Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

яя

Верхний пост

В комментариях  возникают недоразумения. Чтобы каждый раз одно и  то же не проговаривать, пишу сюда.  

С кем я не воюю и никогда не воевал:

Collapse )
  • Current Mood
    busy
яя

Маленькая блестящая рыбка

Матерь божия!
Оказывается в Питере до сих пор в коммунальных квартирах (коих 70 000) проживает 250 000 семей.
Заметьте, не 250 000 людей, а 250 000 семей, то есть всяко более полумиллиона человек.
И вот только сейчас Беглов дал поручение ускорить решение этой проблемы.
Сколько они будут ее ускорять? Вероятно, до второго пришествия коммунизма (после чего проблема отпадет сама собой, поскольку «коммунизм» и «коммуналка» понятия однокоренные).
Тот, кто не живал в коммуналке, никогда не поймет всей прелести непосредственной социальности.
Это, когда тебе могут нахаркать в борщ или подбросить дохлую мышь в кашу.
И виновника не найдешь, даже не пытайся.
Помню, помню золотые годы коммунального детства и юности: в квартире на Лиговке, где я познавал азы жизни, в квартире на Театральной, где мастерство человеческих отношений оттачивалось до филигранного.
Одно из первых воспоминаний детства: я высовываю голову в длинный коммунальный коридор и вижу, как одна из соседок швыряет в другую таз грязного белья. Раздаются соловьиные трели мата и таз летит обратно. Тональность ругани все выше, слова преобладают непонятные. Одно из них мне удается запомнить. За консультацией обращаюсь к соседскому пацану постарше Сережке.
-- Что такое «б — дь»?
-- Рыбка такая маленькая, блестящая., лукаво скалясь отвечает тот.
Через несколько дней мать приносит домой корюшку и начинает ее чистить.
-- Мама, это б –дь? — радостно спрашиваю я.
И получаю не сильную, но обидную затрещину.
С тех самых пор в моем сознании установилась неразрывная связь между коммунальной квартирой и «маленькой блестящей рыбкой». Еще тогда я догадался, что коммунальщина — сплошное бл – во.
И если в послевоенных питерских коммуналках еще сохранялись человеческие отношения, то что творится сейчас — боюсь даже представить.
И с этим позорным явлением, оказывается, только собираются начать бороться.
После десятилетий развитого социализма, после  «великого демократического правления Собчака»   и на двадцать первом году «вставания с колен».
яя

Все хорошо, прекрасная маркиза

Удивительно слабая реакция социальных сетей на появление нового лорда —  Лебедева-младшего. А ведь событие-то не рядовое.
Впервые членом британской Палаты лордов стал россиянин.
Сын крупного российского предпринимателя, известного, кроме всего прочего, еще и своей принадлежностью к КГБ.
В прошлом, конечно. Но это такое прошлое, которое не только проясняет настоящее, но и будущее предсказывать умеет (не примите за осуждение — простая констатация).
А сам новоиспеченный пэр большую часть жизни провел в Англии, где перезнакомился со сливками британской элиты и прославился своей благотворительностью. Говорят, очень энергично природу Африки защищал.
Дело, безусловно, полезное. Как для природы, так (как выяснилось) и для благотворителя. 
Но, оставим личность нового лорда в покое. И дай бог ему хороших прений в Палате.
Событие это интересно своим общественным звучанием.
Ведь сколько было разговоров о том, что спесивая западная элита никогда не допустит российских нуворишей в свои ряды. Что с суконным рылом в калашный ряд не суются. Что сомнительные «олигархические» деньги всегда будут вызывать аллергию в чувствительном европейском носу.  И т.д. и т.п.
Оказывается и в калашный ряд можно сунуться. Ничего. И аллергия никакая не помеха.
Всего-то одно поколение нужно пропустить.
Частный случай, скажете?
Согласен.
Но этот частный случай намекает на далеко идущие последствия.
Думаю, во втором — третьем поколении верхушка российского имущего класса сумеет прекрасно вписаться в мировую элиту. А это значит, что все прелести «особого пути», с его «суверенной демократией»,  «духовными скрепами» и  «борьбой с фальсификацией истории» станут лишними и со временем отойдут в прошлое. Останется большая евразийская страна, вполне вписанная в мировые реалии.
Хотя, отдельные наработки, доказавшие свою эффективность, скорее всего, сохранятся.
Например, «зеленые человечки» или «голосование на пеньках».
Вдруг они станут достоянием всего человечества?
И, кто знает, может быть, эти термины даже войдут в международный язык, как «спутник»  «перестройка» и «siloviki»?
Шутка такая, может быть, не слишком удачная.
Серьезно говоря, я хочу сказать, что эволюционный путь нам в России окончательно не отрезан.
Это, если повезет.
Если не достанет безумия вписаться в большую войну.
Если не достанет безответственности довести народ до полной безысходности и в перспективе — революции.
Если не закрутится новое колесо» (красное или, как варианты — «черное» или «коричневое»).
Вот тогда обычный, скучный капитализм, с обычным скучным федерализмом — покажется за счастье.
А пэры и  сэры —  и здесь и там — пусть себе заседают с умным видом и налаживают семейные связи между разведками. Все хорошо, прекрасная маркиза, дела идут, и жизнь легка......
яя

