Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

яя

Верхний пост

В комментариях  возникают недоразумения. Чтобы каждый раз одно и  то же не проговаривать, пишу сюда.  

С кем я не воюю и никогда не воевал:

Collapse )
  • Current Mood
    busy
яя

Обаяние обыденности

Найти обаяние в обыденности — уменье оценить красоту, значительность и смысл самых, казалось бы, незначительных вещей и событий — вот то, что всегда мне казалось высшим жизненным искусством.
Которого сам я, к сожалению, почти начисто лишен. Большая часть жизни ушла на политический курсинг (бег за механическим зайцем для борзых).
Точнее, был лишен этого чувства большую часть жизни, кроме детства, наполненного восхитительной обыденностью, и последних нескольких лет, когда для меня вновь приоткрылась окошко в  ароматный мир простого человеческого бытования.
А ведь какой кайф: проснуться в своей постели, пройти на свою кухню, улыбнуться близкому человеку и неторопливо приготовить что-нибудь необычное, сочное, вкусное...  Ключевое слово — неторопливо.
Вот это все я ощутил почти на ощупь, когда смотрел фильм греческого режиссера Тассоса Булметиса «Щепотка перца» (в оригинале — «Городская кухня»), пропитанный запахом специй Стамбула и Греции.
Нет смысла пересказывать сюжет: как и в большинстве хороших фильмов, он довольно банален.
Но атмосфера большой греческой семьи из Стамбула, знающей толк в человеческих отношениях и обожающей застолье, передана великолепно. Да, там есть и политика, и ее немало. Но она проносится над головами героев, ломая порой их судьбы, как стихия, страшная и чужая, от которой лучше бы держаться подальше. Они не поддаются ей, не ныряют в ее поток, не пускают ее в глубину своего внутреннего мира. Все помнят, но не позволяют себе озлобиться..
Посмотрел, прочувствовал и подумал:: Боже, да почему же мы здесь, в России, не умеем так «вкусно» бытовать?
Почему мы так подвержены всякого рода политическим неврозам?
Генетика у нас такая, что ли?
Или за несчастливый ХХ век настолько развалился наш быт, размылись семьи, что не до смакования обыденного уже — лишь бы выжить?
Или климат слишком суров, не располагает?
Может, я не прав, не знаю — и где-то там, за светящимися окнами других домов к потолку поднимается густой аромат полноценного и самодостаточного быта.
Ведь именно в этом-то незамысловатом человеческом счастье, в конечном счете, смысл всяческих политических бегов.
И за механическим зайцем, и за живым —  из плоти и крови.
яя

(no subject)

Люди добрые! Скажите, кто-нибудь из москвичей в последние год-полтора обращал внимание на качество хлебо-булочных изделий в столице?
Понимаю, что вопрос не ко времени: и коронавирус не успокоился, и расизм В США еще не вполне искоренили, и обнулили не все и не у всех...
А я лезу со своими мещанскими проблемами.
И, тем не менее — это мне кажется, или московский хлеб с каждым годом становится все хуже?
Я имею в виду обычный дешевый хлеб, выпекаемый на хлебозаводах для народонаселения.
Нет, я не потерял ни обоняния (если кто-то беспокоится), ни вкуса к жизни. Вкусовые и прочие рецепторы работают.
Но московский хлеб все чаще встает комом в горле.
Может быть, это —  старость? Не знаю как насчет «трава зеленее и девушки красивее» в молодости, но хлеб точно был вкуснее и вообще был похож на хлеб.
Или это следствие растущей неприязни к московскому начальству?
Поделитесь соображениями.
яя

(no subject)

Наткнулся случайно сегодня на какой-то проходной документальный сюжет: старый китаец, всю жизнь посвятивший изготовлению рисовой лапши, демонстрировал восхищенным европейцам свое искусство, приближающееся по сложности к цирковому номеру. Смотрел и завидовал: как мало слов , как много дела. Лапша а своем самом прямом значении и назначении.

Их полтора миллиарда: деловитых, послушных начальству, верных национальным традициям...
Они освоят мир, как древесные муравьи осваивают ствол упавшего дерева.

А мы заражены словом, как вирусом.
Нет не тем словом, что было вначале, не тем, чем останавливали солнце и разрушали города.

