Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

яя

Верхний пост

В комментариях  возникают недоразумения. Чтобы каждый раз одно и  то же не проговаривать, пишу сюда.  

С кем я не воюю и никогда не воевал:

Collapse )
  • Current Mood
    busy
яя

(no subject)

Люди добрые! Скажите, кто-нибудь из москвичей в последние год-полтора обращал внимание на качество хлебо-булочных изделий в столице?
Понимаю, что вопрос не ко времени: и коронавирус не успокоился, и расизм В США еще не вполне искоренили, и обнулили не все и не у всех...
А я лезу со своими мещанскими проблемами.
И, тем не менее — это мне кажется, или московский хлеб с каждым годом становится все хуже?
Я имею в виду обычный дешевый хлеб, выпекаемый на хлебозаводах для народонаселения.
Нет, я не потерял ни обоняния (если кто-то беспокоится), ни вкуса к жизни. Вкусовые и прочие рецепторы работают.
Но московский хлеб все чаще встает комом в горле.
Может быть, это —  старость? Не знаю как насчет «трава зеленее и девушки красивее» в молодости, но хлеб точно был вкуснее и вообще был похож на хлеб.
Или это следствие растущей неприязни к московскому начальству?
Поделитесь соображениями.
яя

(no subject)

Наткнулся случайно сегодня на какой-то проходной документальный сюжет: старый китаец, всю жизнь посвятивший изготовлению рисовой лапши, демонстрировал восхищенным европейцам свое искусство, приближающееся по сложности к цирковому номеру. Смотрел и завидовал: как мало слов , как много дела. Лапша а своем самом прямом значении и назначении.

Их полтора миллиарда: деловитых, послушных начальству, верных национальным традициям...
Они освоят мир, как древесные муравьи осваивают ствол упавшего дерева.

А мы заражены словом, как вирусом.
Нет не тем словом, что было вначале, не тем, чем останавливали солнце и разрушали города.

Мы заражены словесной дизентерией, той самой, от которой страдали пикейные жилеты, норовившие сунуть палец в рот Чемберлену и утверждавшие, что Бриан - это голова. И сколько можно класть руку на лобок западным демократиям, и когда они заявят о домогательствах.

Мы всерьез полагаем, что плотный поток мелкокалиберных сетований и проклятий достаточен, чтобы если не победить, так хотя бы себя оправдать или потешить.

Это я не к тому: ходить или не ходить, кидать бумажку или уносить с собой...
Да как угодно, хоть стены обклеивай. Результат один.

Конечно, те. на кого мы в бессильной злобе скалим зубы, предпочитают по-любви. Оно приятней. Но возьмут и силой, если что.
Кто-то сомневается?

Так, что же мы все мусолим (есть более подходящее окололитературное слово) так называемую "политику". Нет у нас никакой политики, есть народный театр Петрушки на Масленицу. Полулегальное развлечение для превращающейся в новый плебс бывшей советской интеллигенции.

Нет, я не против, можно и развлечься. Похлопать любимому артисту (и среди них хорошие люди попадаются).
Только не стоит изображать при этом спасителей отечества. Увели у нас отечество, как лошадь. Стоит оно в чужом стойле: за семью заборами, за семью запорами, а рядом, как водится, специально обученные "соколы кушают шашлык". Можно, конечно, постоять, послушать печальное ржание, понюхать терпкий шашлычный аромат....

Но лучше уж лучше, как тот китаец: всю жизнь крутить лапшу, точно зная свое место под солнцем: не выше, но и не ниже своего весьма популярного и в меру прибыльного ресторанчика, который попробуй - отними. Вот за этот ресторанчик, думаю, этот китаец пойдет в последний и решительный бой. А не за пустые слова и заезженные, как старые пластинки, программы. Если уж свежих идей нет, приходится каждому крутить свою лапшу - ту, которая настоящая.


яя

(no subject)

Хорошо бы пожить. Нет, не "богато-дорого", не широко-шикарно, не славно-почетно, не на пользу, не во вред, не спокойно и даже не долго.

