Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

яя

Верхний пост

В комментариях  возникают недоразумения. Чтобы каждый раз одно и  то же не проговаривать, пишу сюда.  

С кем я не воюю и никогда не воевал:

Collapse )
  • Current Mood
    busy
яя

(no subject)

Это наш! Один из бандитов, в миру - следователей СК.
Сотрудники ФСБ и СКР задержали следователя Левона Агаджаняна по подозрению в фальсификации доказательств
Это сообщает РБК со ссылкой на источник в Следственном комитете. Агаджанян вел дело о перестрелке в башне «Око» в Москва-Сити в ноябре 2017 года. По данным источников в СКР, его подозревают в том, что он подменил гильзы на месте преступления".
Ну почему они так уныло предсказуемы? Почему они умеют только фальсифицировать?

https://echo.msk.ru/news/2760236-echo.html

П.С. Внезапно (но не для нас). Окаывавется, у него еще и корочки адвоката Чеченской республики.
яя

(no subject)

(и вновь с изумлением просмотрев ленту с комментариями).
А для меня все просто, как в простой задачке.
Было. Был Жванецкий. В котором чувствовалось человеческое тепло. У которого были живые глаза и вечная недосказанность фраз. И самоирония.
Стало. Окончательный Петросян со свой зомби-сворой, с мертвыми глазами и "шутками" глубоко ниже пояса.
Новая эпоха наступила бесповоротно.
Антон Цайлингер, Виталий Смышляев и ещё 84
Комментарии: 31


яя

(no subject)

(с изумлением просмотрев некоторые комментарии по поводу очередного теракта во Франции): а что, обезглавленная женщина в Ницце тоже оскорбляла чьи-то религиозные чувства и кого-то провоцировала? Вы все еще обсуждаете карикатуры?
яя

(no subject)

Не входи, убьет!
Такая надпись висела на двери трансформаторной будки во дворе дома, где я провел детство.
Никаких пояснений там не было: кто убьет, как убьет, сразу ли, или спустя время…
Убьет и все.
А рядом череп и две кости. Для наглядности.
Я не знаю, что произошло с Марцинкевичем (Тесаком), не был с ним лично знаком, не разделял его взглядов.
Но я знаю, что РФовская тюрьма это ад, где могут искалечить, довести до самоубийства, убить —  и концов не сыщешь.
Я не знаю, кто убил генерала Рохлина: были многочисленные суды, но кто верит в объективность этих судов?
Не знаю я и заказчиков убийства Анны Политковской (хотя бы потому, что обвиняемый в организации убийства скоропостижно скончался в следственном изоляторе).
Некоторые утверждают, что им известен заказчик убийства Бориса Немцова.
Наверное, кому-то известен, только не мне.
Знаю только, что убийство было демонстративным. На уровне фантастики.
Нет у меня никакой информации и об отравителях Алексея Навального.
Одни говорят одно, другие — прямо противоположное.
Единственное, в чем я практически не сомневаюсь, так это в том, что заказчик не будет найден и осужден.
Так уж устроены правоохранительные органы в РФ.
Еще я понимаю, что все мы — живущие в РФ, а особенно те, кто пытается без спроса сунуться в политику, да и просто слишком сильно высовывается, рискуем быть убитыми, искалеченными, безвинно осужденными, разоренными, изгнанными из страны…
Кем?
Не знаю.
Мы живем внутри огромной «трансформаторной будки», под названием РФ, на дверях которой огненными буквами начертано: «Не входи, убьет»!
Но мы здесь родились, выросли, многие состарились.
То ли живы, то ли уже мертвы, но привыкли к этому полумертвому существованию.
И едва реагируем на очередной вынос тела.
Как будто мы все с детства приговорены к высшей мере и долгие годы ожидаем исполнения приговора.
За что?
Наверное, за трусость, подлость и конформизм.
И не говорите мне, что « у них негров линчуют».
Нет уже давно никаких негров, есть темнокожие граждане Америки, перед которыми весь мир преклоняет колени.
А мы все сидим в свое зоне и ждем исполнения вынесенного судьбой приговора.
яя

Иду на таран (ежегодное орнитологическое - почти)