Мы заражены словесной дизентерией, той самой, от которой страдали пикейные жилеты, норовившие сунуть палец в рот Чемберлену и утверждавшие, что Бриан - это голова. И сколько можно класть руку на лобок западным демократиям, и когда они заявят о домогательствах.

Мы всерьез полагаем, что плотный поток мелкокалиберных сетований и проклятий достаточен, чтобы если не победить, так хотя бы себя оправдать или потешить.

Это я не к тому: ходить или не ходить, кидать бумажку или уносить с собой...
Да как угодно, хоть стены обклеивай. Результат один.

Конечно, те. на кого мы в бессильной злобе скалим зубы, предпочитают по-любви. Оно приятней. Но возьмут и силой, если что.
Кто-то сомневается?

Так, что же мы все мусолим (есть более подходящее окололитературное слово) так называемую "политику". Нет у нас никакой политики, есть народный театр Петрушки на Масленицу. Полулегальное развлечение для превращающейся в новый плебс бывшей советской интеллигенции.

Нет, я не против, можно и развлечься. Похлопать любимому артисту (и среди них хорошие люди попадаются).
Только не стоит изображать при этом спасителей отечества. Увели у нас отечество, как лошадь. Стоит оно в чужом стойле: за семью заборами, за семью запорами, а рядом, как водится, специально обученные "соколы кушают шашлык". Можно, конечно, постоять, послушать печальное ржание, понюхать терпкий шашлычный аромат....

Но лучше уж лучше, как тот китаец: всю жизнь крутить лапшу, точно зная свое место под солнцем: не выше, но и не ниже своего весьма популярного и в меру прибыльного ресторанчика, который попробуй - отними. Вот за этот ресторанчик, думаю, этот китаец пойдет в последний и решительный бой. А не за пустые слова и заезженные, как старые пластинки, программы. Если уж свежих идей нет, приходится каждому крутить свою лапшу - ту, которая настоящая.


яя

(no subject)

Хорошо бы пожить. Нет, не "богато-дорого", не широко-шикарно, не славно-почетно, не на пользу, не во вред, не спокойно и даже не долго.

А так, как живешь, когда после операции впервые снимают повязку с глаз и ты видишь...
Ух, как ты видишь Божий мир во всем его неразмазанном блеске!
Наверное, в младенчестве мы видим еще более яркие цвета, но тот первый колер  при жизни уже не вспомнить.
Может быть, при смерти и вспомнится, но не у кого спросить.

А еще, хорошо бы пожить так, как будто  впервые ощутил бражное дыхание южной июньской  ночи, так много дающий, но еще больше сулящей. Ах, какие это были запахи: от них хотелось сойти с ума и раствориться в будоражащей тьме, навсегда став ее частью. Было ли в жизни что либо более эротичное, чем та первая южная ночь, когда мне было неведомо слово эротика и дети, хотя уже и не находились в капусте, но еще и не рождались в муках и крови? Когда любовь была еще разлита в воздухе?

Хорошо бы выйти в тамбур вагона, спешащего вместе со всем составом из Ленинграда в Адлер, сойти на платформу на маленьком полустанке, зимой, где-то за Курском. Выйти, торопливо затянуться беломориной и купить у грузной перонной торговки пирожок с капустой, оказавшийся невероятно вкусным. Больше мне такие пирожки не попадались, не было таких манящих сладкой обыденностью полустанков и таких бодрящих, как ночной морозный воздух, папирос.

Хорошо идти летним вечером с тяжелой мужской работы, настоящей пахоты, ощущая приятную тяжесть в натруженных плечах, рассеянно слушая баюкующий шум родного города. Остановиться возле квасной бочки, отстоять небольшую очередь и всосать первый глоток терпкой, холодной, кислой жидкости. Такого кваса сейчас не найдешь, лучше - может быть, а такого - нет.

Хорошо бы снова увидить себе в глазах той, которая (ну, вы понимаете) таким, каким ты был лет сорок назад - не столько молодым, сколько желанным, почувствовать на шея бархатное  кольцо ее рук, услышать счастливый смех. А большего, пожалуй, и не надо.

Хорошо бы почувствовать, хоть на мгновение, что от тебя зависит будущее тысяч людей и осознать, что этот груз тебе по силам. И не пожалеть потом о сделанном выборе, каким бы неудачным он лично для себя не оказался.

Хорошо поймать на себе взгляд подросшего сына, в котором ты впервые заметил не преходяще детское восхищение  - "папа может", а настоящее мужское уважение, след которого останется навсегда.