Аналогия?

В связи с массовыми акциями хабаровчан, вдруг вспомнились знаменитые забастовки 1989 года, прокатившиеся по шахтерским регионам СССР.
Казалось бы, что общего?  Другая эпоха, другая страна, другие требования…
Но, поразмыслив, я пришел к выводу, что аналогия не беспочвенна.
И в 89 году, и сейчас катализатором возмущения стало недовольство центром.
Если кто-то не помнит, напомню, что большинство требований шахтеров было обращено не к руководству предприятий и не к региональным начальникам, а как минимум, к министру угольной промышленности СССР.
А потом и непосредственно к Горбачеву.
И это при том, что многие требования носили до смешного локальный характер.
Я слышал, как их оглашали на грандиозном митинге в Днепропетровске, под аккомпанемент громыхающих по мостовой шахтерских касок: зарплата, премия, снабжение продовольственными товарами, и тут же — увеличение выдачи мыла на одного работающего. Прямо Горбачеву. Выдача мыла….
Хотя, по сути, люди были правы: ключ к решению большинства проблем в сверхцентрализованной системе находится на самом верху. Местные проблемы проще всего было решать через первое лицо государства.
Так же, как и сейчас, когда судьба губернатора Фургала зависит не столько от следствия и суда, сколько от решения Путина. И все это понимают. Это-то больше всего и раскачивает ситуацию.
И (как и в 89-ом году) местное начальство, как минимум, лояльно относится к протестам, а негласно, думаю, их поддерживает.
Сейчас дело ограничивается раздачей медицинских масок участникам несанкционированных акций, а 31 год назад митингующих шахтеров прямо на площади кормили горячими обедами. По распоряжению Горисполкома.
И тут же подсовывали работягам идею потребовать у центра введения регионального хозрасчета, до которого простым работягам не было никакого дела. И потихоньку поощряли политизацию изначально абсолютно аполитичного протеста. Похожие процессы, судя по всему, происходят и сейчас.
Вот так и начинается пресловутый раскол элиты на федеральную и региональные.
Заметьте: и тогда, и сейчас протестные настроения находят выход в росте регионализма.
Это прямое следствие сознательного «выжигания» политического поля под «управляемую демократию».
Независимых политических сил общефедерального уровня практически нет.
Есть лишь муляжи системных политических партий, да немногочисленные группы поддержки отдельных политиков.
Расчищенного русла для выхода накапливающегося недовольства не федеральном уровне нет.
Вот оно и выходит через региональные каналы.
И это чрезвычайно опасно для будущего государства. Особенно в условиях системного кризиса.
А на следующем этапе вибрация охватывает и федеральную элиту, всегда готовую укусить за пятку своего недавнего кумира, если только он на мгновение слабину покажет.
Ничего удивительного — естественное следствие отрицательного отбора, когда условием выдвижения наверх становится бесхребетность, угодничество и умение «занести». Эти выдвиженцы всегда готовы продать и предать кого и что угодно. Проверенный контингент.
Так же как «доблестная милиция» и прочие  «правоохранители», которых в тяжелых кризисных ситуациях как водой смывает.
Интересно, понимает ли это Путин?
Понимает, думаю. Поэтому и ведет себя настолько осторожно.
Он уже дал маху с обнулением: совершенно несвоевременное в условиях коронавируса, дестабилизирующее политическую ситуацию решение.
Лучше ничего не предпринимать, чем дать повод усомниться в своем политическом чутье.
Впрочем, сами загоняют себя в ловушку, пусть сами и выход ищут.
Для рядовых граждан важно, чтобы им от большого ума не пришла в голову «спасительная» идея массового террора. Тогда уж точно: в долгосрочной перспективе никаких шансов удержать ситуацию в цивилизованных рамках не останется.
яя