А так, как живешь, когда после операции впервые снимают повязку с глаз и ты видишь...
Ух, как ты видишь Божий мир во всем его неразмазанном блеске!
Наверное, в младенчестве мы видим еще более яркие цвета, но тот первый колер  при жизни уже не вспомнить.
Может быть, при смерти и вспомнится, но не у кого спросить.

А еще, хорошо бы пожить так, как будто  впервые ощутил бражное дыхание южной июньской  ночи, так много дающий, но еще больше сулящей. Ах, какие это были запахи: от них хотелось сойти с ума и раствориться в будоражащей тьме, навсегда став ее частью. Было ли в жизни что либо более эротичное, чем та первая южная ночь, когда мне было неведомо слово эротика и дети, хотя уже и не находились в капусте, но еще и не рождались в муках и крови? Когда любовь была еще разлита в воздухе?

Хорошо бы выйти в тамбур вагона, спешащего вместе со всем составом из Ленинграда в Адлер, сойти на платформу на маленьком полустанке, зимой, где-то за Курском. Выйти, торопливо затянуться беломориной и купить у грузной перонной торговки пирожок с капустой, оказавшийся невероятно вкусным. Больше мне такие пирожки не попадались, не было таких манящих сладкой обыденностью полустанков и таких бодрящих, как ночной морозный воздух, папирос.

Хорошо идти летним вечером с тяжелой мужской работы, настоящей пахоты, ощущая приятную тяжесть в натруженных плечах, рассеянно слушая баюкующий шум родного города. Остановиться возле квасной бочки, отстоять небольшую очередь и всосать первый глоток терпкой, холодной, кислой жидкости. Такого кваса сейчас не найдешь, лучше - может быть, а такого - нет.

Хорошо бы снова увидить себе в глазах той, которая (ну, вы понимаете) таким, каким ты был лет сорок назад - не столько молодым, сколько желанным, почувствовать на шея бархатное  кольцо ее рук, услышать счастливый смех. А большего, пожалуй, и не надо.

Хорошо бы почувствовать, хоть на мгновение, что от тебя зависит будущее тысяч людей и осознать, что этот груз тебе по силам. И не пожалеть потом о сделанном выборе, каким бы неудачным он лично для себя не оказался.

Хорошо поймать на себе взгляд подросшего сына, в котором ты впервые заметил не преходяще детское восхищение  - "папа может", а настоящее мужское уважение, след которого останется навсегда.

Хорошо бы еще раз, как случилось однажды, войти под своды древней полуразрушенной церкви, глянуть вверх и почувствовать как неведомая сила, объемлющая все на свете, приподнимает тебя над грешной землей и дает заглянуть в бесконечность.

Хорошо бы пожить по-сказанному.

"Ностальгия", - скажете вы. Может быть. Но я бы предпочел другое слово - жажда жизни, которая угасает, наверное, только после смерти. А, может быть, и тогда не угасает.

Внимательно в последние дни читая ленту ФБ, почувствовал замакияженный упадок сил (разве что поэты держатся). Ни хрена мы, братцы, не живем в полную силу. А хотелось бы.

Такой вот пост-пред-праздничный этюд.

Мало выпил, наверное?
яя

Тройная бухгалтерия правохоронителей

Сердце изнылось в ожидании единственного свидетеля обвинения. Но полночь близится, а вора-рецидивиста все нет и нет. Вместо этого прокуратура выставляет деятелей, которые ничего сказать не могут.

Видео завтра, а пока все, что нам удалось узнать у зрителей и адвокатов (сами все еще за дверью). Но кое-что интересное прозвучало. Даже очень.

SDC14623

Врач, который выезжал на место драки, сообщил что Софронова с трудом удалось уговорить поехать в больницу. Но из приемного покоя он сбежал. Боялся анализа крови, вероятно. Правда, допрошенный врач предположил, что он был пьян, а другой врач - женщина, которая говорила, что свидетель наркоман - не явилась в суд.

SDC14617

Collapse )

http://www.kasparov.ru/material.php?id=52469E923F2DD

Видео здесь.