Хорошо бы еще раз, как случилось однажды, войти под своды древней полуразрушенной церкви, глянуть вверх и почувствовать как неведомая сила, объемлющая все на свете, приподнимает тебя над грешной землей и дает заглянуть в бесконечность.

Хорошо бы пожить по-сказанному.

"Ностальгия", - скажете вы. Может быть. Но я бы предпочел другое слово - жажда жизни, которая угасает, наверное, только после смерти. А, может быть, и тогда не угасает.

Внимательно в последние дни читая ленту ФБ, почувствовал замакияженный упадок сил (разве что поэты держатся). Ни хрена мы, братцы, не живем в полную силу. А хотелось бы.

Такой вот пост-пред-праздничный этюд.

Мало выпил, наверное?
яя

Материалы по Даниле

Часто спрашивают документы по Даниле, на его сайте, видимо, трудно разобраться. Здесь выложено все "дело" целиком (ссылки), а по тэгам можно увидеть полное видео со всех судов. Говорят, это первый случай в истории вообще.

Collapse )

Collapse )
яя

Укольчик бетоном (новый рассказ Даниила Константинова)

А вы знаете, что в австрийских тюрьмах по утрам открывают автоматические двери камер и вы можете свободно выйти в коридор и пройтись до спортплощадки или тренажерного зала? Об этом мне поведал ингуш Руха, лежа на нижнем шконаре в высоких угги и затягиваясь в темноте сигаретой. У него борода и печатка на руке с черным камнем под камень Каабы. Он из древнего и знатного рода, сосланного при Сталине в Казахстан. Вместе с пятью подельниками Руха обвиняется в бандитизме и множестве ограблений, на языке УК зовущихся разбоем. По версии следствия, они грабили клубы с игровыми автоматами, которые были к тому моменту уже запрещены. А раз запрещены, значит можно свободно грабить.
- Утром двери открываются, - говорит мне Руха. Выходишь, а в коридоре - ящики с фруктами, представляешь. Ящики с фруктами в тюрьме. Бесплатно, за счет государства. У европейцев такая идея - права человека. Наказание - это лишение свободы, а остальное в пакет не входит. Зек должен быть здоров и накормлен в том, числе фруктами. Здорово!
Вместе с группой земляков Руха по каким-то своим делам оказался в Австрии, где они решили "отработать европейских лохов". Отрабатывали много и решительно, в результате чего и попали в австрийскую тюрьму.
- Тюрьма в форме колодца, с двориком посередине, только квадратная, - рассказывает Руха. Там есть все: телефонная будка, тренажерный зал, баскетбольная площадка. Днем ты свободно перемещаешься по территории тюрьмы, а на ночь тебя закрывают в камеру. Хочешь, звони по телефону или играй в баскетбол - никакого принуждения.
Мы уже давно прекратили общаться по политические, религиозные или национальные темы, чтобы не ругаться каждый раз. У каждого своя правда, "каждый кулик свое болото хвалит". Теперь мы только курим в полутьме и общаемся на нейтральные темы: о тюремном быте (здесь и за рубежом), о книгах и фильмах, о спорте. Австрийская неволя произвела на Руху неизгладимое впечатление.
- Понимаешь, у них не так как у нас. Нет "воровского", "черного", нет общих понятий. Всем правят Гэнги - банды, построенные обычно по земляческому принципу. Ну там черные гэнги, албанские и сербские. Ух, сербы лютуют, конечно. Драгдиллер там больше значит, чем Вор. Барыги всем заправляют. Если у тебя есть наркотики, значит есть деньги, а это - власть.
Руха тянет сигарету и смотрит в потолок.
- В первый день мы вышли, там одни черные. Заняли все, оккупировали. Выходишь на баскетбольную площадку - играют только они. У телефонного аппарата тоже они. Выстроятся в очередь и никого не пускают. Я подошел аккуратно к одному в телефонной будке и показываю на часы - мол, пора бы уже поделиться. А он мне: "What? What motherfucker you say?". И я сразу все понял. За ночь мы наплавили зубных щееток, наделали заточек. Все наши: чеченцы, ингуши, грузины, русские. И на утро забрали у них все. И басктетбольную площадку и телефонную будку и коридоры. Я бил этого мавафака прямо в телефонной будке - трубкой. А вечером мы сплели коней, застрелились из ружей в окна и пошла дорога. Европейцы дивятся, нет ведь у них дороги в тюрьме, не признают они воровское, говорю. А у нас уже траффик. Всего. Сигареты, чай, наркотики. Барыги сразу подобрели, поделились. А на утро зашел ОМОН. Ну, как ОМОН, что там у них? И заходят, представь, без касок, без амуниции, без дубинок. В черных брюках и белых рубашках - карательный отряд. А на руках - боксерские перчатки, только большие, те, что помягче. Ну, чтобы больно особо не было и синяков не оставляло. Я же говорю - права человека.
Руха вдруг мрачнеет и тихо добавляет:
- Впрочем, есть у них страшная штука - Бетон называется. Когда ты плохо себя ведешь и шатаешь режим, тебя не бьют и не сажают в карцер. Считается, что ты - психические неуравновешен и тебя надо лечить. Ведут к врачу (такой "доктор Смерть") и колют Бетон. Не знаю,
что это, но очень страшно. Становишься овощем. Сначала ненадолго, а если упорствуешь то и совсем, наверное. Здесь, в России я таких видел только после долгого лечения в дурдоме.
Я тушу сигарету и спрашиваю:
- А тебе кололи Бетон?
- Кололи, - чуть слышно отзывается Руха, - пора спать.
Он отворачивается и задергивает занавеску на шконке.