Уважаю птиц, особенно хищных.
Не столько за то, что они грызунов уничтожают (хотя это дело доброе), сколько за строгую красоту и независимый нрав. Ну, не любят они в стаи сбиваться ( несмотря на всю перспективность такой жизненной стратегии), держатся особняком.
Не скажу, чтобы пернатые хищники платили мне взаимностью, но эти постояльцы на нашем дачном участке не переводятся. А с парой небольших соколов, уже несколько лет обживающих наши ели, я почти сроднился и считаю их своим талисманом.
Именно поэтому у меня так сжалось сердце, когда я услышал отчаянный соколиный крик, в котором возмущение смешивалось с необычным для этих отважных птиц страхом.
Все понятно: в полусотне метров над гнездом нарезала круги очень крупная чайка.
Чайки — они же разбойницы, это всем известно, а в гнезде — неоперившийся еще выводок.
Страшно.
Сокол срывается с места и устремляется навстречу врагу. Лоб в лоб, клюв в клюв.
Кажется, их столкновение неизбежно и сердце мое тревожно екает — мой любимец заметно мельче пришельца, не сохранить ему перья в целости.
Но, в самый последний момент, соколок резко уходит в сторону и делает в воздухе мертвую петлю.
Чайка пытается его преследовать, но быстро выдыхается, безнадежно машет крылом и устало убирается прочь.
А сокол провожает незадачливого агрессора веселыми матюгами.
Высший пилотаж!
Разумная смелость, расчетливая отвага, ответственное отношение к себе и близким.
Учиться бы нам, учиться…
Как там дальше у Галича: а мы по ночам: «Отчизна! Тираны! Заря свободы!».
Нет, не имеет права ответственная жизнь на неоправданный риск.
Ни на войне, ни в политике, ни в быту.
Нужно уметь считать шансы, нужно побеждать, не разбивая клюв, и не ломая себе крылья.
Только такая победа ценна для двух вечных сестер: природы и истории.
А если ценой своей жизни, ценой близких, через кровавые моря и вселенские пожары...
Да понимаю я, понимаю: бывают ситуации, когда нет другого лаза в будущее, кроме как «положить голову за други своя».  Не дай бог, пробьет час — положим.
Но уж больно вошла в обиход привычка требовать подвига.
Все требуют: государство, «властители дум», революционеры, идеологи и просто «общественность»…
-- Почему ты не взошел на крест, — вопрошал меня когда-то за рюмкой чая старый товарищ.
И ведь я не рассмеялся, не возмутился — с какой это стати - а начал объяснять и почти оправдываться, почему я жив.
Помню, как удивился я в детстве, прочитав где-то (кажется, у Плутарха), о казни афинянами шести победителей-флотоводцев, разгромивших вражеский флот в битве при Аргинусских островах. Их обвинили в том, что они не оказали помощи тонущим товарищам и не подобрали тел погибших, и не совершили над павшими традиционного обряда.
Как же так, возмущался мой незрелый разум,
- Ведь главное — победа, а они победили!
И только много позже я осознал, что важна не только победа, важна ее цена.
Казненные пренебрегли не только живыми, они погубили души товарищей, не совершив над ними похоронный обряд. Погубили навечно!
Разве может быть страшнее преступление для верующего в загробную жизнь?
Тогда еще победителей судили.
Каким нелепым казалось это подростку, выросшим под лозунгом: «Мы за ценой не постоим».
Теперь я понимаю — постоим!.
Нет, не всякий героизм  нужен.
А только разумный, умелый и расчетливый.
Хватит, нажертвовались.
яя