Не обрасти звериной шерстью

Помнится кто-то из советских сатириков хорошо пошутил: «Жизнь не так проста, как кажется. Она еще проще».
А что, если отбросить словесную шелуху, так оно в сущности и есть.
Советская элитка страстно мечтала освободиться от коммунистической идеологии и прочих «партмаксимумов»
-- Как же так, — жаловался в моем присутствии один из ответственных партработников другому ответственному партработнику в 1978 году, — я занимаю такую высокую должность, а детям оставить будет нечего. Квартира служебная, дача служебная, машина служебная. В сущности, я нищий».
При этом никаких претензий к советской однопартийной системе этот страдалец не выражал, и на отсутствие гражданских прав и свобод не жаловался. Он лишь мечтал о свободном обогащении..
И вот, как говаривал известный литературный герой, «сбылась мечта идиота».
После тридцатилетней спецоперации, наконец, рассеялась дымовая завеса и пейзаж после битвы обнажился во всей своей шокирующей наготе.
Ни «дурацкой» свободы, ни «буржуазной» демократии, ни «лицемерных» прав человека...
Все обнулено. Весь либерально-демократический декор обвалился, как плохая штукатурка.
Осталась здоровая и честная иерархия, как в стаде обезьян.  Агрессивные альфа-самцы и крикливые альфа-самки открыто забирают себе лучшие куски, рядовые приматы регулярно встают в позу покорности, а отдельных неуживчивых девиантов забрасывают калом и изгоняют прочь.  Ради сплоченности стаи.
И скажите спасибо, что не отрывают гениталии — у шимпанзе такая расправа, говорят, в ходу. Впрочем, прогресс ведь не остановить, так что все еще возможно.
Но обогащаться при этом не возбраняется. Разумеется, если делишься с кем положено и небрезгливо делаешь груминг начальственному заду. Не борзей — и будет тебе счастье.
Не того ли жаждал вышеупомянутый партийный  (хоть и не уровня кремлевского) мечтатель 42 года назад?
Вот жизнь и устаканилась.
Все, как раньше, только без коммунистического задора, ну и, понятно, труба пониже, дым пожиже..
Для полноты картины осталось лишь захлопнуть мышеловку, но ковид это делает и без нас.
Не для всех конечно —  элитка взвалит на себя неподъемную ношу народной дипломатии.
Так что железный занавес вполне может и не подняться.
И нужно отдавать себе отчет —  никакого массового возмущения не будет.
Наоборот, многие поддержат: хватит, мол, наездились, бездельники!
Вот такая  в целом ситуация.
Некоторые в отчаяние.
Но не я: слишком давно мне стало понятна генеральная линия «внутренней партии».
Успел и отчаяться, и вновь поверить в непостижимое милосердие Истории.
Но на быстрые изменения я бы не рассчитывал — обезьяны так живут тысячелетиями.
У нас, конечно, руки покороче, а мозг побольше, но настолько ли?
И Запад в ближайшее время никому не поможет, слишком самозабвенно он погружается в свой цивилизационный кризис.
Так что, самим выживать придется.
Главное, не обрасти звериной шерстью (на чем многие настаивают) и не утратить членораздельную речь.
А там, глядишь, и эволюция подоспеет.
яя

