Поскольку их цели, как правило, весьма далеки от реальной борьбы с преступностью.
яя

«Стабильность» ради стабильности.

СМИ утверждают, что АП начала практическую подготовку к думским выборам 2021 года: рассматривается возможность изменения законодательства (на предмет увеличения числа одномандатников), запущен процесс подбора подходящих кандидатур на просиживание думских кресел.
Не рановато ли, за два года до голосования?
Нет, не рановато, особенно с учетом значения предстоящих выборов. При следующем созыве ГД должен произойти пресловутый транзит власти от нынешнего верховного к избранному им преемнику, и тут всякие потрясения возможны.
Думаю, требования к лояльности и управляемости депутатов будут жесткими, как никогда.
Шаг вправо, шаг влево будут рассматриваться как попытки к бегству.
То есть — власть не дремлет. Тем более, что для них все более важным становится дистанцирование от уже люто ненавидимой народом ЕР.
А что же оппозиция?
Не считая продолжающихся ярких расследований ФБК и попыток вырвать из тюрьмы демонстрантов , в остальном на поверхности — полный штиль.
Так что можно довольно уверенно предсказать, как будет действовать оппозиция в 21 году.
Сначала пройдет бурная дискуссия на тему моральности/аморальности участия «рукопожатных людей в мордорских выборах». Большинство согласится, что участвовать неприлично. Но, как известно, если нельзя, но очень хочется,то можно.
А многим захочется.
Да и чем еще заняться бедным оппозиционерам, если за антикоррупционные расследования прессуют, а за митинги и вовсе сажают?
Кто-то попытается примкнуть к зарегистрированным партиям, кто-то на свой страх и риск самостоятельно ткнется в одномандатники.
У подавляющего большинства, разумеется, ничего не выйдет. Я же говорю: транзит, тут не до церемоний.
Тупо  не будут регистрировать, а зарегистрированных — снимать по всякому поводу, и без всякого повода.
Что тут говорить — сами знаете.
Возмущенная молодежь в крупных городах выйдет на митинги протеста.
Многих побьют, кое-кого посадят. Одного-двух самых беззлобных  зарегистрируют.
Потом непосредственно из воздуха материализуется идея хитрого голосования за зюгановцев, жириновцев и немногочисленных яблочников. Поскольку никаких других вариантов заявить о себе у оппозиции просто не останется.
Голосование пройдет без особых эксцессов, и в Думу пройдет довольно много представителей системной оппозиции, которые вместе с многочисленными «независимыми» образуют депутатский блок, скажем - «Стабильность».
Вместе с ЕР «Стабильность» будет иметь твердое конституционное большинство, которое и обеспечит мягкую посадку преемника на заранее нагретый трон.
Ну что же, может именно в этом великая сермяжная правда?
А других вариантов при нынешней растрепанности внесистемной оппозиции я, честно говоря, не вижу.
Ну, в самом деле, ведь невозможно представить, чтобы либералы реально объединились, да еще и договорились с внесистемными левыми, да еще (пардон) и про умеренных националистов вспомнили. Стабильность им этого не простит.
Как-то так, думаю.
Конечно, этот сценарий будет реализован при условии, что ничего экстраординарного не случится. Но в последнем случае среднесрочные прогнозы невозможны.