Гуманное двоедушие

Интересно наблюдать, как под давлением коронавируса с отечественного фасада осыпаются всевозможные скрепы, без которых само существование российской государственности еще вчера казалось совершенно немыслимым.
Ну, в самом деле, куда нам без «веры в Бога, переданной предками»?
Но стоило грянуть грому (причем, не самому грозному, по отечественным историческим меркам — по крайней мере, — пока), как выяснилось, что номенклатурный «мужик», забыв про крестное знамение, сломя голову бросился на поиски зонтика или подходящего дождевика.
Жизнь вечная, оказывается, для большинства не дорого стоит по сравнению с жизнью земной, конечной.
А как иначе трактовать звучащий из каждого кремлевского утюга призыв праздновать дома главный православный праздник — Пасху — Воскресение Христово?
Говорят, такого не было никогда за всю тысячелетнюю историю России.
Впрочем, и впрямь, праздники  — они больше в душе.
Честно говоря, мы и раньше догадывались, что все эти чиновничьи свечи-поклоны-целования икон и пр. и пр. не совсем всерьез. Отдельные кремлевские насельники, вполне возможно, и веруют во Христа, но далеко не все, даже не большинство. А если и веруют, то, скажем так, факультативно. То есть в порядке фольклорного хобби. С такой же истовостью, с какой они в хоккей играют.
А уж о Празднике Великой Победы и говорить нечего: это же «наше все»!
Единственный официальный праздник, действительно являющийся общенародным.
Единственный повод, выйдя на Красную площадь искренне прокричать «Ура» (а не «Долой», например).
И вот, «по многочисленным просьбам трудящихся», главный ритуал праздника —  Парад Победы, судя по всему,  решено перенести.
Я совсем не против такого решения, я — за.
Но разве можно было перенести тот знаменитый парад, что состоялся на Красной площади 7 ноября 1941 года?
Смогли бы его остановить коронавирус, тиф, холера, даже чума?
Уверен, что нет.
И не потому, что он был посвящен очередной годовщине т.н. «Октябрьской революции», а потому, что он должен был продемонстрировать всему человечеству веру руководства страны в грядущую победу над смертельным врагом.
Да и просто доказать, что вожди не сбежали — в Москве.
Это была не игра — вопрос жизни и смерти для десятков миллионов людей.
А вот все то театрализованное действо, что называется (в зависимости от политической конъюнктуры) то «суверенной демократией», то  «вставанием с колен», то «поиском общенациональной идеи»  — не что иное, как игра, причем игра нечистая, игра с краплеными картами.
Потому, что многие из «малых сих» — то есть из нас — простых людей — искренно верят в идеалы и ценности, провозглашаемые с высоких трибун. Верят в Воскресение Христово, как вечную победу над смертью, помнят о  Мае 1945 и гордятся им.
А вот те, кто сегодня, не пролив ни воинской крови, ни христианских слез покаяния, навешивает чужие ценности на свои генеральские мундиры и модные пиджаки от Бриони,  верят совсем в другое —банально —  в деньги.
И гордятся их наличием. Пока еще есть чем гордиться. Пока эти деньги еще чего-то стоят. Хотя уже не дают возможности «срочно свалить» поближе к закордонным домам и счетам. Тоже новый непривычный феномен нашей жизни
И зрелище обнажения их подлинных душевных мотивов поучительно, если не для нас  — смирившихся с тем, что бабло с крупным счетом победило добро и зло, не говоря уж об истине со всеми ее мефистофелевскими выкрутасами, так хоть для грядущих поколений.
Еще раз: я вовсе не против отмены этих массовых праздников. Даже целиком за.
Но здесь возникает огромный водораздел: существуют ли в обществе вопросы серьезнее жизни и смерти человека, есть ли ценности выше, чем здоровье и жизнь человека.
С одной стороны, современное российское государство декларирует наличие таких высших ценностей. С другой стороны— на практике получается, что нет. И в данном случае вопрос не в том, хорошо это или плохо (скорее, хорошо).  Но плохо то, что и здесь двоемыслие возведено в систему.
Многие привыкли считать, что т.н. эпоха застоя в  СССР была воплощением высшего лицемерия. Однако же, наблюдаемые в последние десятилетия события позволяют усомниться в невозможности  дальнейшего совершенствования» и в этой благородной сфере.
Наши потомки на уроках истории, может быть,  будут изучать первую четверть ХХI века, как Эпоху великого лицемерия. И дивиться примерам изощренности человеческого двоедушия.
«Какими же безразмерными лицемерами умели быть наши предки», — с удивлением и даже долей восхищения будут думать они, —  И как безжалостна оказалась к ним история».
Конечно, если рискнут так подумать, в грядущую эру всеобщего мозгового сканирования.
Но здесь моя фантазия умолкает, так далеко она не способна заглянуть.
яя

(no subject)

В связи со стрельбой на Лубянке.
Самое неприятное, что мы, скорее всего, никогда не узнаем правды.
А даже если и узнаем (случайно), то не сумеем отличить правду от лжи.
Потому, что живем в абсолютно непрозрачном информационном пространстве.
Нам остается лишь распространять слухи, да гадать на кофейной гуще.
Предупрежден, значит вооружен.
А мы уже никому не верим, нас невозможно предупредить.
Мы в принципе безоружны и перед террористами, и перед силовиками.
И это лично меня пугает больше всего..
Одна радость — вроде среди гражданских нет погибших.
яя