Сальто-мортале цивилизации

Складывается ощущение, что над планетой проносится гигантский невидимый смерч, переворачивающий с ног на голову сложившийся уклад жизни. Я не только о коронавирусе. Меняется все: законы, нормы, обычаи, смыслы. моды, стереотипы поведения, понятия, язык — все характеристики взаимоотношений человека с окружающим миром и самим собой. Меняются стремительно, и не уверен, что в лучшую сторону.
Если несколько десятилетий назад результирующим итогом всех усилий человечества считался прогресс, то сегодня это понятие используется, в лучшем случае, при репортажах о каких-нибудь дипломатических переговорах: «достигнут прогресс», или о лечении больного.
Какой там общественный прогресс: дай бог не скатиться в новые «темные века», или скатываться туда помедленнее и без запредельных перегрузок.
Но вот, что удивительно: казалось бы, в мире наблюдается абсолютный разнобой: Запад погружается в лево-либеральную анархическую смуту, а Восток (включая Россию) все больше укрепляется в авторитарных и даже тоталитарных своих устоях. Разнонаправленное движение, расходящиеся континенты.
Прощай, глобализация!
Впрочем, я бы не торопился делать столь радикальные выводы.
Смотрите, как дружно весь мир следует рекомендациям ВОЗ: маски, дистанция, карантин…
Даже в мусульманских странах, даже в салафитской Саудовской Аравии. Отменен хадж для иностранцев — неслыханное дело.
Конечно, есть разные модели карантина, но ни  одно государство (насколько мне известно), не заявило, что в борьбе с коронавирусом будет полагаться исключительно на пост и молитву.
А модель потребления, разве она не универсальна?  Разве общество потребления не стало общепланетарной реальностью?  Ну, кроме самых-самых отсталых (простите, альтернативно развитых) уголков планеты. Разве не по всему миру молодежь живет, уткнувшись в гаджеты?
А отношение к насилию? Еще пару веков назад большая часть человечества считало убийство себе подобных не просто делом доблести и геройства, но явлением абсолютно нормальным, частью повседневной жизни.
Да, встречаются еще террористические сообщества, но сегодня это —  откровенные девианты.
И не говорите мне, что в путинской России утверждается культ войны.
Этот культ фейковый, игровой, фальшивый. Процент «патриотов», лично готовых убивать и умирать в нашей стране невелик. И так называемая «Русская весна» это доказала. Миллионных очередей в военкоматы не наблюдалось.
Максимум, на что способен среднестатистический «вояка» — намалевать на заднем стекле автомобиля: «Можем повторить», хотя в действительности готов повторить лишь выпивку с закуской и «поговорить», что можем повторить.
Понятно, что воинской доблести нашему народу не занимать — все исторические факты свидетельствуют.  Но когда чувствуется фальшь, на энтузиазм рассчитывать не приходится. А фальшь чувствовалась изначально.
Нет, глобализация никуда не исчезла.
Она лишь поменяла окраску с яркой и вызывающей на маскировочную.
Место институтов,отчасти скомпрометированных (вроде Всемирного банка и Международного валютного фонда), занимают интернет платформы, а идею «мирового  правительства» с успехом реализуют социальные сети.
Глобализация спускается на низовой уровень, уходит в социальный подлесок, где ее не так просто разглядеть..
Нам не грозит в обозримом будущем единое глобальное государство, но глобальное общество, живущее по универсальным законам, формируется на наших глазах.
Что это за законы? Неформальные, разумеется. Нигде не записанные и никем не утвержденные, но от этого не менее действенные. Закон подражания, закон социальной стратификации, «правило левой руки» …
На последнем стоит остановиться поподробнее, поскольку оно менее очевидно.
Не помню, кто из немецких философов его сформулировал, лень искать.
Но суть его довольно проста: по мере развития человеческого общества происходит самоодомашнивание человека:  уровень агрессии понижается,  прямое насилие ограничивается, а допустимый его уровень постепенно. снижается. Общество начинает осуждать не только неспровоцированное, но и ответное насилие: ударь, в ответ, но не в полную силу. Не с правой, а с левой руки.
В конечном счете, возникает культ слабости: слабость лучше, чем сила. Слабый всегда прав.
Слабость становится силой.
Причем это относится не только к физическим параметрам, но и к интеллектуальным, социальным, духовным.
Чем слабее, тем сильнее. Чем меньше, тем больше. Чем ниже, тем выше. Чем хуже, тем лучше.
И вот когда «правилу левой руки» в результате глобализации подчиняется все человечество, когда оно становится безусловным императивом, цивилизация совершает головокружительное сальто-мортале.  Направление движения меняется на противоположное, прогресс на регрессом,  усложнение на упрощение, а глобализация (с которой мы начали разговор), на регионализацию и автаркию.
Глобализация хватает за хвост самое себя и начинает самопожирание.
И вот это историческое сальто-мортале цивилизации, похоже, совершается на наших глазах.
« И вот есть последние, которые будут первыми, и есть первые, которые будут последними
Это может относиться и к отдельным людям, и к социальным слоям, и к целым государствам, с массой сюрпризов и крайне неприятными последствиями для очень и очень многих.
В течении нескольких ближайших десятилетий мир может измениться неузнаваемо.
яя