яя

Лапша с черными бАбАми

У меня спрашивают текст обвинительного заключения. Видимо, трудно найти или тяжело скачать.
Даю отдельную ссылку:

http://www.mediafire.com/download/jg1zl4o94799gpn/обвинт.rar

А в качестве дивной иллюстрации обычной грамотности (не говорю уже о юридической) - привожу страницу 22. В ней описывается эпизод, когда наша Маришка (невестка) попросила себе блюдо - лапшу с черными бобами. Ей принесли что-то не то, было небольшое недоразумение: то ли остро, то ли не очень остро, оно быстро как-то разрешилось. В принципе, официантка могла бы вспомнить этот момент. При желании и отсутствии страха. Однако после приезда 15 оперативников, она предпочла забыть все.

Смотрите, что пишет прокуратура. Лапша с черными бАбАми!

24-гл-2 - копия

символично. Все это "обвинение" - какая-то лапша с черными бабами (или черными людьми с черными мыслями).
яя

Ешьте лимонад ложками!

Начало традиционно монотонное. Вора не привезли, вещдоки исчезли с концами.

SDC14750

Что это было - сегодня - никто не может сказать. Великий и могучий бессилен перед описанием происходящего.

SDC14745

Свидетелей обвинения не было. Никого. Их, собственно, никогда не было, и есть там только рецидивист, но уже полгода (это уже полгода дело в суде!) мы не имеем возможности его лицезреть. Пришла официантка, которая еще на прошлом заседании была вынуждена признать, что чек ресторана поддельный. Сегодня прозвучала еще более феерическая вещь. При просмотре фотографии с посиделок она была вынуждена ответить на вопрос, чему соответствует сервировка стола - нашему заказу или их липовому по всем экспертизам чеку. Зашел серьезный и глубокомысленный разговор о большой фарфоровой ложке на столе. Поскольку на их "чеке" суп, который я ел, не значится, то официантка выдала перл, что это "ложка для лимонада".

Collapse )

трансляция центра РОД
http://www.rod-pravo.org/na-sude-po-delu-daniila-konstantinova-doprosili-ego-ottsa/
яя

Тройная бухгалтерия правохоронителей

Сердце изнылось в ожидании единственного свидетеля обвинения. Но полночь близится, а вора-рецидивиста все нет и нет. Вместо этого прокуратура выставляет деятелей, которые ничего сказать не могут.

Видео завтра, а пока все, что нам удалось узнать у зрителей и адвокатов (сами все еще за дверью). Но кое-что интересное прозвучало. Даже очень.

SDC14623

Врач, который выезжал на место драки, сообщил что Софронова с трудом удалось уговорить поехать в больницу. Но из приемного покоя он сбежал. Боялся анализа крови, вероятно. Правда, допрошенный врач предположил, что он был пьян, а другой врач - женщина, которая говорила, что свидетель наркоман - не явилась в суд.

SDC14617

Collapse )

http://www.kasparov.ru/material.php?id=52469E923F2DD

Видео здесь.