(no subject)

СМИ сообщают, что возобновление авиасообщения с курортами  Египта опять откладывается на неопределенный срок. Дескать, меры, принятые египтянами для обеспечения безопасности полетов, признаны российской стороной недостаточными.
Может быть это и соответствует действительности. Собственно, в таком деле, как авиасообщение, лишних мер безопасности не бывает. Особенно после той кошмарной трагедии 2015 года.
Но что-то заставляет усомниться в официальной версии.
Другие-то страны летают — возьмите тех же белорусов.
Понятно, что они не ведут такой прогрессивной внешней политики, не играют в сверхдержаву и, вероятно, у них меньше оснований опасаться террористов.
Но только ли в этом дело?
Ходят какие-то смутные слухи о том, что российская сторона связывает возобновление полетов с закупками нашей военной техники. Клевещут, вероятно, супостаты.
Трудно поверить и в то, что «открытию» Египта мешают уважаемые люди, вложившиеся в курортную недвижимость в Крыму и Сочи — ведь египетские курорты наиболее востребованы в период черноморского межсезонья.
Но так это или нет, мы все равно не узнаем, поскольку фирменным стилем российской политики является ее абсолютная непрозрачность (для собственных граждан, прежде всего).
Мы ведь для государства, как трава для козла: сочную сожрет, сухую вытопчет — ни «спасибо», ни «извините».
Жаль, конечно, что небогатые россияне не смогут побаловать себя прелестями Красного моря.
Но, видно судьба наша такая: терпеть и ждать глобального потепления, грозящего превратить Архангельскую область в жемчужину пляжного туризма.  Вот тогда и назагораемся.
яя

(no subject)

Небольшой кусок  интервью  об исторической роли Михаила Горбачева. Тема трудная.
И потому, что роль Горбачева в переменах невозможно переоценить.
И потому, что немного лично его знаю (одно время работал с ним).
Сразу скажу, что отношение к Михаилу Сергеевичу у меня сложное. Здесь много личного, и много «всеобщего».
Знаю, что такая неоднозначность нынче не в моде: похоже, наступило время «новой партийности» — все разделились на идейные лагеря и строго придерживаются принципа: «кто не с нами, тот против нас».
Это касается не только отдельных личностей, но и целых стран, отношение к которым становится насквозь политизированным.
Что касается Горбачева, то тут субъективизм абсолютен, причем довлеют сугубо личные мотивы: одним его реформы пошли явно на пользу, другие по его милости претерпели массу бед.
Эмоции зашкаливают.
То же касается и некоторых стран: одно дело Германия, где Горбачев герой, другое  — Грузия или Литва.
Может быть, когда-нибудь, сильно позже, страсти сойдут на нет, останется сухой остаток из конкретных долгосрочных итогов. Но тогда забудутся и чьи-то личные катастрофы связанные с именем Михаила Горбачева, и чьи-то надежды — тогда еще вполне у многих светлые, даже идеалистические. А будет ли объективнее, если и эта память уйдет?
Итак, отрывочно.
"для моего поколения Горбачев как будто открыл дверь и дал глотнуть свежего воздуха. Но надо понимать, что эта дверь, которую он распахнул, по его же вине потом и захлопнули. К сожалению, Горбачев был продуктом своей эпохи и своей среды. Конь оказался не по седоку. Он разбудил такие социальные силы, поднял такой колоссальный исторический ветер, совладать с которым ему оказалось не по силам. Чтобы с этим справиться, направить перемены в более стабильное русло, нужна была более сильная рука, чем была у Горбачева.
«СП»: — Почему так произошло?
— Пройдя тот карьерный путь, который прошел Михаил Сергеевич, наверное, невозможно было быть другим. Нельзя было оказаться на вершине партийной пирамиды человеку с иными качествами: более цельному, более волевому, более независимому. Горбачев искренне стремился к переменам (я не верю, что он агент, завербован, выполнял задания западных хозяев), но справиться с вихрем инициированных им перемен ему оказалось не по плечу. И это человеческая трагедия"

https://svpressa.ru/politic/article/248697/