Иду на таран (ежегодное орнитологическое - почти)

Уважаю птиц, особенно хищных.
Не столько за то, что они грызунов уничтожают (хотя это дело доброе), сколько за строгую красоту и независимый нрав. Ну, не любят они в стаи сбиваться ( несмотря на всю перспективность такой жизненной стратегии), держатся особняком.
Не скажу, чтобы пернатые хищники платили мне взаимностью, но эти постояльцы на нашем дачном участке не переводятся. А с парой небольших соколов, уже несколько лет обживающих наши ели, я почти сроднился и считаю их своим талисманом.
Именно поэтому у меня так сжалось сердце, когда я услышал отчаянный соколиный крик, в котором возмущение смешивалось с необычным для этих отважных птиц страхом.
Все понятно: в полусотне метров над гнездом нарезала круги очень крупная чайка.
Чайки — они же разбойницы, это всем известно, а в гнезде — неоперившийся еще выводок.
Страшно.
Сокол срывается с места и устремляется навстречу врагу. Лоб в лоб, клюв в клюв.
Кажется, их столкновение неизбежно и сердце мое тревожно екает — мой любимец заметно мельче пришельца, не сохранить ему перья в целости.
Но, в самый последний момент, соколок резко уходит в сторону и делает в воздухе мертвую петлю.
Чайка пытается его преследовать, но быстро выдыхается, безнадежно машет крылом и устало убирается прочь.
А сокол провожает незадачливого агрессора веселыми матюгами.
Высший пилотаж!
Разумная смелость, расчетливая отвага, ответственное отношение к себе и близким.
Учиться бы нам, учиться…
Как там дальше у Галича: а мы по ночам: «Отчизна! Тираны! Заря свободы!».
Нет, не имеет права ответственная жизнь на неоправданный риск.
Ни на войне, ни в политике, ни в быту.
Нужно уметь считать шансы, нужно побеждать, не разбивая клюв, и не ломая себе крылья.
Только такая победа ценна для двух вечных сестер: природы и истории.
А если ценой своей жизни, ценой близких, через кровавые моря и вселенские пожары...
Да понимаю я, понимаю: бывают ситуации, когда нет другого лаза в будущее, кроме как «положить голову за други своя».  Не дай бог, пробьет час — положим.
Но уж больно вошла в обиход привычка требовать подвига.
Все требуют: государство, «властители дум», революционеры, идеологи и просто «общественность»…
-- Почему ты не взошел на крест, — вопрошал меня когда-то за рюмкой чая старый товарищ.
И ведь я не рассмеялся, не возмутился — с какой это стати - а начал объяснять и почти оправдываться, почему я жив.
Помню, как удивился я в детстве, прочитав где-то (кажется, у Плутарха), о казни афинянами шести победителей-флотоводцев, разгромивших вражеский флот в битве при Аргинусских островах. Их обвинили в том, что они не оказали помощи тонущим товарищам и не подобрали тел погибших, и не совершили над павшими традиционного обряда.
Как же так, возмущался мой незрелый разум,
- Ведь главное — победа, а они победили!
И только много позже я осознал, что важна не только победа, важна ее цена.
Казненные пренебрегли не только живыми, они погубили души товарищей, не совершив над ними похоронный обряд. Погубили навечно!
Разве может быть страшнее преступление для верующего в загробную жизнь?
Тогда еще победителей судили.
Каким нелепым казалось это подростку, выросшим под лозунгом: «Мы за ценой не постоим».
Теперь я понимаю — постоим!.
Нет, не всякий героизм  нужен.
А только разумный, умелый и расчетливый.
Хватит, нажертвовались.
яя

(no subject)

Вот и опять всплыла Анджела Дэвис — информационные агентства цитируют ее слова о революционном характере нынешних протестов в США.  Знакомое имя, в 70-ые все советские газеты пестрели ее «курчавыми портретами» с лозунгом: «Свободу Анджеле Дэвис».
И вот нам, группе студентов экфака ЛГУ, пришла в голову странная, казалось бы, идея — организовать шествие к американскому консульству в Ленинграда и митинг в поддержку темнокожей коммунистки. Причем, заметьте, никто из партийно-комсомольского начальства нас об этом не просил.
Не то, чтобы мы очень сильно сопереживали ее борьбе за права всех и всяческих меньшинств и прочим экзотическим (для советского человека тех лет) идеям.  И трамплином для карьеры такая инициатива стать не сулила — номенклатура тех лет (как и нынешняя) терпеть не могла инициативщиков.
Зачем тогда?
А просто хотелось пройтись по питерским улицам и, набрав полные легкие воздуха громко прокричать —  «Свободу!!!» и вполголоса добавить — «Анджеле Дэвис». А потом заглянуть в удивленные лица прохожих, давно отвыкших от этого сладкого слова.
И мы пошли к секретарю парткома и предложили свою идею, и глаза его в пыхнули незнакомым молодым светом:
-- Хорошая идея, ребята. Молодцы!
Но уже на следующий день старшие товарищи объяснили ему что к чему и, вяло пережевывая слова, он сообщил нам о запрете на уличную акцию:
-- Хватит с вас и актового зала.
Но актовый зал нам был не слишком интересен и мы сразу потеряли всякий кураж.
Это мероприятие, вроде бы, даже состоялось, кто-то там что-то чирикал о международной солидарности трудящихся, но не у одного участника этого действа уже не было в глазах даже слабого огонька.
А ведь какая драйвовая акция могла быть!
Выпустили бы скопившийся пар, хватило бы на годы.
Это я рассказал к тому, что между поводом и реальным побудительным мотивом общественной активности может не быть вовсе никакой зависимости. И чего в действительности добиваются нынешние американские бунтари, мы не знаем, да и знать достоверно не можем.
Может быть им просто хочется громко крикнуть «Свободу» или «Долой», а там куда кривая вывезет.
Но именно потому, что они имеют возможность потренировать свои глотки (а часто и кулаки), никакой революции в США скорее всего не будет. Пар выпустят и разойдутся.
В отличии от...
яя

(no subject)

Важный разговор, жаль, что техника подвела. О сути происходящего, о том, что Россия совершила за 30 лет почти полный круг возвращения к прошлому (как при «дедушке», только хуже). Как выкарабкиваться, за что уцепиться оппозиции (если она еще существует).
Если хватит терпения, потому что еще и долго.

https://www.youtube.com/watch?v=MNNYOLbNKQo&fbclid=IwAR0mAzSd-IBsxR8oV8T_ZEBwwY8OYjQ4q0qpVybDx_W9r9tgWYkXadpb2jg
яя

(no subject)

Люди добрые! Скажите, кто-нибудь из москвичей в последние год-полтора обращал внимание на качество хлебо-булочных изделий в столице?
Понимаю, что вопрос не ко времени: и коронавирус не успокоился, и расизм В США еще не вполне искоренили, и обнулили не все и не у всех...
А я лезу со своими мещанскими проблемами.
И, тем не менее — это мне кажется, или московский хлеб с каждым годом становится все хуже?
Я имею в виду обычный дешевый хлеб, выпекаемый на хлебозаводах для народонаселения.
Нет, я не потерял ни обоняния (если кто-то беспокоится), ни вкуса к жизни. Вкусовые и прочие рецепторы работают.
Но московский хлеб все чаще встает комом в горле.
Может быть, это —  старость? Не знаю как насчет «трава зеленее и девушки красивее» в молодости, но хлеб точно был вкуснее и вообще был похож на хлеб.
Или это следствие растущей неприязни к московскому начальству?
Поделитесь соображениями.